Аналитика

Оружие в руках у людей призвано защищать, а не убивать — выбор Узбекистана

© Sputnik / Рамиль Ситдиков / Перейти в фотобанкОружие, архивное фото
Оружие, архивное фото - Sputnik Узбекистан
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин анализирует проекты закона, призванного навести порядок в сфере оборота оружия для самозащиты граждан

В Узбекистане уже полтора десятилетия обсуждаются различные версии проекта закона, призванного навести порядок в сфере оборота оружия, предназначенного для самозащиты граждан.

Летом прошлого года в стране активизировались лоббисты внедрения в РУ американской модели вооружения граждан. Этот факт многие эксперты считают следствием усилий, предпринимаемых зарубежными оружейными компаниями и американскими силовиками. Очевидно, что захват ими центральноазиатского оружейного рынка позволил бы Вашингтону резко усилить свое влияние в регионе, в том числе на границах с Ираном, Афганистаном и Россией.

Узбекские военные - Sputnik Узбекистан
Штаты хотят научить Узбекистан контролировать оборот вооружений
Впрочем, усилия лоббистов из США разбились о довольно последовательную позицию руководства Узбекистана. После избрания президентом страны Шавката Мирзиёева Ташкент взял курс на наведение порядка в стране в союзе с соседними государствами, для чего однозначно сделал выбор в пользу той модели правового регулирования оружейного рынка, по которой сегодня живут не далекие от Центральной Азии "цивилизованные" страны, но близкие государства и, в частности, Казахстан и Россия.

В июле прошлого года обществу был предложен для обсуждения очередной проект закона "Об оружии", который вот-вот должен поступить в парламент страны.

Обсуждаемый сегодня в Узбекистане законопроект "Об оружии" по факту является калькой с аналогичного российского закона. Различия кроются в деталях, и в этих деталях узбекский подход к обороту оружия, скорее всего, будет еще более жестким, чем российский. Во всяком случае, правительство РУ пока не готово разрешить продажи гражданским лицам, например, травматического оружия. Более жестким, чем в России, будет, видимо, и порядок приобретения гражданами охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом.

Пистолет, обоймы, граната - Sputnik Узбекистан
Общество
МВД Узбекистана предложило гражданам разоружиться добровольно
Еще одна особенность узбекской ситуации состоит в том, что точное количество единиц оружия (в том числе незарегистрированного), накопившегося у населения за последние десятилетия, увы, неизвестно. А между тем Узбекистан долгое время был объектом влияния со стороны самых разных зарубежных экстремистских группировок, промышлявших в том числе незаконными поставками оружия в страны ЦА. Вот почему в преддверии принятия закона об оружии Ташкенту важно предварительно оценить масштаб так называемого "предмета будущего правового регулирования".

С этой целью с 5 по 15 марта текущего года МВД Узбекистана провело по всей стране мероприятия по выявлению и предотвращению незаконного оборота оружия и боеприпасов.

Людям было рекомендовано добровольно сдать незарегистрированные патроны и ружья во избежание будущей уголовной ответственности.

Так обстоит дело в Узбекистане, где позиция власти по столь актуальному для граждан вопросу, как оборот оружия, вполне понятна. Понятна позиция властей также в Казахстане и Беларуси, где оборот оружия регулируется практически теми же нормами, что и в России. Иное дело — многие другие страны СНГ.

Символы закона и правосудия - Sputnik Узбекистан
Общество
В Узбекистане судьям выдадут стрелковое оружие
По мнению одного из ведущих российских специалистов в области противодействия терроризму и политическому экстремизму, профессора Московского университета МВД России Виталия Бельского, законодательство об оружии в большинстве постсоветских стран пока находится в тупике. И выбраться из этого тупика законодателям мешают как советские стереотипы, согласно которым правом на применение оружия должно обладать только государство, так и пропагандисты американского подхода к регулированию оружейной сферы.

Напомню, что основной принцип американской модели оборота оружия для гражданских лиц строится на его свободной продаже, как бы власти ни совершенствовали порядок его оборота и применения. Но этот подход, судя по всему, уже не соответствует времени. Так, в минувшие выходные в США в более чем 800 городах страны состоялись массовые шествия людей под девизом "Марш за нашу жизнь" (March for our lives) с требованием ужесточить контроль за оборотом оружия. Основанием для маршей стала бойня 14 февраля в городе Паркленд, где бывший ученик одной из школ застрелил 17 человек и ранил десятки детей, а непосредственным поводом — невыполнение Дональдом Трампом своего обещания о запрете свободной продажи стрелкового оружия.

Около 300 американцев призвали чиновников ужесточить контроль за оружием - Sputnik Узбекистан
В мире
Около 300 американцев призвали чиновников ужесточить контроль за оружием
На постсоветском пространстве американская версия законодательства об оружии реализуется сегодня в странах Прибалтики, что объяснимо: эти государства давно стали фактическими колониями НАТО. Активно внедряется эта модель оборота оружия и на Украине, хотя с учетом происходящей сегодня в этой стране тотальной милитаризации в действительности здесь складывается "сомалийская" модель, когда огнестрельное оружие может иметь кто угодно, особенно под прикрытием какого-нибудь националистического флага.

А вот в кавказских и центральноазиатских республиках, в особенности там, где имеются замороженные конфликты и сложная приграничная обстановка (Армения, Азербайджан, Грузия, Молдова, Кыргызстан, Таджикистан) внедрение проамериканского оборота оружия чревато непредсказуемыми последствиями. По факту в большинстве стран СНГ законодательство об оружии формируется по российскому варианту — просто потому, что эта модель адекватна нынешним постсоветским реалиям.

В Узбекистане, Казахстане, Беларуси и Кыргызстане эта модель уже работает. И суть ее состоит в том, что проблема наведения порядка в государстве считается более важной в сравнении с задачей обеспечения права граждан на самозащиту.

Главный плюс реализуемой в ряде стран СНГ российской модели контроля за оборотом оружия состоит в том, что представители власти различными ведомственными инструкциями легко наделяют себя правом на владение, ношение и пользование стрелковым оружием, тем самым укрепляя свои правоохранительные возможности. К примеру, в Узбекистане ровно год назад вступил в силу закон РУ "Об органах внутренних дел", устанавливающий порядок применения сотрудниками внутренних дел огнестрельного оружия, а на прошлой неделе Министерство юстиции республики одобрило инструкцию № 2981, предусматривающую выдачу служебного стрелкового оружия судьям для обеспечения их личной безопасности.

Главный минус названной модели — высокая степень декларативности права применения законно приобретенного оружия рядовыми гражданами.

Законы об оружии в названных странах (в Узбекистане — законопроект) предоставляют рядовым гражданам право воспользоваться оружием "для защиты жизни, здоровья и собственности в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости" (цитата из статьи 24 ФЗ РФ № 150, статьи 18 закона "Об оружии" РК № 339 и статьи 26 аналогичного закона республики Беларусь № 61). Но вот каковы допустимые пределы "необходимой обороны" — не раскрывают. Таким образом, пространство для толкования мотивов, характера и пределов "необходимой самообороны" остается чрезвычайно широким и размытым. Отсюда — высокая степень коррупционной емкости действующих в названных выше странах СНГ законов об оружии: судьбу жертвы, применившей оружие по отношению к насильнику, решают, в конечном счете, судья и прокурор.

Как бы там ни было, страновые версии российского закона "Об оружии" обрастают все новыми изменениями и дополнениями, учитывающими опыт их правоприменения. В отличие от американской священной коровы свободной продажи оружия, превратившейся в очевидное зло.

Лента новостей
0