16:32 21 Сентября 2019
Прямой эфир
  • RUB146.51
  • EUR10421.13
  • USD9411.30
Танкер в Каспийском море

Итог "игры с нулевой суммой": чем закончилась конференция по Каспию

© Sputnik / Дмитрий Коробейников
Колумнисты
Получить короткую ссылку
44520

Доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Сергей Маркедонов рассуждает для Sputnik об итогах каспийского саммита.

Исторический документ был подписан в воскресенье, 12 августа, в Актау (Казахстан) –  Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. Работа над его согласованием велась в течение двадцати двух лет, в итоге России, Азербайджану, Казахстану, Ирану и Туркменистану удалось достичь консенсуса.

Можно ли теперь говорить о Конвенции как гаранте надежного будущего Каспия, являющегося своеобразным связующим звеном между Центральной Азией, Закавказьем и Ближним Востоком?

Каспий: новые геополитические реалии

Каспий богат углеводородными и рыбными ресурсами. Борьба за "свое" имущество, начавшаяся после 1991 года, с распадом Советского Союза, нередко приводила к жесткому дипломатическому противостоянию прикаспийских государств. Необходимость делимитации межгосударственных границ порождала горячие споры и дебаты.

Одной из главных болевых точек на этом пути стал спор между Баку и Ашхабадом по поводу месторождения, известного в Азербайджане как Кяпаз, а в Туркменистане как Сердар. Эти противоречия то утихали, то возникали с новой силой. Лишь в августе 2017 года стороны подписали Декларацию о стратегическом сотрудничестве.

Долгие годы позиции России и Ирана по каспийской проблеме также расходились. Официальный Тегеран оспаривал правомерность российско-азербайджано-казахстанских договоренностей о разграничении дна по так называемой "модификационной средней линии". Иранский подход ориентировался на разделение моря на национальные сектора с закреплением на них суверенитета тех стран, к которым они должны были быть отнесены.

Определение статуса водоема проходило на фоне значительного интереса к ситуации в Каспийском регионе со стороны внешних игроков. Богатые ресурсы рассматриваются многими в США и в ЕС как возможная альтернатива "энергетическому доминированию" России в Европе и на постсоветском пространстве. По словам известного эксперта вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Джеффри Манкоффа, "в зависимости от развития мировых энергетических рынков в ближайшее десятилетие или около того значение поставок каспийских энергоресурсов для Европы может пойти на убыль. Но США все же будут поддерживать трубопроводы через Южный Кавказ как средство для обеспечения геополитического плюрализма… В зависимости от того, как будут развиваться американо-иранские отношения, Южный Кавказ также может оказаться важным для Вашингтона в контексте попыток сдерживания влияния Ирана в регионе".

Иран вообще крайне болезненно реагировал (и реагирует) на проникновение на Кавказ и в Центральную Азию нерегиональных игроков. В идее размещения международных миротворческих сил в Карабахе, например, Тегерану видится угроза "окружения" Исламской Республики. Вот и в Актау на саммите "каспийской пятерки" иранский президент Хасан Роухани особенно подчеркнул: "Любое строительство военных баз, нахождение иностранных военных кораблей на Каспии запрещается. Принят очень важный шаг".

Уникальное решение

На сегодняшний день эти многочисленные коллизии кажутся преодоленными. По словам эксперта по проблемам Центральной Азии Андрея Грозина, уникальность Конвенции по статусу Каспия в том, что страны "пятерки" создали "некий гибрид, нечто среднее между морским делением, с выделением шельфа, свободной экономической зоны, рыболовной зоны". Так или иначе, но все страны региона после долгих лет переговоров, дискуссий и споров пересмотрели свои первоначальные позиции, отказались от максималистских планок. И путь к этому компромиссу не был устлан розами.    

Значение подписания Конвенции по Каспию выходит за рамки пяти стран, добившихся консенсуса. В условиях растущей международной неопределенности, когда конфликты годами не разрешаются и, наоборот, нередко переживают эскалацию, а принцип "игры с нулевой суммой" является основным, мирное решение, достигнутое дипломатическими усилиями, без ярких спецэффектов, публичных обвинений и пикировок, дорогого стоит. Это пример не только тем регионам, которые связывает Каспий, но и международному сообществу в целом.

Каспийский компромисс показывает, что в условиях, когда доминирует прагматика, а к имеющимся противоречиям не добавляется фактор геополитической конкуренции, решение рано или поздно находится.

Подписание любого, даже очень важного документа – это не конец истории. Достаточно сказать, что Конвенция еще должна пройти ратификацию в парламентах пяти стран. Но можно согласиться с мнением казахстанского эксперта Саната Кушкумбаева о том, что остающиеся проблемы "должны будут решаться уже на основе принятой Конвенции, однако это уже технические вопросы". Будет существовать четкая правовая рамка, которая в этом поможет.




Главные темы

Орбита Sputnik