18:38 22 Января 2021
Прямой эфир
  • RUB142.66
  • EUR12682.88
  • USD10500.81
Аналитика
Получить короткую ссылку
79291810

Узбекистан достиг определенных успехов в противодействии коррупции: принят основополагающий закон, регулирующий данную сферу, образованы соответствующие структуры. Но все еще остаются ощутимые пробелы в правовом поле, дающие возможность находить в нем лазейки.

О мерах по борьбе с коррупцией, а также об усилении роли гражданского общества в этом процессе, рассказала председатель Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан, глава Национального совета по противодействию коррупции Танзила Нарбаева.

— Как вы оцениваете нынешнее состояние борьбы с коррупцией в Узбекистане? Что уже сделано?

— За последние годы Узбекистан провел ряд ключевых и последовательных реформ в сфере антикоррупционной политики. Прежде всего, сформирована правовая основа, предупреждающая коррупцию во всех сферах жизнедеятельности общества и государства. Важным шагом стало принятие в 2017 году закона "О противодействии коррупции". В нем впервые разъясняются такие понятия, как конфликт интересов и коррупционное правонарушение. В документе закреплены основные принципы противодействия экономическим преступлениям, направления государственной политики в этой сфере, организационно-правовые механизмы их реализации.

Более того, данный закон стал основой формирования и развития целостной законодательной, правовой системы противодействия коррупции. Принят ряд указов и постановлений президента, государственных программ, определивших меры по противодействию коррупции, повышению правосознания и правовой культуры в обществе.

Сегодня все разрабатываемые и действующие нормативно-правовые акты проходят антикоррупционную экспертизу. В этой работе широко используется опыт зарубежных стран, достигших значительных результатов в законотворческой деятельности.

Важно понимать, что для эффективного противодействия коррупции одних законов недостаточно — нужна действенная система, механизмы их практической реализации. Для этого в июне 2020 года создано Агентство по противодействию коррупции, напрямую подчиняющееся президенту Узбекистана и подотчетное палатам Олий Мажлиса.

Агентство наделено чрезвычайно ответственными задачами. Оно отвечает за формирование и реализацию комплекса аналитических, профилактических, политико-правовых и просветительских мероприятий, направленных на защиту от коррупционных проявлений прав и свобод человека, свободы экономической деятельности и частной собственности, других жизненно важных интересов общества и государства.

Деятельность как Агентства, так и недавно образованного Национального совета по противодействию коррупции призваны содействовать устранению, в первую очередь, причин и условий коррупционных проявлений во всех сферах. 

Важнейшим приоритетом в деле борьбы с коррупцией было и остается обеспечение открытости, прозрачности деятельности органов государственной власти и управления, широкое вовлечение в эту работу граждан, гражданских институтов. Впервые в нашей стране открытый диалог с представителями негосударственного сектора и гражданского общества, международными партнерами, представителями бизнеса возведен в ранг государственной политики. Такой подход особенно важен как для укрепления доверия людей к институтам власти, так и для консолидации усилий общества и государства в борьбе с коррупционными проявлениями, в обеспечении верховенства права в стране. Важную правовую основу для реализации указанных приоритетов и задач создают принятый в 2018 году закон "Об общественном контроле", ряд других актов законодательства.

— По мнению специалистов, полностью искоренить коррупцию невозможно. Некоторые эксперты говорят о контроле над ней. Насколько, на ваш взгляд, это корректно?

– Я думаю корректнее говорить о противодействии и предупреждении коррупции. Ведь не секрет, причины ее возникновения имеют социальные, экономические, политические предпосылки. Поэтому важно в борьбе с этим злом своевременно выявлять причины и реализовывать комплексные социально-экономические, организационно-правовые, в том числе идеолого-воспитательные меры по искоренению самих условий, провоцирующих коррупционные проявления в системе государственной власти и управления. На решение этой задачи как раз и направлена осуществляемая в стране административная реформа, меры по либерализации экономической деятельности. В частности, в последние годы многое сделано для совершенствования правовой основы прохождения государственной гражданской службы. Но еще предстоит внедрить практику декларирования должностными лицами активов, доходов, крупных расходов, повысить эффективность административных процедур, сломать бюрократизм и начетничество в работе органов государственного управления с обращениями граждан.

Вместе с тем не надо забывать, что коррупция — это целый комплекс тяжких преступных деяний, подрывающих основы государственной власти и управления, их авторитет среди населения. И самое главное - эти преступления посягают на законные права и интересы граждан. Именно поэтому бескомпромиссная борьба с коррупцией, проводимая с использованием всех мер правового воздействия, стала одним из важнейших приоритетов государственной политики. Так, последовательно и кардинально пересматривается уголовное и уголовно-процессуальное законодательство в части усиления ответственности должностных лиц за коррупционные правонарушения. Внедряются в практику управления программы соответствия (compliance) и защиты лиц, сообщающих о правонарушениях.

За первые 9 месяцев 2020 года было возбуждено 838 уголовных дел, связанных с фактами коррупции. К ответственности привлечены 4 должностных лица республиканского уровня, 15 – регионального и 626 – городского и районного уровней.

Если говорить о первоочередных задачах, то в настоящее время крайне важно обеспечить системность, всеобщность в проведении работы по формированию и реализации антикоррупционной политики. Это то, над чем сегодня работает государственный аппарат, в том числе и парламент, в тесном взаимодействии с общественностью и международными экспертами стран, успешно прошедших этот путь.

— Ни для кого не секрет, что наш народ очень благодарный. И эта благодарность (даже традиция) способствует процветанию коррупции. Как сформировать в обществе нетерпимое отношение к ней во всех ее проявлениях?

– Не могу согласиться с этим утверждением! Благодарность, открытость, совестливость, широта души, приверженность справедливости и другие высокие человеческие качества нашего народа не могут стать предпосылкой, как вы говорите, "процветания коррупции". Коррупция — это проявление рабской психологии, а мы — свободолюбивый народ, с высоким чувством собственного достоинства, и именно это вселяет полную уверенность в том, что наша страна справится с этой болезнью, корни которой уходят в недалекое прошлое и те реально существующие проблемы, которые еще не решены, но, уверена, обязательно будут устранены.

Важно понимать, что коррупция, в первую очередь, отражает внутреннее состояние порядочности отдельного человека, чиновника, которая допускает или не допускает использование своего служебного положение для собственного обогащения. Но не следует забывать, что в Уголовном кодексе есть статьи не только за получение или дачу взятки, но и за посредничество в этом преступлении.

В числе главных факторов противодействия такому явлению отмечу последовательность действий, бескомпромиссность, повышение уровня правовой культуры и правового сознания самих граждан. Особенно важно вести работу среди молодежи и также способствовать их вовлечению в проводимые антикоррупционные реформы. Каждый узбекистанец должен понимать, что за этим злом следует неизбежное наказание. 

Важно, чтобы каждый из нас и общество в целом понимали, что коррупция препятствует продвижению экономических реформ, привлечению инвестиций, снижает конкурентоспособность страны и тем самым сдерживает рост нашего благосостояния, решение насущных социальных проблем граждан: безработица, высокое качество образования, здравоохранения и т.д.

Именно поэтому сегодня крайне необходимо обеспечить контроль, в том числе депутатский и общественный, за процессом целевого затрачивания средств в рамках национальных инвестиционных проектов, а также грантов, выделенных международными финансовыми организациями. Открытость и прозрачность этих процессов в деятельности госструктур укрепит стойкое и обоснованное доверие к власти. Решением Национального совета по противодействию коррупции уже созданы рабочие группы по предотвращению коррупции в сферах капитального строительства, высшего образования, госзакупок и здравоохранения.

Еще раз хочу подчеркнуть, мы с вами говорим о необходимости принятия законов, применения строгих мер наказания, следовании кодексам поведения и других рычагах в борьбе против коррупции. Но, очевидно, что пока каждый из нас не воспитает в себе нетерпимость к этому унижающему человеческое достоинство явлению, не изменит себя, все наши старания не дадут ожидаемого результата. Вот почему большую роль в противодействии коррупции должно играть гражданское общество. Пока, к сожалению, оно недостаточно активно участвует в этом непростом процессе. Наша задача – привлечь людей к решению этой проблемы.

Более того, считаю, что все факты совершения коррупции лицами, независимо от уровня занимаемой ими должности (республиканский, региональный, городской, районный), последствия их совершения в назидание другим должны максимально освещаться в СМИ.

— Кстати, о журналистах. Какова, на ваш взгляд, роль и задачи прессы в борьбе с коррупционерами?

– Надо признать, что долгое время общество уходило от широкого публичного обсуждения этих проблем. Вместе с тем информационная открытость — ключевой фактор в противодействии коррупции, поскольку масс-медиа имеют огромное влияние на общественное сознание и формируют устойчивые стереотипы поведения.

Не случайно политика президента направлена на усиление открытости и прозрачности деятельности органов государственной власти, создание организационно-правовых условий для широкого обсуждения проблем, недостатков, имеющихся в деятельности госорганов. Все это значительно повышают роль средств массовой информации в поддержании здоровой обстановки в системе госуправления.

На мой взгляд, СМИ должны выступать не только источниками информации, но, что немаловажно, стать частью системы противодействия коррупции, важным средством продвижения антикоррупционной стратегии страны. Для этого необходимо расширить полномочия прессы, последовательно укреплять независимость изданий, в том числе от чиновников всех уровней. Думаю, пришло время законодательно закрепить механизмы тесного взаимодействия СМИ и органов государственной власти и управления, правоохранительных и судебных структур в вопросах борьбы с коррупцией. И, безусловно, мы обязаны реагировать на публикации в СМИ.

В своей работе я уделяю особое значение и сотрудничеству с прессой. Растет список аккредитованных журналистов как государственных, так и частных изданий. Появилась возможность проведения пленарных заседаний в режиме видео-конференц-связи. Этот факт еще раз подтверждает, что в нашей работе мы придерживаемся принципа открытости и прозрачности. Еще одна инициатива в этом направлении – внедрение в деятельность палат Олий Мажлиса системы электронного парламента. Данный проект станет эффективным инструментом для плодотворного диалога парламента с общественностью в вопросах дальнейшего совершенствования законодательства и обеспечения парламентского контроля, включая вопросы противодействия коррупции.

- Почему наиболее коррумпированными остаются такие сферы, как строительство, здравоохранение, образование, судебная система? 

– Действительно, эти отрасли подвержены высокому коррупционному риску, и причина, видимо, состоит в том, что здесь в большей степени присутствуют человеческий фактор, недостатки системы управления, организации государственной службы: излишняя бюрократия, административные барьеры и другие издержки. Необходимо уменьшить влияние данных факторов не только в этих направлениях деятельности, но и в других сферах.

Важным шагом в работе по сокращению и устранению бюрократических препон стал указ президента Узбекистана "О мерах по кардинальному совершенствованию лицензионных и разрешительных процедур". Согласно нормативному акту, с 1 января 2021 года отменяются 70 видов лицензий и 35 разрешительных документов.

Одним из мощных инструментов противодействия коррупции стали принимаемые меры по расширению спектра оказываемых государственных услуг в электронном виде. В этом контексте подчеркну важность развития электронного правительства. Его потенциал по снижению коррупции еще не раскрыт в достаточной степени — нам предстоит усилить эту работу, особенно на местах.

Одной из системных причин коррупционности по-прежнему остается низкий уровень правовой культуры некоторых сотрудников государственных органов не только в вышеперечисленных сферах, но и в других отраслях. К сожалению, правосознание некоторых госслужащих еще не достигло уровня крайнего неприятия коррупции как разрушительного явления.

— Какова роль непосредственно парламента в работе по противодействию коррупции?

– Парламент как высший законодательный орган страны, наделенный широкими полномочиями по контролю за деятельностью исполнительной власти, играет чрезвычайно важную роль в борьбе с коррупцией. Он, прежде всего, несет ответственность за подготовку современной правовой законодательной основы. Своевременное принятие качественных законов в этой сфере, контроль за их безусловным исполнением, а также проведением тщательной антикоррупционной экспертизы всех нормативно-правовых актов позволяют достичь прогресса в предупреждении коррупционных проявлений.

Важная задача палат Олий Мажлиса состоит в использовании форм парламентского контроля по исполнению государственными органами, органами хозяйственного управления и их должностных лиц Конституции и законов Республики Узбекистан, решений палат Олий Мажлиса, их органов, государственных программ и т. д.

В целях эффективной реализации законотворческой, контрольной функций парламента в борьбе с коррупцией в структуре палат Олий Мажлиса специально образованы профильные комитеты, в том числе по судебно-правовым вопросам.

Сенат регулярно заслушивает отчеты и информации хокимов областей, членов правительства, руководителей государственных органов, органов хозяйственного управления по вопросам эффективности их деятельности, в том числе по недопущению коррупционных проявлений. В местных кенгашах депутаты, в том числе члены Сената от соответствующих областей, все активнее поднимают вопросы, связанные с организацией работы по противодействию коррупции. Обсуждение этих тем, организованных по итогам депутатских проверок, оценки, которые даются избранниками народа деятельности должностных лиц, в том числе правоохранительных и судебных органов, становятся все более жесткими и конструктивными.

— Помимо Национального совета по противодействию коррупции, вы также возглавляете Республиканский совет по работе с международными рейтингами и индексами. Каковы успехи Узбекистана по таким показателям, как "Индикаторы качества управления" (куда входит "Контроль коррупции"), "Индекс восприятия коррупции" и "Индекс верховенства права" (куда входит "Отсутствие коррупции")?

– Узбекистан входит в число 16 стран, которые показывают положительную динамику в борьбе с коррупцией. В первую очередь оцениваются реформы, проводимые в нашей республике. По индексу "Верховенства закона-2020" Узбекистан среди государств СНГ достиг наибольшего прогресса: согласно отчету, в общем рейтинге он с 0,47 баллами поднялся до 92-й позиции. Однако еще рано говорить, что люди удовлетворены судебно-правовой системой. Для того чтобы она стала по-настоящему эффективной, в том числе в противодействии коррупции, необходимо обеспечить подлинную независимость судов. В этом плане изучается вопрос внедрения в деятельность Сената практики рассмотрения представлений Высшего судейского совета о случаях вмешательства в деятельность судей либо оказания на них давления со стороны должностных лиц. В целях выявления склонности судей к коррупции планируется проведение скрытого мониторинга, результаты которого будут ежегодно обсуждаться в Высшем судейском совете.

В индексе, составляемом международной организацией Transparency International, Узбекистан за последние годы также улучшил свои позиции, однако до полного искоренения этого порочного явления еще далеко. Республиканский совет в настоящее время работает над проектом Стратегии по противодействию коррупции до 2030 года, предусматривающим разработку и внедрение в практику проведения мониторинга и оценки возникновения коррупционных угроз в государственных органах. Это станет своего рода национальным индексом по противодействию коррупции, состоящим из ряда индикаторов.

Изучается вопрос о вступлении Узбекистана в международную организацию групп государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО), а также имплементации в национальное законодательство норм соответствующих конвенций.

Разумеется, укрепление позиций республики в международных рейтингах не является самоцелью. Главная задача — улучшить жизнь народа, обеспечить надежную защиту прав и законных интересов граждан от коррупционных проявлений. Международные рейтинги и индексы лишь зеркало и признание происходящих реформ. 

— Недавно для общественного обсуждения был представлен проект постановления, согласно которому сообщивших о факте коррупции граждан будут финансово поощрять. На ваш взгляд, насколько оправдан такой подход?

– Подобная практика используется в ряде демократических стран. Насколько она будет эффективна в наших условиях, покажет время. По моему мнению, если у человека имеется информация о фактах коррупции, то, в первую очередь, сообщая ее соответствующим правоохранительным органам, он должен исходить из своей гражданской позиции. Вместе с тем считаю необходимым создать эффективный механизм предоставления юридической защиты тем, кто раскрыл факты коррупции в интересах общества.

Теги:
законодательство, Танзила Нарбаева, Сенат Олий Мажлиса, борьба с коррупцией, Узбекистан



Главные темы

Орбита Sputnik