14:00 26 Сентября 2020
Прямой эфир
  • RUB136.28
  • EUR12210.60
  • USD10315.62
Колумнисты
Получить короткую ссылку
2416020

Дональд Трамп решил показать китайским чиновникам свои санкционные возможности и начать давить на китайскую политическую элиту, в том числе на уровне родственников, банковских счетов и смартфонов.

После того как Китай окончательно принял новый закон о национальной безопасности, позволивший официальному Пекину и властям Гонконга плотно заняться ликвидацией проамериканского подполья в этом специальном административном районе КНР, в США обсуждалось несколько вариантов ответных мер, которые должны были показать китайским властям, что своих "майдановцев" Вашингтон в обиду не даст или хотя бы за них отомстит.

Варианты обсуждались самые разные, и часть из них была воплощена в соответствующих "санкционных биллях", принятых конгрессом и сенатом США (например, иронично названный "Билль об автономии Гонконга"), а другая часть обсуждалась на уровне администрации самого Дональда Трампа. Наибольшую известность получил утекший в американские СМИ план по финансовой атаке на гонконгскую банковскую систему, который некоторые эксперты сравнивали с применением "финансового ядерного оружия". Конечной целью этого плана было обрушение монетарной системы Гонконга и его валюты — гонконгского доллара — путем прямого отрезания ключевых банков этого специального административного района Китая от доступа к долларовой системе и, возможно, к системе межбанковских переводов SWIFT.

Однако администрация Дональда Трампа решила применить другой подход, сама суть которого должна быть довольно оскорбительной для Пекина: дело в том, что под американские санкции в первую очередь попали китайские чиновники, связанные с Гонконгом и подавлением проамериканских политических сил. И только на первый взгляд может показаться, что такие действия являются сугубо символическим жестом. На самом деле в нем читается очень серьезный подтекст.

Государственные флаги КНР и Гонконга на территории комплекса правительственных зданий.
© Sputnik / Валерий Мельников
Ведущее гонконгское издание South China Morning Post сообщает: "В пятницу администрация Трампа ввела экономические санкции в отношении 11 действующих и бывших китайских чиновников, в том числе административного секретаря Специального административного района Сянган/Гонконг Кэрри Лам, что ознаменовало резкую эскалацию напряженности в отношениях с Пекином из-за введения им закона о национальной безопасности в отношении полуавтономного города.

Министерство финансов США выбрало Лам (в качестве мишени для санкций. — Прим. ред.) за "воплощение в жизнь политики Пекина по подавлению свободы и демократических процессов", сославшись на ее прошлогоднее участие в попытке принять закон об экстрадиции (из Гонконга в материковый Китай. — Прим. ред.) и ее участие в последнее время в "разработке, принятии или реализации" национального закона о безопасности".

Казалось бы, длинные руки вашингтонских "антикитайских ястребов" при всем желании не смогут достать гонконгских чиновников: в конце концов, не будут же "морские котики" штурмовать правительственную резиденцию в Гонконге, да и арестовать их по линии Интерпола не получится. Но после введения санкций, которые запрещают американским физическим лицам и компаниям проводить сделки и оказывать услуги этим "токсичным" чиновникам, выяснилось, что определенный ущерб все-таки может быть нанесен, по крайней мере, в том случае, если информация гонконгских СМИ верна.

Та же South China Morning Post уточняет: "Ближайшие родственники жертв (санкций. — Прим. ред.) оказались втянутыми в эту историю. По сообщениям местных СМИ, младший из двух сыновей Кэрри Лам (фактического премьера Гонконга. — Прим. ред.), Джошуа, сейчас учится в аспирантуре математического факультета Гарвардского университета". И даже больше — как выяснилось, министр юстиции регионального правительства и члены ее семьи являются мажоритарными акционерами гонконгской компании, которая, в свою очередь, владеет американским производителем лифтов — Transel Elevator & Electric Inc, расположенным в Нью-Йорке.

Стоит отметить, что это только те "семейные связи" с США, которые у гонконгских чиновников (вроде бы сильно озабоченных борьбой с американским влиянием и "цветными революциями", инспирированными из США) смогли за несколько дней обнаружить местные СМИ. Нельзя исключать, что у американских властей не только есть информация такого же рода, но и то, что у Минфина США есть гораздо более полная (и интересная с точки зрения нанесения экономического и имиджевого ущерба) информация об активах и родственниках более или менее высокопоставленных официальных лиц. Соответственно, в ближайшие месяцы весь этот компромат (с вероятной сопутствующей заморозкой, а по сути — экспроприацией активов и отменой виз и грин-карт) будет использоваться для демонстрации — некоторые китайские официальные лица предпочитают инвестировать в экономику страны, с которой они вроде бы ведут непримиримую борьбу, доверяя ей же образование своих отпрысков.

Обращает на себя внимание и тот факт, что, по оценке одного из экспертов, опрошенного South China Morning Post, пострадавшие от санкций официальные лица (и, возможно, даже члены их семей) не смогут официально починить себе, например, айфон. Также есть риск, что они не смогут полноценно пользоваться американскими социальными сетями, ибо компании Apple и Facebook могут решить выполнять санкции и соблюдать запрет на транзакции самым буквальным образом.

Помимо этого, над всей банковской системой Гонконга сейчас нависнет риск так называемых вторичных санкций — то есть санкций в виде отключения от долларовой системы за предоставление финансовых услуг высокопоставленным представителям местных властей, что фактически приведет к реализации того самого плана по атаке на монетарную систему Гонконга, о котором мы писали выше. Только в данной схеме США смогут заявлять о том, что попытка обанкротить этот китайский финансовый центр и сломать гонконгский доллар была не актом преднамеренного финансового терроризма, а просто последовательным применением санкций во имя защиты демократии и прав человека от гонконгских чиновников.

Месседж, направленный в сторону китайской элиты, очевиден: время исключительно тарифных войн и дипломатических угроз закончилось, и Вашингтон готов "перейти на личности", создавая личные проблемы для конкретных чиновников и их семей, начиная от бытового и заканчивая финансовым уровнем. В теории это очень сильный ход, который не раз показал на неформальном уровне свою эффективность в Африке, Южной Америке и Восточной Европе — там, где элита еще до введения санкций такого рода капитулировала лишь при одной угрозе лишения доступа к международной финансовой системе.

Но в случае Китая есть нюанс, который, возможно, ускользает от внимания Госдепа и Минфина США. Председатель Си проводит последовательную политику стимулирования патриотизма в рядах экономической и политической элиты, а Китай в целом сравнительно успешно пытается выстроить альтернативную Западу экономическую и социокультурную системы, в которой условный чиновник может найти себе китайские альтернативы для всего: начиная от смартфонов (условный Huawei вместо условного Apple), продолжая банками (условный Bank of China вместо условного Bank of America) и заканчивая даже развлечениями в казино, которые в Макао ничуть не хуже, чем в Лас-Вегасе.

В Китае есть даже собственный офшор в виде того же Гонконга, чью финансовую систему официальный Пекин будет защищать до последнего. Так что результат прицельного удара Дональда Трампа по китайским чиновникам и бизнесменам (чего стоит только попытка "отжать" социальную сеть TikTok) может стать обратным: резкое ускорение национализации китайской политической и бизнес-элиты с последующим ужесточением китайской политики в отношении США. Вашингтон опять спутал Китай и Африку, и последствия у этой ошибки будут самыми интересными.

Источник: РИА Новости

Теги:
Африка, санкции, политика, Китай, США



Главные темы

Орбита Sputnik