08:29 27 Ноября 2020
Прямой эфир
  • RUB136.69
  • EUR12344.73
  • USD10414.86
Аналитика
Получить короткую ссылку
1496855

Новость о бунте якобы тысяч рабочих на одной из крупнейших строек республики всколыхнула всю страну. Тем удивительнее звучали сообщения, что уже на следующий день конфликт был улажен. В деталях инцидента разбиралась корреспондент Sputnik.

ТАШКЕНТ, 26 окт – Sputnik, Дильшода Рахматова. Строительная площадка на юго-западе Узбекистана в Кашкадарьинской области, где возводится завод по производству синтетического жидкого топлива Uzbekistan GTL, уже вернулась к своей привычной и насыщенной жизни. От недавнего погрома либо протестных настроений не осталось и следа.

Что спровоцировало агрессию людей? Много ли было погромщиков на самом деле и как успокоили "бунтовщиков", читайте в репортаже корреспондента Sputnik Узбекистан.

Стройка века

Инцидент с рабочими вызвал огромный резонанс в стране. Для понимания стоит рассказать, что представляет собой этот объект и почему к нему столько внимания со стороны общественности, Минтруда и региональных властей.

Строительство завода GTL
Sputnik / Дильшода Рахматова
Строительство завода GTL

На строительной площадке, расположенной в пустыне Гузарского района Кашкадарьинской области, завершается строительство предприятия  GTL — это один из крупнейших инвестиционных проектов не только в Узбекистане, но и в Центральной Азии. Согласно предварительным расчетам, его реализация обеспечит страну нефтепродуктами до 1,5 млн тонн ежегодно. На объекте трудится более 12 тысяч человек, причем большинство местные специалисты, а иностранцы составляют всего одну пятую часть. Безусловно, контролировать такое количество людей непросто, хотя и финансы и инфраструктура позволяют. В масштабности и серьезности объекта мне удалось убедиться лично. Начнем с того, что перед отправкой в Кашкадарью все представители СМИ прошли обязательное тестирование на коронавирус и только после этого были допущены на объект.

…По неровной пустынной дороге, оставив позади шлагбаум с милицией, попадаем в городок, который состоит из белоснежных домиков. На вопрос: "А где же сам объект?", попросили не спешить. На стройплощадку без инструктажа безопасности не попасть. С ходу попросили облачиться в яркие жилеты желто-зеленого цвета, надеть защитные каски и обуться в ботинки 42 (!) размера. Выбирать было не из чего, так что девушкам-журналистам пришлось смириться.

Строительство завода GTL
Sputnik / Дильшода Рахматова
Строительство завода GTL
Наконец прибыли в пункт назначения. По всему периметру площадки разбросаны десятки объектов. Площадка, где количество рабочих превышает 12 тысяч человек, на первый взгляд напомнила огромный муравейник: буквально в нескольких метрах друг от друга трудятся различные бригады, беспрерывно передвигается техника.

В прошлую среду, 21 октября, несколько рабочих (а совсем не сотни и не тысячи, как писали в СМИ) ворвались в офис компании-подрядчика и начали крушить всё вокруг. Разбили компьютеры, выбивали двери, разворотили всю мебель. А сегодня — словно и не было никакого бунта. Даже журналистов, казалось, никто не замечал.

Пешком через всю стройплощадку направляемся к разгромленному офису.

Бессмысленный, но немасштабный

Помещение уже восстановили, хотя следы народного гнева еще кое-где видны: при входе в конференц-зал лежат изломанные компьютеры. То ли не успели убрать, то ли хотели показать, что оргтехника действительно пострадала.

Лагерный городок на территории завода
Sputnik / Дильшода Рахматова
Лагерный городок на территории завода
По пути встречаем бригадира Камола Казимова. Его рабочие занимаются прокладкой труб на объекте. На вопрос, был ли он свидетелем массового погрома, тот спокойно отвечает, что видел все, но ни о каком стихийном и массовом бунте речи не идет.

"Дело утром было, как раз люди шли в столовую, оттого и ощущение толпы на фотографиях. В этот день был сбой у терминалов, через которые заказывали еду в столовой. Народ нервничал. Но никакого голода не было – это все ерунда. Мы видели, как небольшая группа людей ворвалась в офис и начала громить все подряд. Вмешиваться я не стал, но могу сказать, что никто из нашей бригады в этом не участвовал", — сухо и деловито изложил рабочий суть произошедшего.

Об истинных причинах такого гнева Камол доподлинно не знает, видимо, что-то спровоцировало людей: слово за слово - и началось. Главное, заметил строитель, это не системная проблема и говорить о каком-то восстании абсолютно неверно.

"Всем наутро было очень стыдно", — резюмировал Камол, вспоминая реакцию коллег.
Строительство завода GTL
Sputnik / Дильшода Рахматова
Строительство завода GTL

Сам он приехал на объект из Джизакской области, начинал простым рабочим, а теперь под его руководством уже 15 человек. В регионах с работой, тем более такой стабильной и хорошо оплачиваемой, не так хорошо, как в столице, поэтому люди стараются держаться за свое место. Оттого-то и забыли все про этот инцидент – кругом кипит работа, и строителям не до скандалов. Сроки горят, а деньги зарабатывать надо.

"Ковидный бунт"

Строительство завода GTL
Sputnik / Дильшода Рахматова
Строительство завода GTL
Перемещаемся в офис компании, где прессу встречает руководство. Свою версию произошедшего, точнее, предположение о глубинной первопричине, высказал административный директор ENTER Engineering Тимур Абдуллаев.

"Люди пережили тяжелый летний период – карантин, пандемия. Было общее напряжение внутри них, так как болезнь распространялась и была информационная атака по всему миру. К этому добавилось закрытие границ, отсутствие работы... К примеру, у нас в июле рабочая площадка опустела — осталось всего человек 800. Люди сидели без работы, без зарплаты. В августе возобновили строительство, вернули сотрудников. Но при этом на производстве внедрили жесткие карантинные меры. Мы здесь вычистили площадку, создали так называемую зеленую зону, где не было зараженных коронавирусной инфекцией", — рассказал Абдуллаев.

Так, чтобы попасть на строительную площадку GTL, все сотрудники, которые заезжали на площадку, сдавали бесплатные ПЦР-тесты в специально созданной тут же лаборатории. Через неделю карантина еще один тест ПЦР и на антитела, и только после этого, если человек был здоров, он имел возможность выходить в городок и ходить на работу. При этом все эти дни рабочим оплачивались. Заболевшие также лечились за счет компании.

Работа врача на объекте строительства
Sputnik / Дильшода Рахматова
Работа врача на объекте строительства
"С начала пандемии мы взяли 43 тысячи анализов ПЦР. В среднем на каждого рабочего приходится по 2,5 анализа. Если появлялся положительный человек, то он отправляется в клинику, а те, кто с ним контактировали, помещались в допкарантин. После выхода из него их снова проверяли на инфекцию. На одни анализы компания потратила 7,5 миллиарда сумов. Главное, чтобы люди чувствовали себя защищенными", — подчеркнул представитель GTL.

Вынужденная мера

Находясь на карантине и после этого выходя на работу, у каждого строителя вахта получалась удлиненной. И это была, как заверяют работодатели, вынужденная мера.

Получалось, что некоторые люди жили на стройплощадке по 40-45 дней.

"Это морально тяжело. Мы это понимаем и не отрицаем. Но на площадке в десяти столовых организовано трехразовое питание, для тех, кто выходит на ночную смену, - тоже.

Комната рабочих в общежитии
Sputnik / Дильшода Рахматова
Комната рабочих в общежитии
Для своих работников также создали два спортивных зала. Работают три клиники. Но моральная усталость, тяжелый труд, по всей видимости, создали некое напряжение. Вы сами видите, это серьезный объект и работа на самом деле тяжелая. Сроки сдачи достаточно сжаты, и по требованию заказчика мы в декабре должны его запустить.

Доставка оборудования на завод GTL
Пресс-служба Министерства энергетики Узбекистана
Основной искрой инцидента послужила техническая проблема, она спровоцировала внутренний взрыв, и эта усталость "раскрылась", — признается Абдуллаев.

При этом погромщики быстро остыли и сожалели о причиненном ущербе. Сотрудники принесли свои извинения и руководству компании, и хокиму, и министру труда. Люди просили не увольнять их, выразив желание продолжить работу на этом объекте. Компания пошла навстречу – ни один участник инцидента не был уволен.

Администрация завода
Sputnik / Дильшода Рахматова
Администрация завода
Со словами руководителя согласился и Камол Казимов, заметив, что заработать более 2 миллионов сумов за одну вахту в Узбекистане непросто, тем более в условиях пандемии и нестабильной ситуации с закрытием границ.

Работа над ошибками

Несмотря на то, что конфликт уже исчерпан и работы ведутся полным ходом, проверку по факту случившегося все-таки начали. Для выяснения всех причин создана комиссия из представителей хокимията Кашкадарьинской области, Федерации профсоюза и "Узбекнефтегаза".

"Сейчас они изучают, кем были допущены серьезные нарушения, после установления всех фактов примем решение об увольнении или о переходе на другую работу. В первую очередь проверяются действия бригадиров, которые вовремя не проинформировали руководство о существующих проблемах и не приняли мер", — подчеркнул генеральный директор компании Uzbekistan GTL Фахриддин Абдурасулов.

Вместе с тем инцидент на стройплощадке уже заставил пересмотреть условия работы и пойти на компромисс. В частности, несмотря на определенные риски, отменяется карантин, полностью отменяется, но ПЦР-тест остается.

Вахта теперь длится  22 дня и 8 дней - отгул. Это как раз те условия, которые были до пандемии. Однако некоторые сотрудники готовы добровольно работать по 40-45 дней. Окончательное решение по такому графику еще не принято. Мотивы людей понятны: для многих это возможность заработать больше стандартного оклада. Учитывая хорошие условия труда и стабильный доход, многие таких переработок не боятся.

Столовая на строительной площадке завода GTL
Sputnik / Дильшода Рахматова
Столовая на строительной площадке завода GTL

Обратили внимание и на вопросы питания – именно эта проблема послужила детонатором в ту неспокойную среду. После переговоров с подрядчиком в обед к общему меню добавили еще одно блюдо на выбор, а энергетическая ценность рациона составляет необходимые 4 тысячи калорий – это норма для рабочего.

"Сотрудники должны быть здоровыми, сытыми и отдохнувшими – это наше правило", — подчеркнул Абдуллаев.

Строительство завода GTL
Sputnik / Дильшода Рахматова
Строительство завода GTL

При этом он опроверг информацию о невыплатах зарплаты. Контролирующие органы уже проверили данную информацию.

"Первые 15 дней идет защита объема, которая выполнена за месяц. За это время закрываются все табели и считается оплата труда. То есть 15 число – день погашения налогов, и с 16-го по 30-е мы выплачиваем зарплату", — прокомментировал представитель компании.

Журналисты снимают макет завода
Sputnik / Дильшода Рахматова
Журналисты снимают макет завода
В руководстве компании надеются, что подобных инцидентов на объекте не повторится, а работы будут завершены в срок.




Главные темы

Орбита Sputnik