Культура

Искусство в эвакуации: как Узбекистан помог спасти Ленинградскую академию художеств

© Sputnik / Б.Манушин / Перейти в фотобанкЗдание Академии художеств в Санкт-Петербурге
Здание Академии художеств в Санкт-Петербурге - Sputnik Узбекистан
В годы Великой Отечественной войны в Узбекистан были вывезены многие культурные и образовательные учреждения из разных регионов СССР. Sputnik рассказывает об эвакуации Ленинградской академии художеств в Самарканд.

Героическое обучение

Академию художеств основали в Санкт-Петербурге в 1757 году по инициативе графа И. И. Шувалова и ученого М. В. Ломоносова. Уже более двух с половиной веков здесь преподают живопись, изобразительное искусство, графику, скульптуру, архитектуру и медальерное искусство. Академия славится своими выпускниками: это художники Д. Г. Левицкий, О. А. Кипренский, К. П. Брюллов, В. И. Суриков, В. А. Серов, И. Е. Репин, И. Э. Грабарь, М. Б. Греков; архитекторы В. И. Баженов, А. Д. Захаров, В. П. Стасов; скульпторы Ф. И. Шубин, М. И. Козловский, В. И. Демут-Малиновский, П. К. Клодт, М. М. Антокольский и многие другие.

Узбекская ССР. Кузнец Шаахмед Шамахмудов и его жена Бахри Акрамова взяли на воспитание и усыновили 15 детей, потерявших родителей и эвакуированных во время войны в Ташкент. - Sputnik Узбекистан
Общество
Последний кусок хлеба и доброе слово: как узбеки спасали эвакуированных в годы войны
Великая Отечественная война изменила жизнь академии. В первые месяцы после ее начала многие преподаватели, служащие и студенты ушли на фронт. Другие отправились работать в тыл: трудились на флоте, заводах, строили оборонительные укрепления. Уникальные произведения искусства и книги из фонда академии были спрятаны в подвалы. 

Осенью 1941 года научная и образовательная деятельность продолжилась. По воспоминаниям очевидцев, занятия часто прерывали воздушные тревоги и отключения электричества, педагоги вынуждены были дочитывать лекции в бомбоубежище. Студенты продолжали сдавать экзамены и защищать дипломы, аспиранты — получать ученые степени.

Восемнадцатого августа 1941 года Комитет по делам искусств при Совете народных комиссаров СССР принял решение об эвакуации Академии художеств в Самарканд. В срочном порядке составили списки, оформили документы, музейное имущество упаковали в ящики и отправили на железнодорожную станцию. Однако отъезд отложили до февраля 1942 года. Академию эвакуировали по Ладожскому озеру вместе с другими культурными учреждениями Ленинграда — в одном эшелоне ехали также артисты, музыканты, писатели. Основная часть коллектива — 250 человек — покинула город 19 февраля 1942 года, еще 35 эвакуировались в марте, остальные уехали еще позже. 

Розово-миндальный Самарканд

Одним из участников тех событий была Анна Гривнина — студентка четвертого курса факультета теории и истории искусства. Она вспоминала: "Мы выехали из Ленинграда 19 февраля 1942 года в жуткий мороз. Нас погрузили на Финляндском вокзале в дачные вагоны. <...> Из вагонов нас пересадили в открытые машины, чтобы переехать Ладожское озеро. Так как машин было немного, а нас — огромное число, то нас впихивали так, что в машине, стоя, нельзя было повернуться. Руководил всем этим Михаил Таранов, долгие годы и после войны бывший деканом графического факультета. Тьма — ночь — машины неслись со страшной скоростью. Ветер проникал во все поры. Наконец, мы приехали в Жихаревку. <...> В двадцатых числах марта я в шубе, валенках и зимнем блокадном обмундировании оказалась в розово-миндальном Самарканде. На ослике, наняв арбу, мы поехали на рынок, чтобы сменить одежду. И вдруг, проезжая Регистан (площадь в центре Самарканда. — Прим. ред.), я увидела молодых людей с этюдниками, что меня поразило. Выяснилось, что здесь уже функционировал Суриковский институт". 

Директор НИИ истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Веналий Амелин - Sputnik Узбекистан
Культура
Амелин: в годы ВОВ Узбекистан спас весь цвет научной интеллигенции СССР
Марина Бойко, тоже студентка факультета теории и истории искусства, приехала в Узбекистан позже — в июне. Когда началась война, отцу девушки поручили возглавить эвакуацию ценного оборудования нескольких лабораторий из Кировской области. Вся семья уехала туда, об эвакуации родной академии Марина узнала в Кирове. Оттуда же она и отправилась в Самарканд. 

"Город мне сразу же показался земным раем: тепло, солнце, фрукты, веселые молодые лица, масса знакомых, вдоль улиц, обсаженных высоченными белыми акациями и тополями, в арыках журчит вода. Все необычно", — пишет Марина Бойко о своих первых впечатлениях. 

Академию разместили в здании школы неподалеку от вокзала, в новой части города, на Октябрьской улице, дом 43. Там и жили, и учились. Рядом были волейбольная площадка и фруктовый садик с грязным водоемом, в котором купались в самую жару только смельчаки. Спали на нарах, учились, сидя за школьными партами, которые в теплое время года выносили на улицу. Устраивали пленэры в парках, садах и горах.

Библиотека находилась в здании школы, столовая была по соседству. Хлеб выдавался по карточкам. Что еще ели академисты, рассказывает Марина Бойко: "В Кирове, например, продуктовые карточки отоваривались лишь хлебом, мылом, солью и чуть-чуть сахаром. А тут, в Самарканде, кроме базара с фруктами и овощами, под деревьями валялись опавшие тутовник, алыча… Мы их собирали — и в катык (обезжиренный творог)! Пополняли наш стол и горячие лепешки из пшеницы. Довольно большие, с блестящей поверхностью по одной стороне, ароматные, они казались верхом кулинарного искусства, их неизменно покупали на базарчиках. На большом рынке в старом городе мы очень любили лакомиться "мишалдой" — как мы называли эту сладость — видимо, сваренная узбеками из фруктов патока. Помешивая ее все время (отсюда и название) в кастрюле деревянной лопаткой, продавец намазывал на кусок бумаги, чаще газетной, а мы с наслаждением ее слизывали!"

в Ташкентском государственном педагогическом университете им. Низами прошла международная научная конференция на тему Эшелоны идут на восток. Эвакуация в годы Великой Отечественной войны - Sputnik Узбекистан
Общество
В Ташкенте рассказали о вкладе Узбекистана в победу над фашизмом
Спустя несколько месяцев студентами первого курса стали эвакуированные граждане и местные жители, а также люди, которые воевали, но вернулись из-за ранений. Вместе учились и русские, и узбеки, и украинцы, и евреи, и татары... 

"Мы любили гулять в старом городе, где среднеазиатский колорит — природа, люди, архитектура — слиты воедино. Бродили у древних памятников XIV-XV веков: огромной соборной мечети Биби-Ханым, могилы Тимура — Гур Эмир, обсерватории Улугбека. Нам "повезло": среднеазиатскую архитектуру мы изучали в Ленинграде, а архитектуру XVIII-XIX веков, которой так славен Ленинград, — в Самарканде. Даже в трудные годы войны город поражал обилием воды: не было затора и с питьевой, а уж по всем улицам журчали непременные арыки, и сам город так и остался в памяти очень зеленым, с улицами-аллеями, с солнцем, которое светило без единой тучки с мая по октябрь, а то и дольше", — вспоминает Марина Бойко. 

Пожалуй, не было в Самарканде человека, который бы не думал о том, что происходит на полях сражений. Возвращавшихся бойцов засыпали вопросами. Письма с фронта читали вслух в перерывах между занятиями. Радио слушали, сгрудившись у репродуктора. Ловили каждое слово диктора Совинформбюро, ликовали от новостей о каждой победе.

Когда учеба заканчивалась, студенты трудились в колхозах: помогали местным жителям собирать урожай риса, хлопка, сахарной свеклы и винограда. Умели и веселиться: устраивали домашние вечеринки, ходили на концерты в старинную часть города. 

Возвращение на север

После Сталинградской битвы пошли разговоры об отъезде Академии художеств, поскольку казалось, что война скоро закончится. Но сроки возвращения постоянно переносили. Эвакуированные северяне, с одной стороны, тосковали по родным местам, а с другой — грустили от мысли, что нужно будет покинуть благодатный край.

В начале января 1944 года коллектив Академии переехал в Загорск (ныне город Сергиев Посад в Московской области. — Прим. ред.). 

Выставочный зал в Ташкенте - Sputnik Узбекистан
Колумнисты
Ташкент – город русской эвакуации: из записок путешественника в прошлое
"Мы ухнули из древней Средней Азии в древнюю Русь. Контраст был разителен! Там, в Самарканде, жара, яркие краски во всем, мечети, минареты, мавзолеи, кишлаки, гортанные звуки речей, крики осликов, процессии мерно колыхающихся верблюдов... Здесь, в Загорске, мороз, кругом белым-бело, сугробы снега, графика черных силуэтов деревьев, певучая речь баб в платках и валенках, фыркающие лошади, запряженные в сани, и древняя Троице-Сергиева Лавра, основанная в 1337 году. В ней, окруженные толщенными стенами с башнями, мы жили среди древних соборов, один из которых — XV века — украшала знаменитая "Троица" Рублева. Наше общежитие размещалось в палатах царицы Елизаветы Петровны, в которых она останавливалась, приезжая на богомолье. Музыкальный звон часов на изящной высокой колокольне XVIII века (в окончательном виде — творение В. Ухтомского) любили слушать прозрачными ранними утрами", — вспоминает Марина Бойко.

В ходе эвакуации некоторые профессора и научные работники задержались, а потом и осели в Ярославской области. В итоге там образовался филиал именитого образовательного учреждения.   

В июне 1944 года Институт живописи, скульптуры и архитектуры вернулся в Ленинград — в старые, израненные войной стены Академии художеств. Преподаватели и студенты увидели выбитые рамы, обгоревшие фасады, упавшие карнизы, осыпавшуюся штукатурку. В Рафаэлевском, Тициановском залах музея и конференц-зале были пробоины и ржавые подтеки.

Здание академии ремонтировали своими силами. Власти наняли рабочих только в 1947 году.

© Sputnik / Рудольф Кучеров / Перейти в фотобанкИнтерьер вестибюля Академии художеств. Ленинград, 1968 год
Искусство в эвакуации: как Узбекистан помог спасти Ленинградскую академию художеств - Sputnik Узбекистан
Интерьер вестибюля Академии художеств. Ленинград, 1968 год

Судьбы выпускников Академии художеств, которые учились в эвакуации, сложились по-разному. Большинство стали достойными представителями своих профессий: проектировали крупные здания, работали в Русском музее, принимали участие в капитальном ремонте Ленинграда и соседних городов. Марину Бойко увлекло книгоиздание, она стала одним из создателей знаменитого издательства "Аврора".

© Sputnik / Рудольф Кучеров / Перейти в фотобанкПавильонный зал Петербургской академии художеств, 1987 год.
Искусство в эвакуации: как Узбекистан помог спасти Ленинградскую академию художеств - Sputnik Узбекистан
Павильонный зал Петербургской академии художеств, 1987 год.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社简化中文Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社繁體中文Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский