05:27 07 Июня 2020
Прямой эфир
  • RUB121.10
  • EUR10637.67
  • USD9554.22
Колумнисты
Получить короткую ссылку
9 Мая — гордимся, помним, чтим (272)
936990

Узбекистан во время Великой Отечественной войны оказался в глубоком тылу, но его связи с фронтом были очень тесными. Кроме традиционной продукции — хлопок, шелк, фрукты, — республика поставляла на передовую и оружие.

Великая Отечественная — это не только история самой войны, но и многочисленных фабрик и заводов, занятых производством техники, боеприпасов и снаряжения для Красной армии. Мы взглянем на нее с необычного ракурса: глазами руководства Чирчикского завода сельскохозяйственного машиностроения.

В Российском государственном архиве экономики (РГАЭ), в фонде Главного управления по производству сельскохозяйственных машин Наркомата минометного вооружения СССР сохранились отчеты этого предприятия по производству за военные годы. Сегодня это "Чирчикский завод сельскохозяйственной техники" в составе АО "Узагротехмаш".

Рождение промышленного гиганта

Предприятие создано 27 июля 1942 года на базе филиала №2 Ташкентского завода сельскохозяйственного машиностроения им. Сталина. Первые цеха в самой столице Узбекской ССР появились в 1941-м, когда сюда эвакуировали из Ростова-на-Дону часть "Ростсельмаша". После спешного строительства и монтажа оборудования в июне 1942 года новая производственная площадка была передана в ведение Наркомата минометного вооружения СССР.

Ростовский завод сельхозмашин (Ростсельмаш). Погрузка новых комбайнов на железнодорожные платформы.
© Sputnik / Яков Берлинер
Ростовский завод сельхозмашин ("Ростсельмаш"). Погрузка новых комбайнов на железнодорожные платформы.
Станки и механизмы с эвакуированных предприятий часто размещали где придется: часть оборудования с "Ростсельмаша" оказалась в пригороде Чирчика, где нашли площадку с железнодорожным путем. Так появился филиал завода им. Сталина, реорганизованный в отдельный промышленный объект. Несмотря на подчинение минометному наркомату, этот завод минометов или боеприпасов к ним не производил. Его профиль — авиабомбы. План выпуска на 1942 год составил 60 тысяч ФАБ-100 (фугасная авиабомба калибром 100 кг) и 150 тысяч АО-25 (авиабомба осколочная калибром 25 кг).
Авиабомба ФАБ-100
© Sputnik / Виталий Тимкив
Авиабомба ФАБ-100

Речь идет о производстве корпусов для авиабомб и взрывателей. В годы войны множество предприятий были заточены под выпуск данной продукции. Затем эти детали доставлялись на снаряжательные заводы, где их начиняли взрывчаткой и уже оттуда отправляли в войска. Работа крайне ответственная: нужно было сдать продукцию в точном соответствии с требованиями военной приемки.

Вынужденная предприимчивость 

В 1942 году предприятие еще полностью не сформировалось. У него была только одна полноценная ЛЭП от подстанции Чирчикской ГЭС и временная, смонтированная без проекта, система электроснабжения цехов. Отсутствовала парокотельная. Наличных компрессоров для сжатого воздуха хватало только на половину потребностей. Заводской транспорт состоял из четырех автомобилей, трех тракторов, сильно изношенного паровоза, а также четырех лошадей и 20 ослов. Складов тоже не было, и поступавший материал хранился под открытым небом.

Папка Отчет Чирчикского завода по основной деятельности за 1942 г.
© Foto : Из фондов Российского государственного архива экономики
Папка "Отчет Чирчикского завода по основной деятельности за 1942 г."

Впрочем, директор завода товарищ Галилов все эти трудности не считал основными при составлении доклада для Москвы. Главной причиной невыполнения первого производственного плана стали дефицит электроэнергии и материалов. Вместо 12,5 МВт*ч в сутки заводу отпускалось всего от 1,6 до 4,8 МВт*ч электроэнергии (по установленному в Ташкенте жесткому лимиту). В некоторые дни предприятие и вовсе вставало. Люди на это время переходили на вспомогательные и строительные работы.

Катастрофически не хватала главного сырья – металла. При потребности в чугунном литье в 9 792 тонны (боевая часть ФАБ-100 изготовлялась из отливки сталистого чугуна), Чирчик получил только 1 167 тонн. Из 2 662 тонн листового металла на предприятие дошло меньше половины — 1 174 тонны, а из 23,4 тонны труб — лишь 2,7 тонны.

Еще хуже было снабжение цветными металлами, из которых делались корпуса взрывателей авиабомб. Из необходимых 2,9 тонны меди было доставлено 196 кг, из 27,3 тонны алюминия — 1,8 тонны, из 8,3 тонны свинца прибыло 1,8 тонны.

Но даже в этих условиях руководство сумело извернуться и выполнить план хотя бы наполовину. Вне программы Чирчик сдал для фронта еще 350 авиабомб ФАБ-250, 60 тысяч АО-3-8 и 400 авиабомб АО-25М13.

ФАБ-250 — фугасная авиабомба калибром 250 кг. АО-3-8 – это, очевидно, партия авиабомб калибром 2,5 кг и 5 кг, изготовленных из различных отходов, обрезков и лома. Авиабомба АО-25М13 - гибридный боеприпас, состоящий из головной части 132-мм реактивного снаряда, к которой добавлялись стабилизаторы и авиационные взрыватели.

Когда уже не было возможности делать готовую продукцию, завод вынужденно переходил на производство деталей для других предприятий.

Работали женщины и дети

Отчет Галилова довольно красноречиво показывает, кто трудился у станков: из 1 874 человек 53,5% составляли женщины и 27% — подростки до 18 лет. Взрослых мужчин осталась только пятая часть от всего персонала — типичная картина для предприятий военной поры. Большинство мужчин ушли на фронт, а в тылу и на производстве остались лишь ценные специалисты, получившие "бронь", негодные к военной службе и старики.

Принимая женщин на тяжелую и вредную для них работу, заводоуправление, насколько могло, проявляло заботу об их семьях: беременным предоставлялся короткий отпуск по родам; для малышей в самом начале, раньше столовой и бани, открыли ясли и регулярно выделяли средства для них из кассы предприятия.

В отчетах не сказано, сколько среди рабочих было эвакуированных, но, судя по всему, коллектив сформировался смешанный. На производство набирали и учеников из числа местных жителей — 52 человека в 1942 году.

Жилищные условия поначалу были экстремальные: единственное общежитие, небольшое и перегруженное, располагалось в пяти километрах от завода. Кому места там не хватило, ютились вместе с окрестными жителями в радиусе 3 километров от предприятия.

Тем не менее с дисциплиной проблем не было — судя по отчетам, прогулы составляли всего 0,8%. В военное время за подобный проступок наказание было суровым, вплоть до уголовной статьи. Да и заводчане, видимо, не хотели лишний раз выдавать своих – рабочих рук и так не хватало.

За 1942 год предприятие выплатило зарплату за 4-й квартал на 2,4 миллиона рублей — в среднем по 430 рублей в месяц на одного сотрудника.

Фронтовой процент

Война — войной, а экономика промышленного производства требовала всех необходимых калькуляций, смет и финансовой отчетности. Чирчикский завод сельскохозяйственного машиностроения рапортовал о своих успехах и расходах Главному управлению Наркомата минометного вооружения, которому подчинялся, а также Госбанку СССР.

Из архивных документов, где отражены все без исключения затраты, вложения, выручка и прибыль, следует, что плановая себестоимость одной авиабомбы ФАБ-100 равнялась 208 рублям, а завод ее отпускал по 217 рублей 67 копеек. Себестоимость АО-25 — 143 рубля 48 копеек, отпускная цена — 151 рубль. При этом предприятие даже в годы войны платило оборотный налог в 1%. Это малоизвестная, но крайне красноречивая черта того времени. При всей разрухе, неустройстве и трудностях финансовая дисциплина оставалась незыблемой.

Переход на мирные гусеницы

В 1943-44 годах завод уже был совсем не тот, что в конце 1942-го. Электроэнергию, воду, газ и материалы он получал в нужном объеме.

За 1943-й в Чирчике выпустили 58 375 авиабомб ФАБ-100, а в следующем — уже 83 875 и еще 5 200 ФАБ-250. 

В 1944-м предприятие получило новый важный заказ — на сей раз мирного характера: страна нуждалась в запчастях к сельскохозяйственной технике. Для отрасли машиностроения требовались различных видов штифты для тракторов и комбайнов.

Колонна готовых тракторов ЧТЗ в сборочном цехе Челябинского тракторного завода.
© Sputnik / РИА Новости
Колонна готовых тракторов ЧТЗ в сборочном цехе Челябинского тракторного завода.
Штифты — важнейшая деталь к трактору ЧТЗ, скрепляющая гусеничные звенья. Они быстро изнашивались, а без них "обуть" машину было невозможно, а значит и поля ни вспахать, ни засеять. По заданию Совнаркома Узбекской ССР завод отгрузил 6 250 штифтов М-1022, 180,5 тысячи — М-1023, более 5 тысяч — М-1037, а также 855 пар ведущих колес трактора ЧТЗ и 1 594 гусеничных звеньев. Все эти запчасти пошли на восстановление машин в МТС Узбекистана.

Помимо штифтов для гусениц, в Чирчике изготовили крупные партии зубцов к конным граблям, лемехов, а также 329 хлопковых сеялок. Всего за два года предприятие выбилось в передовики машиностроительной отрасли.

Сотрудники Челябинского тракторного завода - Уралтрак-ЧТЗ в сборочном цехе.
© Sputnik / Александр Кондратюк
Сотрудники Челябинского тракторного завода - "Уралтрак-ЧТЗ" в сборочном цехе.

Праздничное мероприятие, посвященное Дню Памяти и Почестей в Ташкентском ботаническом саду
Пресс-служба президента Узбекистана
Но вернемся к бомбам. Всего за 1943-44 годы завод отправил на фронт 142 250 ФАБ-100. К примеру, боевая нагрузка штурмовика Ил-2 составляла 8 "соток", а в каждом авиаполку по 61 самолету. Итого на одно боевое дежурство штурмовой авиаполк брал 488 авиабомб, а значит, всей выпущенной в Чирчике продукции хватило бы на полгода массированных бомбардировок неприятеля при двух вылетах в день.

Труженикам тыла, ветеранам производства и их потомкам есть чем гордиться. В годы войны Чирчикский завод сельскохозяйственного машиностроения сначала помог разбить врага, а потом – восстановить и накормить огромную израненную страну.

Тема:
9 Мая — гордимся, помним, чтим (272)



Главные темы

Орбита Sputnik