09:20 04 Июня 2020
Прямой эфир
  • RUB121.10
  • EUR10637.67
  • USD9554.22
Аналитика
Получить короткую ссылку
70722

Девушка из Кыргызстана Динара Руслан рассказала свою историю успеха, поделившись воспоминаниями о том, как ей пришлось зарабатывать деньги в неспокойном Афганистане, чтобы уехать учиться на Запад.

Сейчас 29-летняя Динара Руслан — основатель и управляющий директор IT-компании. Девушка больше трех лет прожила в США. Чтобы заработать на учебу, она целый год трудилась в Афганистане. Динара откровенно рассказала корреспонденту Sputnik Кыргызстан свою непростую историю.

— У нас бытует такое мнение: если ты учишься за границей, значит, твои родители сказочно богаты.

— Я родилась в среднестатистической семье, и у родителей не было возможности оплатить мою учебу. Но я решила так: если хочу получить высшее образование, должна поступить на бюджет.

Мне тоже многие твердили: "Ты не дочь министра, чтобы учиться в США". Я год отработала на американской военной базе в Афганистане, чтобы накопить денег на учебу.

Динара Руслан: Сейчас 29-летняя Динара Руслан — основатель и управляющий директор IT-компании. Девушка больше трех лет прожила в США. Чтобы заработать на учебу, она целый год трудилась в Афганистане.
Sputnik / Табылды Кадырбеков
Динара Руслан: Сейчас 29-летняя Динара Руслан — основатель и управляющий директор IT-компании. Девушка больше трех лет прожила в США. Чтобы заработать на учебу, она целый год трудилась в Афганистане.

— Я несколько раз общалась с кыргызстанцами, которые там работали. Они рассказывали, что, несмотря на высокие зарплаты, жизнь в Афганистане совсем не сахар, ведь эти базы постоянно обстреливают.

— Я действительно летела туда в страхе. Пересадка была в городе Баграме, там как раз проходили обстрелы, повсюду выли сирены. Вокруг только военные... Спрашивала себя: "Что я тут делаю?". А потом сказала: "Ты же сама это выбрала? Сама! Хочешь учиться за границей? Хочешь! Тогда терпи".

Слава богу, на нашу базу никто не нападал. Хотя соседнюю иногда обстреливали.

— Что вы там делали?

— Мне повезло: я попала в офис, где требовалось работать с бумагами. Было сложно, потому что на базе пришлось жить год, никуда не выезжая. Из развлечений только книги и спортзал. Кроме того, летом была просто невыносимая жара, а зимой снега по колено.

Я училась быть роботом, ничего не чувствовать, ни по кому не скучать. Зато я четко знала, для чего это все. Получила сертификаты и грамоты от американского правительства, которые потом очень помогли оформить визу для учебы.

Динара Руслан: В XXI веке нет смысла учиться ради диплома, да еще и за счет родственников. В США у меня были однокурсники, которым все устраивали родители, а они, откровенно говоря, просто просиживали штаны в вузе
Фото / Зияда Ажыгулова
Динара Руслан: В XXI веке нет смысла учиться ради диплома, да еще и за счет родственников. В США у меня были однокурсники, которым все устраивали родители, а они, откровенно говоря, просто просиживали штаны в вузе

— Сколько вам удалось заработать за год?

— Я накопила 9-10 тысяч долларов, при том что ничего не тратила: жилье и еду нам предоставляли бесплатно.

Я не стыжусь своего прошлого. Впоследствии мне довелось и в магазине поработать, и посетителей в ресторане встречать. Я зарабатывала на жизнь честным трудом, никого не обманывала, не врала, не попрошайничала.

Сейчас есть возможность отправить сестренку учиться за границу, но я сказала так: "Это, конечно, классно. Я оплачу тебе все курсы, пока учишься в школе, но потом ты поступишь на бюджет. Не сможешь — значит, сама заработаешь на обучение".

— Расскажите о своем вузе.

— Это был небольшой частный университет в Окленде, недалеко от Кремниевой долины. Сначала я жила в самом Окленде, но уже через пару ночей услышала выстрелы! "Погуглила" и выяснила, что Окленд входит в десятку самых криминальных городов США. Пришлось переехать в Сан-Франциско и добираться до университета на метро. Я составила гибкий график, все мои занятия занимали два дня в неделю. В остальное время работала в ресторане и магазине.

Динара Руслан: Я полгода рассылала большое количество резюме, в том числе потому, что приходилось конкурировать с гражданами США. Там достаточно жесткое законодательство, и не каждая компания может принять на работу иностранца.
© Foto : Максим Ногай
Динара Руслан: Я полгода рассылала большое количество резюме, в том числе потому, что приходилось конкурировать с гражданами США. Там достаточно жесткое законодательство, и не каждая компания может принять на работу иностранца.

— Как реагировали американцы, когда узнавали, что вы из Кыргызстана?

— На собеседованиях такой вопрос не задавали, потому что это считается дискриминацией. Окружающим, конечно, было интересно, откуда я, но никто не представлял, что это за страна такая. Лишь когда я говорила, что Кыргызстан — часть бывшего Советского Союза, людям становилось понятно.

В Сан-Франциско я не чувствовала себя чужой. А вот в центральной части Америки, в штате Айова, где прожила полтора года, все иначе. Это "красный" штат, то есть республиканский, а демократические штаты называют "синими" (республиканцы считаются более консервативными, многие негативно относятся к иммиграции. — Ред.). Помню, как в первый день в Айове я спустилась в кафетерий с подносом еды и… поняла, что отличаюсь от остальных.

— Легко ли вы нашли в Штатах работу по специальности?

— Я полгода рассылала большое количество резюме, в том числе потому, что приходилось конкурировать с гражданами США. Там достаточно жесткое законодательство, и не каждая компания может принять на работу иностранца. Это для них дороже, да и не хочет никто лишней бумажной волокиты.

Я отчаялась найти работу в Сан-Франциско и стала искать по всей Америке. Предложение пришло из IT-компании в Айове, потому я и переехала.

Динара Руслан: В США вообще нормально создать семью только после 30 лет. Если вы сделали это в 20, люди подумают: Что-то вы поторопились, ребята. Чаще всего такие браки распадаются: в 20 лет сам еще не знаешь, кто ты.
© Foto : Максим Ногай
Динара Руслан: В США вообще нормально создать семью только после 30 лет. Если вы сделали это в 20, люди подумают: "Что-то вы поторопились, ребята". Чаще всего такие браки распадаются: в 20 лет сам еще не знаешь, кто ты.

— Давайте поговорим о жизни в Соединенных Штатах. В 1990-х многие девушки в странах СНГ мечтали выйти замуж за американца. Это действительно пропуск в райскую жизнь?

— Я знаю женщин, которые сделали это. Одни развелись, другие до сих пор живут счастливо... Еще много лет назад брат, который долгие годы работал с американцами, сказал мне: "Для них жениться — как купить машину. Это у нас брак — нечто священное, на всю жизнь. А им через пару лет может надоесть, или захочется чего-то нового".

Он был прав. Наши девушки должны быть к этому готовы. Знаете, я, конечно, за равноправие и независимость, но для меня семья священна. Ты не можешь сегодня хотеть жить с человеком, а через два года просто передумать...

С одной стороны, американец никогда не отправит жену на кухню и не запрет дома. Но есть и другая сторона! Женщина не может просто сказать: "Все, мы поженились, я слабая и хрупкая, буду сидеть с детьми, а ты должен меня обеспечивать". Там такое не прокатит. Мужчина может запросто сказать: "Ребенок подрос, иди работать". Дело даже не в деньгах, просто там в женщинах ценят самостоятельность.

Я тогда подумала: нам этого не понять. Я тоже хочу крепко стоять на ногах, то в то же время считаю, что мужчина должен уступить, помочь.

— В Кыргызстане на незамужнюю девушку часто давят родственники: мол, когда жениха найдешь... Вы с этим сталкивались?

— О да! Но моя семья привыкла, что я чуть-чуть другая, и у меня на первом месте самореализация. Хотя все равно иногда тонко намекают, что уже пора, и все такое.

В США вообще нормально создать семью только после 30 лет. Если вы сделали это в 20, люди подумают: "Что-то вы поторопились, ребята". Чаще всего такие браки распадаются: в 20 лет сам еще не знаешь, кто ты.

Динара Руслан: В Америке я перестала выпрямлять волосы. У меня от природы кудряшки, которые я всегда хотела выпрямить. А потом подумала: и чего я мучаюсь? Надо просто их принять. Естественность всегда идет больше.
Фото / из личного архива Динары
Динара Руслан: В Америке я перестала выпрямлять волосы. У меня от природы кудряшки, которые я всегда хотела выпрямить. А потом подумала: и чего я мучаюсь? Надо просто их принять. Естественность всегда идет больше.

— Многие бишкекчанки не мыслят своей жизни без наращенных ресниц, каблуков и косметики, а в западных странах все это вроде как не принято. По такому виду якобы сразу определяют девушек из СНГ.

— Все верно. В нашем университете их сразу можно было узнать: каблуки, платья, макияж... Но уже на втором курсе они надевают кроссовки, а на третьем появляются без косметики и с волосами, собранными в пучок.

Кстати, в Америке я перестала выпрямлять волосы. У меня от природы кудряшки, которые я всегда хотела выпрямить. А потом подумала: и чего я мучаюсь? Надо просто их принять. Естественность всегда идет больше.

— Как вы решили вернуться в Бишкек?
— Я не собиралась возвращаться, просто решила приехать на каникулы. Меня сразу поразил аэропорт: почувствовала, что я снова в Бишкеке. Просто в США все такие добрые — "Excuse me, miss", а тут…

Я приехала с тремя чемоданами на колесиках, в шляпке. На погранконтроле сидел хмурый сотрудник. Так как я летела с пересадкой в Турции, он забросал меня вопросами: "А зачем вы туда летали? А почему?". Пришлось объяснять, что в Турции я не жила, а прилетела из США.

И вот я иду со своими чемоданчиками, все меня толкают, не пропускают. Нужно пройти через рамку в аэропорту, я по привычке пропускаю сначала женщину, потом бабушку, мужчину… В конце концов все идут, а я стою. Нет, так не пойдет! Вышла, и на меня набросились таксисты — тянут чемоданы в разные стороны. Хорошо, что меня встречал папа, он поймал мои чемоданы. Я стояла и думала: "Боже мой, я дома!".

Через некоторое время надо было лететь обратно, но в местной IT-компании мне сделали предложение, от которого я не смогла отказаться.

Динара Руслан: Мне нравятся изменения, которые происходят в Кыргызстане. Мне нравится, что тут мы можем заниматься любимым делом, выражать свое мнение. Знаете, если бы я боялась сказать, что мне что-то не нравится, это было бы крайней точкой, и тогда я бы точно уехала.
© Foto : Максим Ногай
Динара Руслан: Мне нравятся изменения, которые происходят в Кыргызстане. Мне нравится, что тут мы можем заниматься любимым делом, выражать свое мнение. Знаете, если бы я боялась сказать, что мне что-то не нравится, это было бы крайней точкой, и тогда я бы точно уехала.

— Сейчас вы основали свою компанию, где, помимо прочего, обучаете молодежь программированию. А много ли времени уйдет, чтобы из неподготовленного человека сделать полноценного работника?

— Это зависит от направления, но в среднем нужно 4-9 месяцев. Наша задача — подготовить человека так, чтобы он мог сразу найти работу. Устроиться в этой сфере легко.

— Расскажите о зарплатах программистов.

— Новички получают 200-300 долларов, 1000-2000 — это средний уровень. Если ты становишься профессионалом, "потолка" просто не будет.

— Вы думаете над тем, чтобы вернуться в США?

— Иногда здесь у меня появляется чувство обиды, особенно в связи с последними событиями... Ну почему все так? Почему мы ничего не можем сделать? У меня, как у человека, который ценит закон и порядок, иногда возникает вопрос: "Ну и что я тут делаю?".

Но слава богу, мне нравятся изменения, которые происходят в Кыргызстане. Мне нравится, что тут мы можем заниматься любимым делом, выражать свое мнение. Знаете, если бы я боялась сказать, что мне что-то не нравится, это было бы крайней точкой, и тогда я бы точно уехала.

Обязательно почитайте историю Чынгыза Оморова. Молодой человек тоже изучает тонкости кибербезопасности за рубежом.

Теги:
IT-технологии, Афганистан, США, Кыргызстан



Главные темы

Орбита Sputnik