Аналитика

Выживший нефтяник: нас от смерти разделяло несколько минут

© Sputnik / Алексей Даничев / Перейти в фотобанкНефтяная платформа
Нефтяная платформа - Sputnik Узбекистан
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Возгорание на морской нефтедобывающей платформе "Гюнешли" произошло 4 декабря после обрыва газопровода. В результате спасательных операций удалось спасти 33 человека, обнаружены тела восьмерых погибших, поиски 22 человек продолжаются.

ТАШКЕНТ, 29 дек — Sputnik. Выживший в аварии, произошедшей 4 декабря на платформе 10 месторождения "Гюнешли", Азимзаде Пашаев рассказал Sputnik Азербайджан о том трагичном дне и желании полностью восстановиться и вернуться в море.

— Как Вы себя сейчас чувствуете?

— После происшествия я две недели пролежал в больнице из-за головных болей, я пережил страшный стресс. С 3 января опять ложусь в больницу, меня все еще мучают головные боли.

— Что Вы почувствовали, когда после такой страшной аварии впервые увидели семью?

— В больницу ко мне приходили сестра, брат. Супругу и детей я увидел после возвращения домой. Они пережили страшные дни, но сегодня, хвала Всевышнему, они уже в порядке.

— Вы думаете снова вернуться на работу в море?

— После выздоровления, почему бы и не вернуться. Главное полностью восстановиться, и я вернусь.

— А что думает об этом ваша семья?

— Семья никак не соглашается с этим, не хочет моего возвращения на ту же работу. Они бояться. Но иначе быть не может. Мои товарищи выходят на работу, мне надо быть с ними. Дай Бог, буду и дальше работать.

— Поддерживаете ли связь с другими спасшимися коллегами?

— Да. Часто созваниваемся. Мы же с ними вместе спали и ели. Наши дружеские отношения продолжатся.

— Расскажите о том, что было в спасательной шлюпке? (Что вы чувствовали когда были в спасательной шлюпке?)

— Когда я садился в шлюпку крепко связал себя канатом. Надел спасательный жилет, чтобы меня быстро нашли, чтобы труп был на воде. В тот миг я ни о чем другом не подумал. Такой ветер бушевал. Все было ужасно. Казалось, что нас от смерти разделяет всего несколько минут.

— Носили ли нефтяники спасательные жилеты до этого случая в обычные рабочие дни? Как осуществлялся контроль над этим?

— На платформе были особые места, где мы обязаны были, и надевали жилеты. Контроль над этим был сильным. В этом вопросе проблем не было. Мы строго соблюдали правила безопасности.

— Была ли в тот день возможность для спасения всех нефтяников? Могли ли спасатели спасти всех, кто был на платформе?

Нефтяные платформы в Каспийском море - Sputnik Узбекистан
В мире
При пожаре на нефтеплатформе на Каспии погибли 32 человека
— Я уже 10 лет работаю на море, но впервые видел такой ужасный шторм и волны. Со стороны многим эта кажется легкой задачей. Но, в тот миг все было ужасно. Спасатели делали все от них зависящее. Вы представьте, там были баки, в которых было до 35 тонн метанола. Были и другие баки с химическими веществами. Если бы они взорвались, что бы произошло? Тогда масштаб трагедии был бы огромным. Все в лодке, словно оказались под огненным дождем, поливавшим нас с платформы. Спасибо спасателям. Они направили всю струю воду на нашу лодку, и смогли уйти из опасной зоны. Поверьте, приближение спасательных кораблей к платформе было невозможно. Они старались потушить огонь с расстояния. Потому что были ужасные волны и мощный ветер.

— Никто вас не предупредил о том, что в тот день будет шторм? Так ли важно было то, что в тот день на платформе находилось столько работников?

— В тот день мы не работали. Мы стояли в помещении, рядом со спасательными жилетами. Начальник платформы приказал нам в этот день не работать из-за плохих погодных условий.

— Так, если вы в тот день не работали, почему вы там находились? И если вы знали о том, что будет шторм, почему же вы не покинули платформу? Нельзя было эвакуировать рабочих?

Президент Республики Узбекистан Ислам Каримов - Sputnik Узбекистан
Каримов выразил соболезнования Азербайджану после трагедии на Каспии
— Там ведь находится не только наша платформа! Там также расположены платформы Гюнешли, Азери, Чираг. Даже если погода была плохой, эвакуации никогда не было.

Штормы и волны на море это дело привычное для нефтяников. По закону, нефтяникам запрещено работать в неблагоприятных погодных условиях, поэтому они дожидаются улучшения погоды в комнатах. В тот день ситуация была другой — случился пожар.

— Были ли вам выплачены компенсации со стороны государства?

— Я пока не ходил в управление, так как я живу за пределами Баку. Для получения компенсации, я должен быть там. Так что, Аллах дай здоровья. Что случилось, то случилось. Мне уже 60 лет.

Лента новостей
0