13:55 24 Апреля 2019
Прямой эфир
  • RUB131.78
  • EUR9493.15
  • USD8441.36
Министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов и Министр иностранных дел Индии Сушмой Сварадж

Индия и Узбекистан составят тандем в Афганистане

Аналитика
Получить короткую ссылку
Виктория Панфилова
22510

Виктория Панфилова, публицист – для Sputnik Узбекистан

Индия стремится к роли ключевого игрока в афганском мирном процессе. В этом случае, с одной стороны, Нью-Дели укрепляет свои позиции в диалоге с Пакистаном, с другой – становится конкурентом Пекина на центральноазиатском направлении. Планы Индии поддерживают США.

В Самарканде состоялась первая встреча министров иностранных дел Диалога «Индия – Центральная Азия» с участием Афганистана, в ходе которой было презентовано центральноазиатское направление внешней политики премьер-министра Нарендры Моди. Следующая встреча министров иностранных дел стран Центральной Азии, Индии и Афганистана состоится в Нью-Дели в 2020 году.

Министерский саммит в Самарканде был посвящен вопросам становления мирного процесса в Афганистане, основным участником которого становится Индия.

Как отметил директор негосударственного научно-образовательного учреждения «Билим карвони» («Караван знаний») Фарход Толипов, нынешний формат участников встречи «Индия - Центральная Азия» с участием Афганистана полностью меняет «иллюстративный и исторический формат сотрудничества в регионе».

«Такой формат полезен именно в его тройственном виде. В этом формате выпукло просматривается роль Узбекистана в тандеме с Индией», – считает эксперт. Он напомнил, что еще в 2011 году Узбекистан и Индия подписали беспрецедентный договор о стратегическом партнерстве, который определяет главные аспекты долгосрочного партнерства. В том числе и сотрудничество двух стран по Афганистану.

Узбекистан, недавно включившись в процесс мирного восстановления Афганистана, новизной своего подхода уже сумел добиться заметного прогресса на данном направлении. Естественно, что индийская сторона сотрудничеством с Ташкентом также стремится повысить свой статус коспонсора данного процесса. Тем более что проект газопровода TAPI (Туркменистан, Афганистан, Пакистан, Индия), реализация которого без активного участия узбекистанской стороны достаточно затруднительна, имеет для Нью-Дели принципиальное значение.

Министр иностранных дел Индии Сушма Сварадж подтвердила ключевой статус своей страны в афганском мирном процессе и пообещала инвестировать 3 миллиарда долларов в стабилизацию ситуации в Афганистане.

Не исключено, что эти планы были согласованы со спецпредставителем США по афганскому урегулированию Залмаем Халилзаде. По сообщению индийской прессы, накануне он посетил Нью-Дели, где обсудил с индийскими властями афганский мирный процесс и поддержал намерения Индии оказать помощь Кабулу. Впрочем, Индия уже несколько лет ведет довольно активную экономическую политику в Афганистане.

Нью-Дели обязался участвовать в реконструкции дорог, строительстве жилья, школ и больниц – всего в планах 116 проектов в 31 провинции Афганистана. Кроме этого Индия планирует построить в Исламской Республике Афганистан несколько новых ГЭС и солнечных электростанций.

Особые виды Индия имеет на трансконтинентальный проект «Север – Юг», который откроет конкурентоспособный и быстрый маршрут из Индии в Евразию и объединит индийский порт Мумбай с портами Ирана в Персидском заливе. Однако на карте у этого коридора есть одно препятствие – Афганистан.

Не успела встреча в Самарканде завершиться, как из северных провинций Афганистана пошли сообщения о том, что в туркменском приграничье скопились боевики неправительственных вооруженных группировок, в числе которых были замечены и отряды «Талибан» (движение запрещено в РФ). В столкновениях погибли более 20 афганских военнослужащих. Информацию об этом подтвердил депутат Национального парламента Афганистана от провинции Бадгис Сейит Муса Дженабы.

Фарход Толипов считает, что пока в Афганистане нестабильная ситуация, пока не будет гарантирована устойчивая безопасность, говорить о реализации крупных проектов сложно. «Как в ходе строительства, так и в последующем эти проекты могут оказаться уязвимыми для различного рода террористических вылазок», – отметил эксперт.

Впрочем, он не исключает варианта переговоров с местными боевиками. Они будут не только получать дивиденды, но и смогут выступить в роли охранников этих проектов. Но этот подход не устойчивый, поскольку рассчитывать на временную лояльность группировок не правильно, считает Толипов.

Узбекский политолог Рафик Сайфулин уверен, что никто из соседних стран в Центральной Азии, а также более отдаленных зарубежных фигурантов не останется в стороне в случае дестабилизации ситуации у границ стран Центральной Азии. В первую очередь, Узбекистан и Россия.

«Все понимают, что любой беспорядок угрожает более масштабным хаосом – всегда найдутся те, кто возжелает этим хаосом порулить. Уверен, что Узбекистан всегда может и готов помочь, особенно на треугольном стыке границ Афганистан – Туркменистан – Узбекистан", - сказал он.

 Самое главное, по его словам, что это хорошо понимают все лидеры стран региона, которые в лице своих глав внешнеполитических ведомств обсуждали в Самарканде ситуацию Афганистане и перспективы ее развития. А это в большей степени оптимистический взгляд на будущее региона.

Афганистан для Нью-Дели – это не просто пространство, через которое должны пройти какие-то экономические маршруты. Партнерские отношения с Кабулом – это еще и та стратегическая глубина, покорение которой позволит Индии серьезно усилить свои позиции в любом сценарии диалога с Пакистаном, считает заместитель генерального директора Центра стратегических оценок и прогнозов (РФ) Игоря Панкратенко.

Столкновение интересов Индии и Пакистана в Афганистане – это многолетнее напряжение. Все очевидно. Пакистан сейчас находится в сложной ситуации – государство не вполне контролирует те территории, на которых находятся лагеря подготовки боевиков. В адрес Исламабада как со стороны Индии, так и со стороны США неоднократно высказывались претензии за неспособность справиться с этими очагами терроризма.

По мнению Толипова, роль Индии и Пакистана в Афганистане контрастирует друг с другом. Если индийская роль – миротворческая, связанная с оказанием помощи, выделением средств на инфраструктуру, строительство, то роль Пакистана сводится пока к локализации и ослаблению очагов терроризма.

Индия, расширяя свое присутствие в Центральной Азии и Афганистане, создает еще одно направление конкуренции – для Пекина. Правда, с теми позициями, которые уже застолбила здесь китайская сторона, Нью-Дели соперничать крайне сложно. Индия несколько опоздала, но, как говорят, лучше поздно, чем никогда. Лучше сейчас, когда узловые точки центральноазиатского маршрута «Пояса и Пути» еще не сомкнулись в непрерывную линию. И сегодня Индия работает на будущее с тем, чтобы использовать международный транспортный коридор «Юг – Север» для выхода в Европу, отказавшись при этом от китайского «Пояса и Пути».

По итогам самаркандского саммита было принято совместное заявление, в котором отмечается «важность разработки и реализации проектов, обеспечивающих согласованное решение проблем и задач экономического роста стран Центральной Азии на основе принципов равноправия, взаимной выгоды и уважения их интересов».

Кроме этого, главы внешнеполитических ведомств стран центральноазиатского региона приветствовали участие Афганистана в качестве важного звена регионального сотрудничества, транзита товаров и энергоресурсов. Министры выразили поддержку и приверженность своих стран миру, безопасности и стабильности в Афганистане, содействию в установлении мирного процесса и экономического восстановления ИРА путем реализации совместных инфраструктурных, транзитно-транспортных, энергетических и других проектов.




Главные темы

Орбита Sputnik