08:35 20 Сентября 2019
Прямой эфир
  • RUB146.51
  • EUR10421.13
  • USD9411.30

Кавалеристы, верный дан приказ!

© Sputnik / Виталий Аньков
Колумнисты
Получить короткую ссылку
64 0 0

Некоторые хотят узаконить молодежные организации, даровав их членам права — но и обязанности — официальных дружинников.

Лоялистские молодежные организации "Лев против" и "Стопхам", похоже, серьезно утомили официальные власти, в верности которым лидеры молодежек клянутся. Иначе трудно объяснить целую серию высказываний лиц, связанных с МВД, пишет Максим Соколов для РИА Новости.

Эти лица предлагают как бы повысить статус молодежек, даровав их членам права — но и обязанности — официальных дружинников. То есть неравнодушных людей, работающих под непосредственным руководством органов в качестве вспомогательных сил. Примерно так, как действовали добровольные народные дружины, учрежденные 2 марта 1959 года постановлением ЦК КПСС и СМ СССР "Об участии трудящихся в охране общественного порядка СССР".

Но большого энтузиазма в среде активистов это предложение не вызывает. Что и понятно. Функции тех старых дружинников были достаточно обременительны: ходи по вечерам с повязкой на рукаве вместо того, чтобы вкушать радости досуга, а в качестве вознаграждения — разве что отгулы на работе. Поэтому, кстати, деятельность дружинников достаточно быстро выродилась в сугубую показуху — "и всю ночь ходил дозором у соседки под забором". Или исполнял патрульные обязанности, смотря фильмы в кинотеатре.

И чего точно не было в деятельности тогдашних ДНД — это творческой самодеятельности. Она была совершенно не нужна органам МВД: там понимали, что, дай дружинникам реальные полномочия решать и вязать, это Бог знает к чему приведет. Милиционер все-таки человек служивый, чему-то обученный и что-то понимающий, а что натворит необученный дружинник, не знает никто.

Равно как не слишком она была нужна и самим членам ДНД. По большей части это были люди взрослые, семейные, много было женщин, пионерская зорька там давно отыграла. Мирных тружеников похоть власти не соблазняла.

Были, конечно, исключения и в ДНД, а особенно — в так называемых комсомольских оперотрядах, совершавших рейды по студенческим общежитиям на предмет борьбы с пьянством и блудодеянием. Это уже очень близко ко "Льву против" — так и отношение к деятелям оперотрядов было соответствующее. Не слишком положительное.

Поэтому опытные эмвэдэшники (и околоэмвэдэшники), зная былое, и смотрят на нынешние молодежки без лишних иллюзий: все это уже было, знаем, плавали. Тем более что есть инстинкт повиновения официальным агентам власти, не будь такого инстинкта, государство давно бы развалилось, а насчет инстинкта повиновения неофициальным молодым карьеристам ничего не сказано. Кроме вековечной мудрости "гни, гни, не проломи". Если кураторы молодежек (в отличие от милиционеров) этой мудрости не понимают, очень прискорбно.

Но самый поучительный пример того, как у нас в стране заводили молодежки, относится не к годам застоя и даже не к хрущевской оттепели (хотя борьба со стилягами тоже была на линии "Льва против"). Но все это было лишь последним приступом давно прошедшей молодости советского режима. Вроде молодящегося и подпрыгивающего 50-летнего.

Подлинный прототип лоялистских молодежных организаций — это совершенно забытая "Легкая кавалерия", учрежденная в 1928 году (креативные названия и тогда были в ходу). Группы комсомольской "легкой кавалерии" были учреждены в конце 1927 года постановлением ЦК ВКП(б) и ЦК ВЛКСМ, а вменялось им в обязанность всюду проникать, примечать злоупотребления и непорядки и докладать куда следует.

Любимец партии Н. И. Бухарин, стоявший у истоков движения, указывал на VIII съезде ВЛКСМ: "Специальные группы комсомольцев должны ходить по магазинам, учреждениям, базарам, лавкам, комиссариатам и пр. Они приходят не в качестве казенных контролеров, не с мандатом — они приходят как обыкновенные смертные наряду со всеми прочими. Таким образом, они получают материал, ведут учет того, что они получили при этих обследованиях. Эта кавалерия нужна потому, что только так, только ревизуя неофициально, можно действительно выкопать бюрократического противника, можно влезть в самое сердце злоупотреблений".

Хотели как лучше, а получилось как всегда.
Кроме того, что в иных низовых ячейках указание партии было воспринято в буквальном смысле, то есть "комсомолец — на коня", на совершенно официальном языке "Легкой кавалерии" было предписано осуществлять "налеты", и они предпринимались с истинно комсомольским задором. На одной фабрике перед производственным совещанием руководства кавалеристы залезли под стол, покрытый до пола кумачом, чтобы тайно выведать планы фабкома.

Наряду с изначально предписанной борьбой с бюрократией (что-то вроде сегодняшнего ОНФ), легкую кавалерию привлекали и другие цели налетов. Неправильная половая жизнь соседей (не в смысле гомофобии, а в смысле, что гетеросексуально гуляет, но с кем не надо). И очень популярны были налеты на самогонщиков (опять привет "Льву против") с последующим выпиванием конфискованного продукта.

При этом кавалеристы рассматривались как кадровый резерв партии, так сказать, "Лидеры СССР" — в принятом в марте 1929 года постановлении говорилось, что "ЦК ВКП(б) обязывает ЦК и местные организации ВЛКСМ в ближайшее время выделить и организовать специальную подготовку рабочих-комсомольцев, в первую очередь из числа представителей комсомола в различных органах и актива, проявившего себя в группах "легкой кавалерии", для работы в госаппарате". См. мечты "Наших" о кадровом лифте.

Но в общем без усиленной искусственной накачки движение (а у партии в год великого перелома были и другие заботы, кроме как с молодежками играть) довольно быстро сдулось. Историк отмечает, что "к 1930 году на Волоколамской фабрике им. Ленина из 200 кавалеристов осталось 15. Комсомольские вожаки на предприятии занимались организацией игр, пения песен и застолья".

Хотя нельзя не отметить и гуманизм ЦК ВКП(б). В конце 60-х ЦК КПК обошелся с хунвэйбинами (те же молодежки, только китайские) много более сурово. Об организации игр и застолий речь не шла.

Гуманные традиции И. В. Сталина, Н. И. Бухарина, Л. М. Кагановича (он тоже курировал "Легкую кавалерию") и Н. К. Крупской, скорее всего, будут продолжены и сейчас. Как выразился один отставной генерал ФСБ, тем активистам, которые желают охранять правопорядок, путь в полицейские штаты всегда открыт, что же до остальных — всем спасибо, все свободны. Опытные милиционеры высказались в духе "и без вас тошно". После чего очередной молодежный проект будет предан благоумолчанию.

Про "Легкую кавалерию" уже к середине 30-х все забыли, она осталась лишь достоянием углубленных историков.
Нынешний креативно-административный опыт, похоже, постигнет та же судьба.




Главные темы

Орбита Sputnik