04:15 04 Августа 2020
Прямой эфир
  • RUB137.46
  • EUR12021.09
  • USD10209.86
Общество
Получить короткую ссылку
924680

Российский пилот с узбекскими корнями, выходец из Оша Музаффар Закиров начинал летать на аэродроме у Кара-Балты. На днях он участвовал в уникальной операции МИД России по вывозу граждан РФ из нескольких африканских стран.

Сорок восемь часов в воздухе, девять взлетов и девять посадок, семь стран и 208 вывезенных пассажиров — таковы показатели уникальной операции МИД РФ по вывозу граждан России из нескольких африканских стран. Часть этого непростого перелета за штурвалом самолета сидел выходец из Оша Музаффар Закиров. Командир корабля рассказал Sputnik, сложно ли приземляться в пунктах, куда почти никто не летает, каково провести 100 часов в пути и для кого в свободное время он готовит плов.

Рейсу предшествовала огромная работа МИД

Двадцатого июля в московский аэропорт Шереметьево борт авиакомпании Royal Flight доставил на родину более 200 россиян, застрявших за границей из-за коронавируса. Также в самолете были пять граждан Украины и трое из Казахстана. На протяжении этого сложного длительного полета работало несколько усиленных экипажей общей численностью 40 человек, среди них был и командир воздушного судна Боинг 767-300 Музаффар Закиров.

Пилот объясняет, что "Африканскому кольцу" предшествовала огромная плодотворная работа Министерства иностранных дел России, представителей авиакомпании и других структур, отвечающих за организацию полетов.

Например, в Африке у Royal Flight нет своего представительства. И предварительно необходимо было выйти на крупную местную авиакомпанию, которая взяла бы на себя обязательство встретить борт, организовать предоставление метеорологической информации, топлива, питания и уборки в самолете.

"Мы-то не знаем всех тонкостей. И только после полета задумываешься, как же им удалось все это склеить. Это был интересный опыт как для летного состава, так и для наземных служб. Я бы еще раз так слетал", — говорит Закиров.

Летчик отмечает, что службы африканских аэропортов отработали "очень четко". К тому же в составе экипажа был опытный пилот-инструктор Алексей Зыков, который "в свое время более двух-трех тысяч часов отлетал в Африке и знал особенности общения с местными жителями".

Во время полета из Кении в Танзанию. Рейс летит замыкать Африканское кольцо. Слева направо: второй пилот Юрий Киселёв, КВС-инструктор Иван Панасенко, второй пилот Юрий Сорокин и Музаффар Закиров
Фото / из личного архива Музаффара Закирова
Во время полета из Кении в Танзанию. Рейс летит замыкать "Африканское кольцо". Слева направо: второй пилот Юрий Киселёв, КВС-инструктор Иван Панасенко, второй пилот Юрий Сорокин и Музаффар Закиров

Находясь за штурвалом, надо быть впереди самолета

Пилоты также предварительно готовились к уникальному вывозному рейсу. Среди командиров воздушного судна сначала отобрали тех, у кого есть прививка от желтой лихорадки и кто не был задействован в других полетах. Затем будущему экипажу предстояло проштудировать сорок вопросов об особенностях полетов на Африканском континенте.

"Я предполагал, что в Африке всегда солнце и жарко, как в мультике про доктора Айболита. Но в Танзанию мы заходили со стороны моря и обходили большую облачность. Там сильно развита болтанка из-за перехода с моря на сушу: потоки воздуха разной температуры создают сильные ветры. А ночью летишь, все сверкает — хорошая грозовая деятельность кругом", — вспоминает пилот.

Кроме того, африканская территория не просматривается радиолокационными средствами, и командиру судна приходится "надеяться на себя, компьютеры и карты".

"Я столкнулся в Африке с тем, что им кровь из носу дай информацию, сколько человек находится в самолете, на какое время у нас рассчитано топливо. Казалось бы, для чего им это надо?! А для того, как я понимаю, что Африка не контролируемая локаторами земля, если вдруг что-то произойдет с лайнером, надо искать его в радиусе пяти часов полета, например. И сколько человек надо будет искать, если что. Они в таких условиях живут, что улетел — пиши пропало", — объясняет командир воздушного корабля.

Члены экипажа во время длительной пересадки в Танзании. Слева направо: КВС Раис Нуртаев, КВС-инструктор Иван Панченко, КВС Амир Шабакаев, КВС Багаев Евгений, второй пилот Юрий Киселёв и Музаффар Закиров
Фото / из личного архива Музаффара Закирова
Члены экипажа во время длительной пересадки в Танзании. Слева направо: КВС Раис Нуртаев, КВС-инструктор Иван Панченко, КВС Амир Шабакаев, КВС Багаев Евгений, второй пилот Юрий Киселёв и Музаффар Закиров

К тому же во время полета экипажу пришлось пересечь границы 20 стран и взаимодействовать с их наземными службами.

"В России мы на русском языке ведем радиообмены, в какой-то момент диспетчеры и пилоты могут пойти друг другу на уступки. За границей же все нормировано и отсебятину нести нельзя. Тем более Африка, где часто пилоты сталкиваются с местным акцентом, который мешает понять английскую речь. И ты сидишь, чуть не приклеив наушники, пытаешься в каждое слово вникнуть", — поделился собеседник Sputnik.

По его словам, на Африканском континенте еще и плотная орнитологическая обстановка.

"Очень много птиц, которые на взлете и посадке могут помешать. Тут не расслабишься. Например, в столице Кении — Найроби — нам журавли перебегали взлетно-посадочную полосу, — говорит Закиров. — За штурвалом надо быть впереди самолета, предполагать, какие могут возникнуть сложности".

Пересекая экватор, люди обливали друг друга водой

По словам Закирова, несмотря на сложный длительный перелет, на борту царила дружелюбная, веселая атмосфера.

"Есть традиция: того, кто впервые пересекает экватор, обливают водой. Поэтому, когда я вышел из кабины, увидел, что по салону ходят люди в мокрой одежде", — смеется пилот.

Кроме того, во время полета люди ходили по салону, разминались, заходили на кухню и общались с экипажем, выражая благодарность за то, что наконец-то летят домой.

"На борту была спокойная, добрая обстановка: хочешь чаю — пожалуйста, поспать — пожалуйста, плед — бери", — описывает Закиров.

Музаффар Закиров с сыном на руках в 2010 году
Фото / из личного архива Музаффара Закирова
Музаффар Закиров с сыном на руках в 2010 году

Свой первый вывозной рейс он совершил в качестве пассажира

За несколько месяцев до "Африканского кольца" Закиров сам стал вынужденным заложником мирового транспортного коллапса. В мае он вернулся вывозным рейсом из Малайзии, незапланированно растянув отпуск на 70 дней.

Закиров был там на отдыхе в марте с семьей. Узнав, что границы могут закрыть, они два раза покупали билеты в Россию, и каждый раз рейсы отменяли. В конце концов "решили взять паузу и уйти в режим ожидания".

"Мы обращались за помощью во многие госструктуры. В Telegram создали группу "Застрявшие в Малайзии", и все вместе писали письма в различные инстанции. Мимо нас пролетали самолеты с Бали (Индонезия. — Прим. ред.), из Гоа (Индия. — Прим. ред.). Но в Малайзии их не было, и это нас удручало. А потом прошла информация, что Лавров (глава МИД РФ. — Прим. ред.) встречался с министром иностранных дел Малайзии, и после этого появилась надежда, что нас вывезут", — вспоминает пилот.

Он отмечает, что когда россияне в Малайзии зарегистрировались на портале "Госуслуги" и стали получать из РФ материальную помощь, они "поняли, что о них думают".

"Мы же были обывателями в этом положении и не могли предположить, насколько серьезно вопросы вывоза граждан необходимо решать, потому что десятки тысяч россиян оказались за границей, все хотели домой. Только аэропорт Шереметьево принимает 500-600 человек в сутки, а по регионам лишь по 200. И мы так прикинули, что где-то в середине июня или июля должны будем вернуться домой. Но так сложилось, что уже 25 мая прилетели", — подчеркивает пилот.

Российский пилот и выходец из Оша Музаффар Закиров
Фото / из личного архива Музаффара Закирова
Российский пилот и выходец из Оша Музаффар Закиров

Люблю готовить плов в казане

Закиров в авиации с 1988 года. Однажды в детстве он решил исполнить мечту отца, который также хотел покорять небо.

"Отец уже поступил в летное училище и собирался уезжать на учебу, но моя прабабушка слезно держала его за руки и не отпускала", — вспоминает рассказы отца собеседник Sputnik.

Еще пионером Закиров начал посещать авиамодельный кружок. Затем, поступив в Суворовское училище, записался в аэроклуб во Фрунзе (ныне — Бишкек. — Прим. ред.).

"Это были дополнительные занятия после основных. Инструкторы давали нам теорию, а на аэродроме у города Кара-Балта — практику. Летали мы на Як-52 и прыгали с парашютом Д1-5У", — рассказал пилот.

За время службы в армии Музаффар Закиров получил российскую государственную награду "Медаль Нестерова", которую выдают за отличную летную выучку. Госнаграда названа в честь русского летчика Петра Нестерова, впервые совершившего авиационный таран в ходе воздушного боя с австрийским самолетом в Первую мировую войну.

В 2010 году участник операции "Африканское кольцо" перешел в гражданскую авиацию.

Закиров родом из Оша, корни у него узбекские. Его мать живет в Ташкенте, и он часто навещает родственников в Узбекистане.

"Я в России живу с 1990 года. Но до сих пор люблю готовить настоящий узбекский плов в казане и угощать им близких и друзей", — дополняет пилот.

Теги:
Ташкент, Узбекистан, Ош, коронавирус, Россия, самолет, рейс, Африка, пандемия, пилот, Кыргызстан



Главные темы

Орбита Sputnik