Культура

Узбекский поэт — в числе номинантов на получение премии "Русский Букер"

© Sputnik / Валерий Левитин / Перейти в фотобанкСухбат Афлатуни, настоящее имя Евгений Абдуллаев, — поэт, прозаик и критик
Сухбат Афлатуни, настоящее имя Евгений Абдуллаев, — поэт, прозаик и критик - Sputnik Узбекистан
Подписаться на
В числе шести произведений на получение независимой литературной премии "Русский Букер" номинирован роман "Поклонение волхвов" узбекского поэта Абдуллаева, пишущего под псевдонимом Сухбат Афлатуни

ТАШКЕНТ, 30 ноя — Sputnik. На получение независимой литературной премии "Русский Букер" в этом году претендуют шесть произведений, которые так или иначе раскрывают проблему человеческой памяти и времени, перенося читателей в разные эпохи русской истории. Победитель станет известен уже в четверг вечером, а накануне объявления лауреата РИА Новости предлагает коротко ознакомиться с произведениями из шорт-листа.

В 2016 году старейшая в России независимая литературная премия будет присуждена в 25-й раз. Шесть произведений были выбраны из 24, вошедших в лонг-лист премии. Лауреат "Русского Букера" получит денежную премию в 1,5 миллиона рублей, финалисты — по 150 тысяч рублей. Членами жюри в нынешнем сезоне стали прозаик, критик Алиса Ганиева, критик Владимир Козлов (Ростов-на-Дону), вице-президент Российской библиотечной ассоциации (РБА) Светлана Тарасова (Новосибирск), филолог, профессор РГГУ Давид Фельман.

"Поклонение волхвов", Сухбат Афлатуни

Под загадочным псевдонимом Сухбат Афлатуни, что в переводе с узбекского означает "Диалоги Платона", скрывается поэт, прозаик и философ из Ташкента Евгений Абдуллаев. Он называет свое творческое имя маской, которую натягивает для того, чтобы "городить разную небывальщину". Свой невероятный, без малого 700-страничный труд под названием "Поклонение волхвов" Абдуллаев писал почти восемь лет, книга вышла в издательстве "Рипол классик".

Повествование поочередно разворачивается в трех разных эпохах русской истории, охватывая временной промежуток с 1840 по 1990 год. В эту летопись мастерски вплетены судьбы членов семьи Триярских. На страницах романа легко можно встретить великих русских писателей, поэтов, увидеть трагедию последней царской семьи, — и все под неожиданным углом.

"Поклонение волхвов" — это такая игра, может, местами более сложно устроенная. Главное — чтобы читатель не заскучал. Скука и истина — вещи почти несовместимые", — пояснял Абдуллаев.

"Крепость", Петр Алешковский

Роман "Крепость" писателя и журналиста Петра Алешковского, профессионального археолога, дебютировавшего в 1995 году с историческим романом "Арлекин", претендует на победу сразу в двух литературных премиях — "Русском Букере" и "Большой книге". При этом сам Алешковский признается, что долгое время старался держаться в стороне от "медийных труб", выбрав для себя неспешный и вдумчивый подход к литературе.

Над "Крепостью", которая вышла в "Редакции Елены Шубиной", он работал около шести лет — изучал историю Золотой Орды, примерял разные варианты финала. Этот сложный текст существует в двух временных измерениях — он повествует о судьбе принципиально честного археолога Мальцова, который пишет исторический труд, а также переносит читателя в сны главного героя о расцвете и падении Золотой Орды.

"Эта книга вообще об истории, о прошлом. В ней много рассказов о Великой Отечественной, о времени СССР. И ровно поэтому герой связан со своим ордынским предком, что называется, узами крови, потому что история — океан прошедшего, который сплачивает текст в единое целое", — говорил писатель о своем романе в одном из интервью.

"Люди августа", Сергей Лебедев

Книги Сергея Лебедева почти сразу попадают на полки зарубежных книжных магазинов: его первое произведение "Предел забвения" переведено на английский, немецкий, французский, итальянский, чешский языки. Роман "Люди августа" и вовсе впервые был опубликован в Германии: на обложке немецкого издания уточнялось, что в России его напечатать не дали. Эту досадную оплошность исправило издательство "Альпина Паблишер", что дало Лебедеву возможность принять участие в литературной гонке.

События романа, сочетающего в себе черты исторического детектива и семейной саги, начинают разворачиваться в августе 1991 года. Главный герой узнает неожиданную правду о жизни своих предков и пускается в дальний путь, чтобы разобраться не только в истории семьи, но и познать историю мировую.

Азербайджанская художница и мастер по росписи Тунзале Мамедзаде и ее шелковый Коран - Sputnik Узбекистан
В мире
В Азербайджане изготовили Коран из шелка с золотыми буквами
"Это попытка художественными средствами проследить тот путь, который мы проделали, об исторических иллюзиях 1990-х годов. Роман заканчивается взрывами домов в Москве. Из этих взрывов рождается новая эпоха, новая историческая реальность, в которой мы и живем сейчас. Мне кажется, что многие люди в России хотят это понять: почему мы вернулись к тому, с чего начинали, почему так вышло", — рассказывал о романе Лебедев.

"И нет им воздаяния", Александр Мелихов

Книгу Александра Мелихова нельзя назвать новой: работу над семейной сагой автор начал в 1994 году. Первая часть трилогии называлась "Исповедь еврея", за ней, спустя 17 лет, последовала "Тень отца". Грандиозную эпопею о судьбе многонациональной семьи, которую не пожалела суровая российская история, Мелихов завершил романом "И нет им воздаяния", который дал название всему циклу.

Похороны Абдуллы Арипова - Sputnik Узбекистан
Культура
Смерть поэта: слезы и стихи на похоронах Абдуллы Арипова
Книга вышла в издательстве "Эксмо" (хотя изначально части романа публиковались в журнале "Новый мир") и попала в короткий список "Русского Букера", но к литературным премиям Мелихов относится скептически, считая их "данью суете". По его мнению, все писатели являются "товарищами по преображению страшного и скучного в красивое и забавное". Главным героем своей трилогии автор делает мальчика Леву Каценеленбогена, который пытается осознать собственную национальную идентичность, а также жаждет отомстить гонителям своего отца.

"У ада в романе есть три круга. Первый, самый страшный, — это мир, где люди делают все, что хотят. Второй круг — это мир, где люди говорят друг другу все, что думают. И третий, самый мягкий — это мир, где люди утрачивают способность лгать самим себе", — говорил Мелихов о сути произведения.

"Зимняя дорога", Леонид Юзефович

Документальный роман Леонида Юзефовича "Зимняя дорога" высоко оценили и занесли в свои списки почти все главные литературные премии нынешнего сезона: он уже стал "Национальным бестселлером" этого года, претендовал на победу в "Ясной поляне" и составляет серьезную конкуренцию соперникам в "Русском Букере" и "Большой книге". Роман вышел в 2015 году в "Редакции Елены Шубиной".

Журналист Фозил Джаббаров - Sputnik Узбекистан
Общество
Узбекский журналист хочет выпустить книгу памяти Ислама Каримова
Основой сюжета послужил малоизвестный эпизод Гражданской войны в России — якутский поход белого генерала Анатолия Пепеляева. Сибирская добровольческая дружина в 1922–1923 году совершила поход через Якутию в безуспешной попытке перенести местный мятеж на всю Сибирь. Автор признается, что главная задача для него заключается в том, чтобы "извлечь достойные фигуры из исторического забвения или полузабвения".

"Зимнюю дорогу" я назвал документальным романом от невозможности более точно обозначить жанр книги. Это не роман с героями вымышленными или реальными, но трансформированными писательской волей, не монография, не исторический очерк. В современной словесности я сходных опытов не знаю, а образцами для меня служили античные историки, в первую очередь Плутарх, Фукидид и Тацит", — говорил Юзефович.

"Мягкая ткань. Батист, сукно", Борис Минаев

Борис Минаев известен как автор биографии первого президента России Бориса Ельцина. Благодаря своей дилогии "Мягкая ткань", опубликованной в издательстве "Время", он был признан писателем года по версии журнала GQ. В повествовании Минаева исторические события переплетаются с затейливым авторским вымыслом. Писатель признается, что в основу романа он положил истории из жизни своих дедушек по маминой и папиной линии, а также фрагменты мемуаров и семейных легенд других людей. "Мягкая ткань" стала попыткой вернуть личное прошлое каждой семьи, пережившей потрясения XX века.

"Детали исчезли. Фотографий почти нет. Писем тоже. В результате у нас осталось только общее прошлое — война, революция, — но почти нет прошлого индивидуального, семейного мифа. Роман "Мягкая ткань" — попытка эту данность побороть, преодолеть. Конечно, у меня есть свое чувство истории, свои воззрения исторические. Но в результате человеческая жизнь с ее тонкими материями и "мягкими тканями" для меня важнее, чем эти "общие" концепции", — подчеркивал писатель.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала