15:00 11 Июля 2020
Прямой эфир
  • RUB142.48
  • EUR11455.78
  • USD10184.73
Экономика
Получить короткую ссылку
1130612

Компания "Узбекнефтегаз" предложила Минэнерго для защиты внутреннего рынка увеличить акциз на импорт бензина в четыре раза – с нынешних 5% до 20%. В Антимонопольном комитете уже заявили, что это нецелесообразно. Почему же появилась такая инициатива?

ТАШКЕНТ, 27 мая — Sputnik. Рынок нефти и нефтепродуктов в Узбекистане проходит через заметные изменения. Правительство позволило фактическому монополисту "Узбекнефтегазу" формировать цены на бензин исходя из спроса на биржевых торгах. С августа прошлого года на "рыночные рельсы" перевели АИ-91, а с мая 2020-го – АИ-80 и дизельное топливо.

Все это привело к тому, что для простых автомобилистов цены на наиболее востребованные марки бензина стали заметно ниже. В то же время подешевело и импортное топливо, но уже по другой причине.

Вмешалась глобальная пандемия коронавируса. Чтобы не допустить распространения COVID-19, властям затронутых эпидемией государств пришлось серьезно ограничить как экономическую деятельность, так и передвижения граждан, в том числе на личном и общественном транспорте. Это повлекло небывалое падение спроса на нефть, из которого и производят бензин. Кроме того, проявились разногласия среди стран-участниц соглашения ОПЕК+ по поводу дальнейшего снижения добычи черного золота. Хоть они и были, в конце концов, разрешены, процесс падения мировых цен на нефть было уже не остановить.

Таким образом, в самом Узбекистане к настоящему времени сложилась довольно необычная ситуация: импортный бензин стоит дешевле произведенного в стране. Так, цена казахстанского АИ-92 на заправках UNG, принадлежащих "Узбекнефтегазу", составляет 5 тысяч сумов, в то время как местный АИ-91 – на 600 сумов дороже.

Чтобы не допустить потери клиентов, "Узбекнефтегаз" и предложил увеличить акцизы на импортируемое топливо – с 5 до 20%. Кроме того, есть инициатива обнулить ставку на ввоз сырья для изготовления бензина (сейчас она составляет 5%). Тем самым компания намерена "стимулировать производство нефтепродуктов на территории республики". Повышение таможенного акциза должен привести к снижению поставок бензина из-за границы, а удовлетворять спрос можно будет за счет местного топлива – с Ферганского и Бухарского НПЗ.

В краткосрочной перспективе, возможно, это сработает – спрос на бензин в стране с момента введения карантина в среднем упал на 60-65%, а в Ташкенте – на все 70-80%. Параллельно в январе-апреле, по данным Госкомстата, производство топлива в Узбекистане выросло на 18,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Сформированы излишки.

Все это позволит нормализовать ситуацию с нефтепродуктами в стране – по крайней мере, до тех пор, пока власти не снимут все карантинные ограничения. Но затем все придется возвращать обратно. Повышение акцизов на импорт и ограничение конкуренции на внутреннем рынке не смогут решить главную проблему – зависимость Узбекистана от зарубежной нефти и нефтепродуктов.

Отечественные заводы не способны производить столько бензина, сколько необходимо стране. Собственных запасов нефти также недостаточно, приходится покупать дополнительные объемы за границей – в основном в России и небольшую часть в Казахстане. Они поставляют до трети от суммарного внутреннего спроса.

Эта ситуация приводит к тому, что в Узбекистане бензин – самый дорогой в Центральной Азии. По данным аналитического издания Global Petrol Prices, один литр в Узбекистане стоит 0,65 доллара, тогда как у соседей – от 0,42 (Казахстан) до 0,50 доллара (Кыргызстан).

И это даже несмотря на то, что из государств региона только Туркменистан не испытывает потребности в импортном топливе. Просто российские производители продают бензин в Казахстан и Кыргызстан по внутрироссийским ценам (им не нужно платить экспортные пошлины, которые, к слову, снижаются из-за налогового маневра).

В случае Узбекистана все работает по-другому: российским компания приходится платить и экспортную пошлину в России, а затем и импортный акциз при ввозе в Узбекистан. В 2017 году он составлял 30% от таможенной стоимости нефтепродуктов, а с 2018-го – 5%. Из-за этого цены на внутреннем рынке Узбекистана сильно зависят от мировых цен на нефть.

Безусловно, правительство Узбекистана предпринимает шаги, направленные на наращивание собственного производства, модернизацию имеющихся промышленных мощностей и строительство новых.

До января 2020-го НПЗ освобождали от уплаты налогов на прибыль, с недавних пор упразднили госрегулирование цен на бензин, а во второй половине этого года совместно с иностранными инвесторами ожидается запуск завода по производству синтетического топлива Uzbekistan GTL.

Но даже с новыми мощностями республика пока не может полностью отказаться от импортного бензина, а при резком повышении акцизов есть риск возникновения дефицита топлива на внутреннем рынке.

С этим согласны и эксперты. Руководитель аналитического центра Независимого топливного союза Григорий Баженов считает, что предлагаемые меры "в целом будут на руку крупным производителям нефтепродуктов в республике": снижается импорт – снижается и уровень конкуренции.

Проанализировав ситуацию, в Антимонопольном комитете высказались против инициативы нефтяников, усмотрев в этом риск для конкуренции и ухудшение положения потребителей. Напротив, идет работа по выравниванию ставок акцизов, которые платят отечественные производители и импортеры. Как заявили в Минфине, сейчас этот вопрос прорабатывается совместно со всеми заинтересованными ведомствами.

Впрочем, подобные защитные механизмы принимаются и в других странах мира. Так, 25 мая правительство России вовсе запретило до 1 октября 2020 года закупки бензина за границей – все из-за того, что сейчас завозное топливо, как и в Узбекистане, стало дешевле отечественного.

Но есть и разница: российские производители способны сами полностью обеспечить внутренний рынок бензином, а НПЗ Узбекистана – нет. Кроме того, в России эта мера имеет временный характер, а инициатива "Узбекнефтегаза" (по крайней мере, в нынешнем ее виде) – нет. И это при том, что простое повышение акцизов на импорт вряд ли сможет помочь Узбекистану нарастить выпуск собственного автомобильного топлива.

В других странах, к слову, также применяются ввозные пошлины на бензин: например, в ЕС установлена общая ставка в 4,7% от таможенной стоимости топлива с октановым числом менее 95.

В США на фоне нефтяного кризиса и падения спроса на моторное топливо также заявляли о планах по введению высоких пошлин на нефтепродукты из России и Саудовской Аравии. Однако аналитики уверены, что это повлечет еще больший кризис на внутреннем рынке.

Но в целом в более развитых странах уровень защиты внутреннего рынка от иностранных производителей меньше, чем в развивающихся – в отличие от последних они способны сохранить стабильность экономики, применяя чисто рыночные механизмы.

Теги:
Узбекнефтегаз, Антимонопольный комитет Узбекистана, пошлины, топливо, акцизы, бензин, Узбекистан



Главные темы

Орбита Sputnik