06:55 01 Октября 2020
Прямой эфир
  • RUB132.07
  • EUR12003.57
  • USD10321.21
Колумнисты
Получить короткую ссылку
354201

Давно Украина не проявляла такую активность на внешней арене и тем более на белорусском направлении. Возбуждение украинских политиков и СМИ вокруг "предвыборного" задержания в Беларуси 33 российских граждан достигло своего апогея.

Изначально существовали подозрения о том, что сама история конфликта — это результат провокации украинской стороны, рассуждает колумнист РИА Новости Владимир Корнилов.

Затем эти подозрения подтвердил и сам президент Беларуси Александр Лукашенко, который в большом интервью скандально известному киевскому журналисту Дмитрию Гордону прямо заявил, что информацию о проникновении в его страну загадочных групп "боевиков" он получает от украинских спецслужб. Причем глава державы сам признал, что полного доверия к этим данным у него нет, однако это не помешало лично ему распространять эту сплетню с высоких трибун.

Не остался в стороне от провокации и лично президент Украины Владимир Зеленский, который в телефонном разговоре со своим белорусским коллегой уговаривал того передать Киеву значительную часть задержанных граждан России, ранее засветившихся в донбасском конфликте на стороне ДНР и ЛНР.

Конечно, дровишек в этот информационный костер подкинул и упомянутый выше Дмитрий Гордон, не так давно открыто сознавшийся, что работает на украинские спецслужбы. Взяв интервью у Лукашенко, он публично заявил, что глава Беларуси в этой беседе якобы пообещал дать зеленый свет процессу экстрадиции задержанных россиян на Украину.

Однако, обнародовав спустя сутки после этого заявления само интервью, Гордон вновь предстал в привычной для себя роли провокатора и манипулятора.

Оказалось, что президент Беларуси высказался о судьбе задержанных гораздо более обтекаемо и потребовал от Киева доказательств их причастности хоть к каким-то преступлениям.

Невольно возникает вопрос: зачем Украине и лично Зеленскому потребовалось столь активное участие в скандале? Ясно, что речь идет не только о пополнении "обменного фонда" (термин, часто используемый киевскими политиками) для торгов с Россией.

Согласитесь, так рьяно добиваться выдачи группы людей с тем, чтобы затем передать их в Москву, не имеет особого смысла — уж киевские силовые структуры поднаторели в том, чтобы на ровном месте создавать тот самый "обменный фонд", бросая за решетку политических узников и потом договариваться об их судьбе.

Ясно, что Киев ставит перед собой гораздо более амбициозные геополитические задачи, основная из которых — создание определенной точки невозврата в отношениях между Москвой и Минском. А выдача Украине хотя бы одного-двух граждан России, без сомнения, может стать именно такой точкой, за которой говорить о восстановлении былого формата братского российско-белорусского сотрудничества будет уже проблематично.

Мало того — достигается и задача полной дискредитации минской переговорной площадки, которая до сих пор использовалась сторонами внутриукраинского конфликта и международными посредниками.

Не секрет, что Киев давно уже задумался над выходом из Минских переговоров с целью пересмотра достигнутых там договоренностей, но еще не придумал, как это сделать без осуждения такого шага западными партнерами и особенно без ослабления западных санкций против России.

А скандал вокруг теоретической возможности выдачи на Украину россиян, принимавших участие в конфликте, сам по себе ставит под сомнение нейтральность и надежность Минска.

В самом деле, как представителям республик Донбасса (а они все до единого находятся в "расстрельном" списке "Миротворца" и объявлены в розыск на Украине) ехать теперь в Беларусь, если они знают, что их оттуда могут экстрадировать по первому же запросу украинской стороны?

Активность Киева на белорусском направлении не ограничивается генерированием скандальных новостей вокруг "боевиков" и провокациями спецслужб. Стараются также и дипломаты.

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба даже пригласил своего белорусского коллегу Владимира Макея присоединиться к встрече так называемого "Люблинского треугольника" — только что оформленной инициативы Польши, Литвы и Украины с ярко выраженным антироссийским характером.

Данный проект служит шагом к осуществлению мечты, веками лелеемой в Варшаве, — созданию "Междуморья", фактической реинкарнации Речи Посполитой "от моря до моря". И не случайно местом для провозглашения этой инициативы стал Люблин — именно там в 1569 году была подписана уния между Польшей и Великим княжеством Литовским.

Однако без Беларуси этот союз почти в прежних границах не воссоздать. Вот и старается Киев затащить в этот проект Минск, причем неважно, в каком виде — "хоть чучелом, хоть тушкой".

Пока сложно представить, как в рамках данного прожекта может выглядеть сотрудничество белорусских властей с официальными представителями Польши и Литвы — тех стран, которые больше всех критикуют режим "последнего диктатора Европы" (как там долго называли Лукашенко) и на протяжении многих лет остаются основными перевалочными базами для финансирования белорусских оппозиционеров. Видимо, пока не очень это себе представляют ни Варшава, ни Вильнюс.

Во всяком случае, выступление с подобными идеями накануне президентских выборов в Беларуси не может быть позитивно воспринято политическими оппонентами Лукашенко, чьи основные аргументы зиждутся на идее полной международной изоляции того.

Не исключено, что Кулеба проявил инициативу по привлечению Беларуси к "Люблинскому треугольнику", даже не посоветовавшись со своими западными партнерами, это было бы вполне в его духе.

Однако основная цель Киева понятна: попытаться расширить трещину, которая возникла в отношениях между Беларусью и Россией, превратить ее в пропасть. Ради этого официальные власти Украины и стараются, думая, что у них появилась такая возможность.

Понятно, что мечты Киева о том, чтобы окончательно рассорить Москву и Минск, сложно осуществить на практике. В конце концов, Лукашенко не раз уже пытался шантажировать Украиной в преддверии своих очередных выборов или каких-то важных экономических переговоров с Россией.

К примеру, он мог клеймить Виктора Ющенко и украинский "оранжевый майдан", что не мешало ему в 2009 году вдруг демонстративно сближаться с режимом Ющенко и петь ему хвалебные оды — само собой, до завершения нефтегазовых переговоров с Москвой.

Да, сейчас дело дошло до более критического уровня. И похоже, это осознает и сам Лукашенко, о чем свидетельствует тон его интервью Гордону.

Возможно, сам Лукашенко верит в то, что, попользовавшись Украиной и подброшенной той провокационной картой, он затем сможет просто перевернуть страницу и снова начать с Москвой бизнес as usual (как обычно).

Но ведь так же думал и президент Украины Виктор Янукович, вплоть до Майдана 2013 года пытавшийся так же играть в многовекторность и евроинтеграцию.




Главные темы

Орбита Sputnik