00:26 30 Ноября 2020
Прямой эфир
  • RUB136.69
  • EUR12344.73
  • USD10414.86
Аналитика
Получить короткую ссылку
931230

Доктор медицинских наук, инфекционист, кардиолог, руководитель отдела клинических исследований ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Татьяна Руженцова рассказала о том, как идет работа в Узбекистане и с какими проблемами сталкиваются коллеги из республики.

— Татьяна Александровна, вы прибыли в Узбекистан несколько дней назад. Где уже успели побывать и какое у вас первое впечатление от работы узбекских коллег?

— В первую очередь я хочу сказать большое спасибо Узбекистану, нашей дружественной стране, за гостеприимство. Конечно, очень приятно было встретить здесь коллег, тех, кто непосредственно сейчас участвует в борьбе с коронавирусной инфекцией. За эти дни мы побывали и в центре, который проводит сортировку пациентов с предположительно коронавирусной инфекцией в "Узэкспоцентре". Также мы посетили лаборатории, где проводятся различные исследования для диагностики инфекций, а сегодня нам показали госпиталь в Зангиате. Кроме того, мы осмотрели два стационара.

Медработники стараются всеми силами помочь своему населению справиться с этой большой проблемой. Мы понимаем, что вопросов много, но что мы увидели? Это очень хорошо подготовленные большие стационары, оборудование, позволяющее вести больных достаточно успешно. Но мы, конечно, вместе с этим наблюдаем и некоторые сложности. В разных странах такие проблемы есть, и практически все государства при вспышке, при нарастании числа инфицированных проходили через это. Разумеется, необходимо уточнять и дополнять противоэпидемические мероприятия, усиливать их на отдельных объектах. Немало вопросов по терапии, но мы понимаем, что это, пожалуй, общий момент при лечении больных с коронавирусной инфекцией.

— С какими наработками вы приехали в Узбекистан? Какой опыт российских коллег может тут пригодиться?

— У нас постоянно проходят обсуждения и обмен опытом. Поскольку у нас в России пик высокой заболеваемости был пройден во второй декаде мая, можем предложить коллегам свои наработки в стабилизации ситуации, в диагностике пациентов с коронавирусной инфекцией, в дифференциальной диагностике между основной патологией коронавирусной инфекции и возможными осложнениями.

Часто встречающаяся проблема здесь — это выбор схем терапии, правильность назначения препаратов. Но надо сказать, что схожая ситуация наблюдается не только в стационарах Узбекистана, но и в других странах. Поскольку мы набираем опыт, анализируем течение болезни у наших пациентов и на основе полученных данных можем предложить оптимальные схемы лечения, а главное — дифференцированный подход к назначению препаратов каждому конкретному больному.

— Какие самые распространенные вопросы задают вам узбекистанские коллеги?

— В первую очередь это тактика терапии, а также осложнения: почему у некоторых пациентов нет положительной динамики и как привести больного к выздоровлению, если у него на протяжении 2-3 недель нет улучшений самочувствия.

— Один из самых важных вопросов, который не могу вам не задать: привезли ли вы в этот раз российскую вакцину?

— Вакцину мы с собой не привезли, но этот вопрос, конечно, обсуждается. В России в настоящее время зарегистрирована первая вакцина производства института Гамалеи. Мы увидели результаты, убедились, что она эффективна и, самое главное, безопасна. Результаты исследований свидетельствуют о том, что пациенты легко переносят эту прививку, никаких серьезных нежелательных проявлений она не дает. У добровольцев, как и всех людей при реакции на другие вакцины, иногда может быть небольшое повышение температуры, гриппоподобное состояние, но в целом больше никаких других серьезных побочных действий нет.

Работа сотрудников Роспотребнадзора с коллегами из Узбекистана
Фото предоставлено Татьяной Руженцовой
Работа сотрудников Роспотребнадзора с коллегами из Узбекистана
У всех этих пациентов вырабатываются антитела — иммунный ответ на данную вакцину. Когда будет необходима повторная вакцинация – покажет время и последующее наблюдение за вакцинированными.

Кроме того, у нас готовится к регистрации еще одна вакцина – пептидная, на пептидной основе – "ЭпиВакКорона" Новосибирского института. Очень большое количество исследований уже проведено, серьезные испытания были на животных и на первых добровольцах. Мы также увидели ее безопасность и эффективность. При суммировании этих данных будет возможность зарегистрировать препарат.

— Есть информация о различных мутациях вируса. Проводилось ли сравнение с тем типом, который наблюдается в Узбекистане? Есть ли какие-то особенности у него?

— Мы знаем, что вирусы склонны к мутациям. Например, была циркуляция вируса иммунодефицита среди животных (обезьян), а потом мы увидели, что возбудитель ВИЧ перешел к человеку и стало известно новое заболевание — СПИД. Но это в принципе обычное явление для мира вирусов.

Сотрудники Роспотребнадзора вместе с узбекистанскими коллегами
Фото предоставлено Татьяной Руженцовой
Сотрудники Роспотребнадзора вместе с узбекистанскими коллегами
Известно два основных варианта, которые сейчас циркулируют, и есть некоторые генетические отклонения внутри этих вариантов. Но они в настоящее время непринципиальны и незначимы. С Узбекистаном мы не проводили таких исследований (по различию мутаций вирусов. – Прим. ред.), не сравнивали. Думаю, что это вопрос предстоящих исследований.

Однако если мутация не затрагивает так называемый антигенпрезентирующий участок, то сохраняется и ответ антител на все эти вариации. Если у пациента или у вакцинированного добровольца имеются антитела к какому-то варианту, то они будут действовать и против других мутаций коронавируса до тех пор, пока мутацией не будет затронут именно этот антигенпрезентирующий участок.

— В Узбекистане приняли решение начать учебный год в школах с 14 сентября и применить гибридный сценарий со свободным посещением. Насколько это оправдано?

— Думаю, что этот вполне подходит под нынешние реалии, чтобы не допустить резкого повышения числа новых случаев коронавирусной инфекции. Нужно строго соблюдать все ограничительные требования, которые препятствуют распространению инфекции, тем детям, тем учащимся, которые пойдут в образовательные учреждения.

В РФ тоже планируется открытие образовательных учреждений. Мы также оставили право решать индивидуально в различных регионах в конкретных школах — открывать или не открывать очное обучение. Вариант онлайн-занятий тоже остается. Необходимо соблюдать основные санитарные нормы: во-первых, ни в коем случае нельзя приходить с симптомами респираторной инфекции. Любые признаки простуды, даже если нет температуры, должны стать поводом остаться дома и перейти на дистанционные уроки. Важно соблюдать фильтры на входе: те, у кого температура выше 37, не должны допускаться до занятий.

Для педагогов с нашей стороны рекомендации следующие: в обязательном порядке ношение маски и перчаток, особенно в ситуациях, когда идет работа с документами или предполагается контакт с различными поверхностями при встрече учеников (касание поручней, ручек дверей и т. п.).

Обязательно наличие в достаточном количестве средств для дезинфекции,  а также специального оборудования для обеззараживания воздуха. Это бактерицидные лампы, или, как по-другому их называют, рециркуляторы, которые должны быть в  помещениях, где  проводят время школьники или дошкольные группы. Безопасны лампы закрытого типа. Мы рекомендуем проводить влажную уборку классных комнат с применением дезинфицирующих средств не менее двух раз в день. Обязательно непосредственно после занятий отдельной группы и в конце дня.

В принципе, исходя из социальной и образовательной позиций, если есть возможность, то открывать образовательные учреждения нужно. Как преподаватель со стажем я прекрасно знаю, что если не ориентировать студентов с 1 сентября, особенно первый курс или первый год ординатуры, то в дальнейшем сложно будет добиться эффективного процесса.

— Можно ли надеяться на полную победу над коронавирусом?

— Закончится ли эта ситуация – эпидемия, простимся ли мы с этим вирусом или будем жить с ним всегда, как с гриппом, – к сожалению, тут однозначного ответа нет. Те цифры, которые мы видим по всему миру, говорят о том, что достаточно мало надежд на полное исчезновение данной болезни. Наблюдаются генетические изменения вируса, поэтому есть предположение, что агрессивность вируса ослабевает, а в будущем он станет не опаснее нынешних сезонных респираторных заболеваний.

Я хотела бы всех предостеречь от ощущения мнимой безопасности: даже у тех, кто переболел коронавирусом, мы видим случаи повторных заражений. Это возможно в условиях снижения иммунитета, у некоторых выздоровевших пациентов защитный ответ не вырабатывается, а у кого-то он теряется через несколько месяцев. С другой стороны, есть риск инфицирования другим вариантом вируса. Таких случаев пока немного, но впереди осень, открытие образовательных учреждений, и, конечно, мы с достаточным беспокойством ожидаем этот период.

Но в то же время врачи находятся в полной готовности. Ничего особенного в сезонном всплеске респираторных инфекций нет: прохладная и сырая погода, естественно, отражается на самочувствии, а тут еще новый вирус, который присоединился к привычным возбудителям, которые мы наблюдаем много лет. К счастью, мы имеем представление, какие препараты работают против этой инфекции и против других, безусловно, у нас есть опыт, поэтому мы практически уверены в том, что вместе справимся с данной проблемой.

— Насколько оправдано, на ваш взгляд, смягчение карантинных мер в Узбекистане?

— Ограничительные меры должны сниматься в зависимости от числа новых выявленных случаев инфицирования. Если динамика хорошая, то послабления оправданы. Но мы должны понимать, что смягчение карантина может вновь привести к росту числа заболевших. Это все необходимо контролировать, и Министерство здравоохранения, и Санитарно-эпидемиологическая служба это держат под строгим контролем, и если будет отмечен рост числа тяжелых случаев, внебольничной пневмонии, то карантин придется ужесточать.

— Как вы относитесь к требованию носить маски? Многие исполняют предписание формально, а значит, и нужного эффекта от них нет.

— В России сейчас действует рекомендательный режим, так как мы видим хорошие показатели. Перчатки у нас на втором месте. По рекомендациям эпидемиологов население носит маски в общественном транспорте, торговых центрах, в местах большого скопления людей, где есть риск подхватить инфекцию. В крупных городах, где сложно держать дистанцию, довольно много граждан по-прежнему ходят в масках и на улицах.

При этом необходимо соблюдать правила. К примеру, любая маска эффективна не более 3 часов, а если она увлажняется, то вдвое меньше. Респираторы имеют больший запас, в большинстве случаев их не нужно так часто менять. Но их также регулярно следует обновлять с частотой, которая зависит от качества материалов, из которых они изготовлены. Кроме того, важно помнить о дезинфекции рук, когда вы снимаете или надеваете другую маску. От повторного ношения загрязненной одноразовой маски риск заражения очень велик, причем от случайного контакта на улице.

Что касается ношения масок детьми, то у нас это не обязательная, а, скорее, желательная норма. Мы понимаем, что правильно носить маску первоклассники вряд ли смогут. В этом случае многое зависит от установки в семье, индивидуальных особенностей ребенка. Но обязательного ношения детям мы не рекомендуем.

Да, риски есть, если ребенок неправильно пользуется маской: не обрабатывает руки после ее снятия, трет нос рот или глаза грязными руками. При таком поведении пользы от средства защиты не будет никакого. Наоборот, накопив возбудителей, маска может стать причиной заражения. Если малыш не может правильно носить маску, лучше от нее вовсе отказаться.

— По данным медиков, дети менее подвержены этому вирусу, но есть ли категории, кто тяжело переносит инфекцию?

— Инфицированные дети – это в основном легкие и среднетяжелые пациенты, многих из которых мы, конечно, достаточно долго лечили. Коронавирусную инфекцию тяжело переносят те, кто имеет хроническую патологию: бронхолегочную, сердечно-сосудистую, нарушения нервной системы.

Причина лучшей переносимости детьми COVID-19, на наш взгляд, в возрастных особенностях организма, в количестве рецепторов, так называемого, ангиотензин-превращающего фермента, на который воздействует коронавирус: у детей их просто меньше.

Но нужно отметить, что малыши в возрасте до года очень тяжело переносят эту инфекцию, как, впрочем, и любую другую. К тому же ребенок может выступить источником заражения для любого человека, в том числе и для лиц из группы риска. Особенно это опасно для их бабушек, дедушек, прабабушек и прадедушек. Важно помнить, что даже бессимптомный носитель может стать причиной тяжелого течения и летального исхода для пожилого пациента или для более молодого человека с факторами риска.




Главные темы

Орбита Sputnik