Аналитика

Таджикистан меняет вектор?

© Facebook, пресс-служба президента РТПрезидент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон
Президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон - Sputnik Узбекистан
Подписаться на
Yandex newsTelegram
На днях в правительстве страны произошли очередные кадровые перестановки, которые, по мнению экспертов, в некоторой степени могут говорить о смене внешнеполитического вектора страны. В сторону Запада и его союзников.

ТАШКЕНТ, 5 фев — Sputnik. Эркинхон Рахматуллозода (Рахматуллаев), много лет занимавший пост сначала госсоветника по внешней политике, а потом с переименованием должности — помощника президента по вопросам зарубежных связей, на прошлой неделе был назначен Чрезвычайным и полномочным послом Таджикистана в Королевстве Бельгия, постоянным представителем республики при Евросоюзе и НАТО.

Эркин Рахматуллаев политический долгожитель, только госсоветником по внешней политике он проработал бессменно 15 последних лет. Позиция госсоветника, ныне помощника президента, равнозначна посту министра.

Президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон - Sputnik Узбекистан
В мире
Пост главы Таджикистана будет закреплен за Рахмоном пожизненно

Семь лет из тех 15-ти, что Рахматуллаев был советником, министром иностранных дел страны был Хамрохон Зарифи и все эти годы между ними шла негласная борьба за влияние на главу государства. Эркин Рахматуллаев считается пророссийским деятелем, придерживаясь, как и Эмомали Рахмон многовекторной политики, он, тем не менее, за то, что стратегический партнер должен быть в приоритете.

Хамрохон Зарифи придерживается  противоположенного вектора. Его не раз обвиняли в том, что он прозападный политик и при нем ухудшились таджикско-российские отношения.

Если до недавнего времени некий паритет в советниках по внешней политике сохранялся, то сегодня его нет. После Зарифи, с конца 2013 года министром иностранных дел стал Сироджиддин Аслов, до этого 10 лет проработавший в Нью-Йорке. На место пророссийского Рахматуллаева на днях был назначен Аъзамшо Шарифи, до этого времени занимавший пост Чрезвычайного и полномочного посла Таджикистана в Королевстве Саудовская Аравия.

Отметим, что буквально месяц назад КСА пообещало дать Таджикистану 100 миллионов долларов инвестиций. Ну а тем временем, во внешней политике республики не стало, скажем так, российской стороны — высокого уровня чиновника, имеющего прямой доступ к главе государства.

Дрейфуем к Саудовской Аравии…

В последнее время таджикские эксперты заговорили о сближении Таджикистана с Саудовской Аравией против интересов Ирана. В минувшем месяце с Ираном, из-за лидера запрещенной в РТ партии исламского возрождения Мухиддина Кабири, у Душанбе был крупный дипломатический конфликт, который пока ничем не закончился. Напомним, Иран пригласил Кабири, объявленного Таджикистаном в розыск по линии Интерпола в связи с попыткой государственного переворота и изменения конституционного строя, на исламскую конференцию в Тегеран. Власти Таджикистана считают, что друзья так не поступают.

На фоне такого положения вещей президент Рахмон отправился в Саудовскую Аравию, как полагают эксперты, чтобы получить не только деньги, но и заручиться всесторонней поддержкой. При этом, по мнению самого Кабири, скандал из-за него стал лишь поводом для конфликта с Ираном.

А вот, по мнению эксперта по вопросам Центральной Азии Александра Князева, антииранский тренд в Душанбе появился задолго до истории с Кабири, еще с середины 2015 года стали появляться антииранские информационные вбросы, говорит он.

Таджикские эксперты вспоминают о недоумении, высказанном официальным Душанбе в связи с заявлениями политического деятеля Ирана аятоллы Саида Харрози, обещавшего вернуть Ирану земли "великой Персии" — Таджикистан, Армению и Азербайджан. Это заявление он сделал в сентябре прошлого года, представляя свою предвыборную программу.

Ситуация в Сирии - Sputnik Узбекистан
В мире
Таджикистан поддерживает участие РФ в операции в Сирии

И, несмотря на то, что МИД РТ расценило слова аятоллы лишь как "высказывания интригана, невежды, неосведомленного человека, не владеющего реалиями происходящего, нынешней ситуацией в регионе и мире, а также системой международного права", "Душанбе все же серьезно опасается планомерных попыток Ирана экспортировать исламскую революцию и идеологию шиитского клерикализма в Таджикистан", — говорит таджикский обозреватель.

…от России?

По мнению Князева, сегодня "в руководстве страны есть сильное соответствующее лобби, сориентированное на дрейф в сторону от Ирана и, заодно, России и преследующее интересы, прежде всего, США и их ближневосточных союзников".

"Иран и Россия — с одной стороны, Саудовская Аравия — с другой, уже давно фактически находятся в опосредованном военном конфликте на территории Сирии. Иран и Россия поддерживают правительство Башара Асада, а саудиты с первых дней сирийского противостояния поддерживали и продолжают поддерживать антиправительственные силы, в первую очередь — откровенно террористическое так называемое "Исламское государство", — отмечает Князев.

По его словам, руководство Таджикистана может заиграться в "многовекторность", забыв, что отношения РТ и с ИРИ, и с Россией строились уже десятилетиями в основном на политической лояльности Душанбе к Москве и Тегерану.

Таджикский пограничник - Sputnik Узбекистан
Аналитика
Таджикистан к атаке готов

"Лояльность не бывает одноразовой, она строится на долговременных проявлениях, лишь добавляющих ей ценности. Торговля лояльностью — сфера стратегическая, об этом нужно бы помнить, если следовать долгосрочным национальным интересам, а не сиюминутным", — говорит аналитик.

По мнению таджикских экспертов, лавирование в сторону КСА и Запада явление временное.

"На самом деле Таджикистану сложно менять свои внешнеполитические ориентиры, даже если официальный Душанбе очень этого захочет. Отход от Ирана или России — это слишком громко сказано. Страну с этими двумя государствами многое связывает", — говорит политический обозреватель Нурали Давлат.

Не видит он ничего необычного и в кадровых перестановках.

"Что касается Эркина Рахматуллоева, мне кажется, что его отправили на заслуженный отдых в Европу за многолетний труд", — говорит он.

По мнению Давлата, резкого изменения во внешней политике не будет, даже если кто-то этого сильно захочет.

"Вначале нулевых, когда США начали антитеррористическую кампанию в Афганистане, у нас была похожая ситуация. Тогда президент Таджикистана был приглашен в Европу и США впервые за все годы нахождения у власти, — рассказывает он. — Штаты вроде бы собирались создать военную базу в РТ. Эмомали Рахмонов тогда попытался отдалиться от России, но, в конечном счете, подписал соглашение именно с Россией (по военной базе). США отказались от своей затеи, и образовали свои базы в соседних с РТ странах".

Лента новостей
0