В мире

Эксперт: Ашхабад стоит перед критически серьезным выбором

© Sputnik / Рамиль Ситдиков / Перейти в фотобанкАрка Нейтралитета в Ашхабаде
Арка Нейтралитета в Ашхабаде - Sputnik Узбекистан
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Даже если туркменская сторона сейчас не пойдет на какие-то уступки, она в любом случае будет вынуждена обращаться за помощью к России, уверен политолог Александр Князев.

ТАШКЕНТ, 27 янв — Sputnik, Анна Столярова. Ашхабад может пойти на уступки Москве и допустить российское участие в сфере контроля за безопасностью в обмен на то, что российская сторона возобновит закупки туркменского газа, заявил Sputnik эксперт по Среднему Востоку и Центральной Азии, профессор Александр Князев.

Глава Министерства иностранных дел России Сергей Лавров прибывает сегодня в Туркменистан. Цель визита — обсуждение актуальных вопросов двусторонних отношений и международного сотрудничества. Одним из ключевых на переговорах станет и «афганский вопрос».

"Во время визита Лаврова в Ашхабад будет обсуждаться два блока вопросов, которые всегда были основными в двусторонних отношениях. Это вопросы возможного сотрудничества в сфере безопасности и вопросы, связанные с торгово-экономическими отношениями, в первую очередь, отношениями в сфере энергетики и покупки российскими газовыми компаниями туркменского газа. Оба этих вопроса достаточно болезненные", — считает Князев.

Лавров рассказал об общих целях России и США на Ближнем Востоке - Sputnik Узбекистан
В мире
МИД РФ: Москва рассматривает Туркменистан как стратегического партнера
Сотрудничество между странами в сфере безопасности сегодня, напомнил эксперт, практически не существует. В 1999 году из Туркменистана была выведена оперативная группа российских погранвойск, которая находилась там после распада СССР. С тех пор из всех постсоветских стран региона Туркменистан — на самом низком уровне с точки зрения сотрудничества с РФ: отсутствует, поясняет Князев, даже обмен информацией по линии спецслужб и правоохранительных органов и такое понятие, как военно-техническое сотрудничество.

"По линии военно-технического сотрудничества Ашхабад уже много лет ориентирован в основном на военно-промышленный комплекс Украины, Турции и ряда других еще более отдаленных стран, но не на Россию", — отмечает эксперт.

Более того, как известно, страна не участвует ни в каких постсоветских объединениях, даже в самом "аморфном" из всех, по словам Князева, — в СНГ — Туркменистан участвует только как наблюдатель. Специфика же силовых структур Туркменистана, включая и погранслужбу, связана со статусом нейтралитета и особенностями самого туркменского политического режима.

Еще в январе 2009 года в Туркменистане была утверждена военная доктрина, исходя из которой заметно сократилась численность личного состава Вооруженных сил. Доктрина подразумевает, что основные угрозы государству происходят не извне, а внутри страны, поэтому реформирование Вооруженных сил все эти годы вело к усилению и возрастанию роли Службы личной охраны президента, Министерства внутренних дел и Комитета национальной безопасности. МВД и его подразделения, а также КНБ, в основном сохранили структуру милиции и КГБ СССР, концентрируясь на борьбе с преступностью и политических преступлениях. В плане отражения внешних угроз Туркменистан, особенно на своих сухопутных границах, является чрезвычайно уязвимым.

Кто купит газ?

В то же время достаточно плохо, по мнению Князева, дела обстоят в газовой сфере. По мере сужения газовых рынков в целом и в частности в Европе, российский «Газпром», отмечает политолог, постепенно перестал нуждаться в туркменском газе, и закупки его на протяжении уже многих лет динамично сокращаются.

Так, в январе прошлого года во время предыдущего визита Сергея Лаврова в Ашхабад было объявлено о сокращении планировавшихся ранее закупок с 10 миллиардов кубометров до 4 миллиардов. А в середине января 2016 г. уведомил о намерении полностью прекратить закупки.

Установка предварительной подготовки газа в Каракумах - Sputnik Узбекистан
В мире
"Газпром" перестал закупать туркменский газ по финансовым соображениям
Так что Туркменистан сегодня очень нуждается в каком-то новом для себя направлении газового экспорта. Львиную долю газа покупает Китай (на его счет приходится 61% экспорта), но при этом Пекин практически не платит «живых денег», поскольку газ идет в качестве оплаты за китайские кредиты, на которые разрабатывались месторождения и на которые были построены газопроводы.

Ирану туркменский газ нужен, но в ограниченных объемах около 5 млрд куб. м газа в год: он необходим только в приграничных северо-западных иранских провинциях, поскольку страна сама является газовой державой.

К сфере мифологии относится навязываемый Ашхабаду Евросоюзом проект Транскаспийского газопровода в Азербайджан и далее в Турцию, считает эксперт. Таким образом, потенциальным серьезным покупателем остается только Россия. Вероятно, со стремлением вернуть российского покупателя связано и недавнее заявление руководителей «Туркменгаза» о готовности вернуться к проекту ранее инициировавшегося российской стороной, но уже подзабытого Прикаспийского газопровода.

Угроза возрастает

На фоне серьезной угрозы со стороны Афганистана для Москвы, по убеждению Князева, важен именно первый блок вопросов, связанный с безопасностью.

Туркменистан, как и Узбекистан, не состоит в ОДКБ. Но если между Узбекистаном и Россией существует базовый стратегический договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи, согласно которому, в принципе, развивается довольно интенсивный диалог Москвы с Ташкентом в военной сфере, то с Ашхабадом взаимодействия нет.

Для России же очень важно налаживание такого сотрудничества, убежден Князев. "Существует сравнительно открытая сухопутная граница Туркменистана с Казахстаном, который находится в общем пространстве с Россией, и еще, что очень важно, существует проблема сохранения безопасности на Каспии", — отмечает Князев.

Одновременно Туркменистан, как напоминает политолог, это одна из стран региона, которая находится в наибольшей степени в зоне риска с точки зрения происходящего в Афганистане. Начиная примерно с мая 2014 года, на туркменской границе практически постоянно идут боевые столкновения, связанные с рядом геополитических проблем, включая и развитие тех или иных направлений туркменского газового экспорта.

В мире
Глава Туркмении выступает за многоуровневый и системный диалог с США
С афганской стороны сформировались крупные военные группировки, наибольшую опасность среди которых представляют группировки этнических туркмен, проживающих в Афганистане. Среди них значительную часть составляют потомки "мухаджиров", в советской историографии именовавшихся "басмачами". Это ряд влиятельных туркменских племенных кланов, уходивших за кордон от Советской власти в 1930-х годах. Их претензии на реституцию «родовых земель» уже неоднократно озвучивались в последние годы, именно представители этих фамилий прямо связаны с "туркменскими талибами".

Примечательно и другое: две крупных газоносных площади ("Довлетабад — Донмез" и "Галкыныш" — группа месторождений "Южный Иолотань — Осман", "Минара" и "Яшлар") оказались теми землями, на которые претендуют «туркменские талибы» — это Серахский и Мервский (Марыйский) оазисы. Именно с этих месторождений осуществляется экспорт природного газа как в Иран, так и в значительной степени в Китай.

Вдобавок не все спокойно, по словам Князева, и внутри самой страны. С начала прошлого года происходят волнения в Тедженском районе Марыйского вилаята (области). А с осени прошлого года с афганской стороны из района города Герата через этнические туркменские группировки идет нелегальный трафик оружия в тот же Марыйский вилаят Туркменистана, говорит политолог. По мнению эксперта, этот регион известен также сложными внутриплеменными отношениями, — марыйские текинцы (представители племени «теке») тяжело ладят с текинцами из Ахалского вилаята, которые доминируют сегодня в госструктурах в Ашхабаде. Вплоть до того, что в Мары существуют и определенные сепаратистские настроения — полагает эксперт.

Для Туркменистана сейчас как воздух необходима чья-либо помощь в военной сфере, как минимум, по охране внешних границ, уверен Князев. "Случись синхронно внешнее военное давление со стороны Афганистана и одновременно и внутренний конфликт у силовых структур Туркменистана просто физически не хватит сил", — считает эксперт. Способность Туркменистана обеспечивать как собственную защиту, так и недопущение фильтрации через свою территорию угроз и рисков, по мнению Князева, вызывает серьезные сомнения.

Нейтралитет или стабильность?

При этом выбор союзника у Ашхабада достаточно ограничен. Американская помощь обойдется, как утверждает политолог, достаточно дорого: это отказ от доктрины нейтралитета и переформатирование всей внешней политики. Китай предпочитает не вмешиваться в военные и политические вопросы. "Есть определенные соглашения между Туркменистаном и Узбекистаном о взаимной помощи, но Узбекистан в состоянии защитить себя, а оказывать какую-то помощь на постоянной основе и в больших масштабах он не сможет. И остается в итоге только российское направление", — делает вывод эксперт.

"И сейчас Ашхабад стоит перед критически серьезным выбором. Оптимальный вариант, на который он может пойти и которого, наверное, будет добиваться российская сторона, это сделать закупки газа некой разменной монетой. Москва может в каких-то разумных объемах возобновить закупки туркменского газа в обмен на то, что Туркменистан допустит российское участие в сфере контроля за безопасностью для предотвращения угроз", — считает Князев.

Президент России Владимир Путин - Sputnik Узбекистан
В мире
Путин уверен в расширении сотрудничества с Туркменистаном
В повестке дня визита Сергея Лаврова, как тут же добавил политолог, конечно, есть и другие вопросы, но это такие дежурные вещи, которые глобального значения не имеют. Самое же главное сейчас: пойдет ли Туркменистан на военное сотрудничество с Россией и даст ли доступ соответствующим российским структурам к той информации, которая имеет значение для безопасности как Туркменистана, так и самой России и ее союзников.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Лента новостей
0