23:29 24 Октября 2020
Прямой эфир
  • RUB133.19
  • EUR12153.63
  • USD10371.76
Колумнисты
Получить короткую ссылку
260 0 0

Главным вопросом, в который упирается план "зеленой революции" Бориса Джонсона, является вопрос стоимости этой революции уже после того, как она произойдет

Если верить политическому руководству Великобритании, то на карте мира скоро должна появиться настоящая энергетическая сверхдержава, сравнимая по силе с такими энергетическими тяжеловесами, как Саудовская Аравия или Россия, пишет колумнист Иван Данилов на сайте РИА Новости.

При этом у смелой британской идеи превращения в энергетическую сверхдержаву есть важная особенность, которая буквально прикует взгляды мирового экспертного сообщества к тому, что происходит на туманном Альбионе. Дело в том, что Лондон собирается ворваться в высшую энергетическую лигу с помощью зеленой энергетики, что, собственно, и отражено в двух ключевых обещаниях премьера Бориса Джонсона.

Во-первых, в понедельник он пообещал, что все британские домохозяйства будут работать на электроэнергии, полученной от ветряных электростанций, а до этого, на выступлении в ООН британский лидер объявил о том, что Великобритания намерена стать "Саудовской Аравией зеленой энергетики". Это же сравнение Джонсон использовал в своей программной речи перед активом Консервативной партии: "Великобритания и ветер — это то же самое, что Саудовская Аравия и нефть" — примерно так можно перевести его лозунг, который облетел британские и европейские СМИ.

Успехи или неудачи британской попытки превратиться в "зеленую энергетическую сверхдержаву" имеют прямое значение для перспектив некоторых сегментов российской (а также канадской, норвежской, австралийской и саудовской) экономики. Если у Джонсона все получится, это будет означать, что и другие страны могут воспроизвести вдохновляющий британский опыт, с последующим падением спроса на углеводороды. А если не получится, то это будет довольно серьезным аргументом в пользу скептиков, указывающих на то, что попытки организовать "зеленую революцию" приводят разве что к негативным экономическим последствиям.

Главным вопросом, в который упирается план "зеленой революции" Джонсона, является вопрос стоимости этой революции уже после того, как она произойдет. Сторонники массированных инвестиций в зеленую энергетику исходят из того, что электроэнергия, полученная с "ветряных ферм", расположенных в океане, уже приближается к стоимости конвенциональной (то есть полученной с помощью углеводородов) энергии, а по некоторым оценкам — уже дешевле, а значит, едва ли не единственным ограничивающим фактором "озеленения" европейской экономики и отказа от импорта нефти и газа является политическая воля и готовность сделать первоначальные инвестиции.

Среди исследователей (а по сути — лоббистов) проектов такого рода часто можно встретить заявления, повторяющие тезисы из известного исследования лондонского Imperial College:

"Оффшорная ветроэнергия скоро станет настолько дешевой в производстве, что ее цена будет ниже по сравнению с электростанциями, работающими на ископаемом топливе, и она сможет стать самым дешевым видом энергии для Великобритании. Энергетические субсидии (для зеленой энергии. — Прим. ред.) раньше увеличивали счета за электроэнергию, но через несколько лет дешевые возобновляемые источники энергии впервые сократят счета домохозяйств. Это поразительное событие".

Когда Борис Джонсон обещает, что "тот же ветер, который надувал паруса Дрейка", даст Великобритании возможность создать 60 тысяч новых рабочих мест, и он же будет "бесконечным дешевым ресурсом", как аравийская нефть, — он рассчитывает именно на такое развитие событий. Проблема в том, что все расчеты такого рода (и можно ожидать, что британская пропаганда будет в ближайшие годы тыкать всему миру в лицо подобными исследованиями) не учитывают несколько важных факторов.

Первый фактор: нужно не сравнивать стоимость условного "зеленого киловатта" с "газовым" или "угольным" аналогом в вакууме, а смотреть, сколько стоит бесперебойное обеспечение домохозяйств электроэнергией. И тут внезапно выясняется, что эту самую бесперебойность зеленая энергетика обеспечить не может. По большому счету, во всех оценках эффективности зеленой энергетики нужно учитывать, сколько стоит сопутствующее обеспечение стабильности энергосистемы в те труднопредсказуемые по длительности периоды, когда на небе — облака, а на море — штиль.

Помимо этого, в оптимистичных планах и программах по организации "зеленой революции" обычно не учитывается то, что ветер — ресурс бесконечный, но вот срок эксплуатации конкретных ветрогенераторов — более чем конечен, и их компоненты нужно потом демонтировать и устраивать настоящие "захоронения ветряков", что является довольно дорогим и сложным процессом.

Впрочем, нежелание Джонсона обсуждать в своей речи этот токсичный вопрос понятно: проблема демонтажа и замены тех самых морских ветряков-гигантов, с помощью которых он собирается все-таки обеспечить бесперебойную поставку зеленой электроэнергии в британские дома, — это проблема будущего премьера, а политические очки можно получить прямо сейчас.

Можно было бы с удовольствием наблюдать за британским экспериментом и гадать, насколько быстро в Великобритании начнется не просто рост цен на электроэнергию, но и проблемы с устойчивостью энергоснабжения по аналогии с Калифорнией, в которой периодические веерные отключения (прежде всего из-за слишком большого увлечения зеленой энергетикой) уже становятся привычным явлением.

Однако есть шансы на то, что у амбициозного плана Джонсона возникнут проблемы финансового характера. Конечно, деньги на первый транш в 160 миллионов фунтов британский бюджет найдет даже в условиях коронавирусного кризиса, но дальше уже возникнут более серьезные сложности.

Участники акции против Brexit в Лондоне.
© Sputnik / Джастин Гриффитс-Уилльямс

Дело в том, что на носу — завершение Brexit, и очень вероятно, что лондонский финансовый центр (который является сердцем британской экономики) потеряет доступ к финансовым рынкам Евросоюза, а из британской финансовой системы утекут те триллионы долларов, на обслуживании которых британская финансовая система (и экономика) зарабатывают колоссальные деньги. Как сообщают западные СМИ, примерно 1,6 триллиона долларов уже "уехало" из Лондона в разные финансовые центры Евросоюза, и процесс не думает останавливаться.

Далеко не факт, что обескровленная британская экономика сможет себе в будущем позволить масштабные амбиции в плане экспериментов с энергетической системой.

Вполне может оказаться, что Великобритания будущего действительно будет зеленой, только зеленеть она будет не от зеленой энергии, а от зависти к соседям, которые не увлекались попытками превратиться в аналог Саудовской Аравии или обмануть банальные законы физики и экономики, что, впрочем, тоже можно будет считать поучительным финалом великого британского эксперимента над собой.




Главные темы

Орбита Sputnik