Общество

Человек и пароход: как эмир Бухары российскому флоту помогал

© Public DomainЭскадренный миноносец Эмир Бухарский, бывший минный крейсер.
Эскадренный миноносец Эмир Бухарский, бывший минный крейсер.
 - Sputnik Узбекистан, 1920, 25.07.2021
Двадцать пятого июля в России отмечают День ВМФ, который ведет отсчет своей истории со времен царей и императоров. При этом мало кто знает, что в начале XX века свой вклад в его развитие внесли жители далекого от океанских просторов Туркестана.
ТАШКЕНТ, 25 июл — Sputnik. Первые известия о начавшейся в январе 1904 года русско-японской войне и непростом положении, в котором оказалась российская эскадра на Дальнем Востоке, привели к зарождению движения по сбору добровольных пожертвований на строительство новых кораблей для флота.
Стартовав как частная инициатива нескольких патриотически настроенных представителей высшего света, эта общественная кампания вскоре расширила свои масштабы – к ней присоединялись подданные императора со всех концов России.

Миллион на эсминец

В связи с тем, что число жертвователей и объем передаваемых ими взносов росли день ото дня, появилась необходимость организации строго учета всех поступавших средств. С этой целью уже 6 февраля 1904 года Николай II одобрил создание Особого комитета по усилению флота на добровольные пожертвования.
Его почетным председателем стал брат императора великий князь Михаил Александрович, а председателем – великий князь Александр Михайлович. Всего в комитет вошли 117 человек, в том числе морские и технические специалисты.
Эта организация имела право не только собирать денежные взносы, но и непосредственно направлять их на постройку боевых кораблей. Согласно публичному отчету комитета, за несколько лет удалось собрать колоссальную сумму в 17,1 млн рублей.
Свою лепту в развитие российского флота тогда внесли, помимо прочих, и окраины обширной империи. В частности, несмотря на то, что Бухарский эмират формально был независимым от России государством, его правитель эмир Сеид Абдулахад-хан стал одним из главных спонсоров – он перечислил 1 млн рублей. Кроме того, еще более 300 тыс рублей поступило от прочих жителей Туркестана. Примерно столько же, например, прислал Сенат Финляндии.
Всего на полученные средства построили 23 корабля – 19 эскадренных миноносцев (первоначально их отнесли к минным крейсерам) и 4 подводных лодки. Названия им давали в зависимости от того, кто предоставил деньги на их создание. Так в составе Балтийского флота и появился эсминец "Эмир Бухарский".

Служба на Балтике

Летом 1904 года на вервях Сандвикского корабельного дока и механического завода в Гельсингфорсе (ныне Хельсинки) были заложены будущие "Эмир Бухарский" и "Финн", а чуть позже на петербургском Путиловском заводе – однотипные им "Москвитянин" и "Доброволец".
© Public DomainЭскадренные миноносцы "Эмир Бухарский" и "Москвитянин", бывшие минные крейсера, в доке в порту Императора Александра
Эскадренные миноносцы Эмир Бухарский и Москвитянин, бывшие минные крейсера, в доке в порту Императора Александра
 - Sputnik Узбекистан, 1920, 25.07.2021
Эскадренные миноносцы "Эмир Бухарский" и "Москвитянин", бывшие минные крейсера, в доке в порту Императора Александра
Эти минные крейсера предназначались для отражения торпедных атак на крупные корабли, а также постановки минных заграждений, конвоирования и разведки. От миноносцев, строившихся для флота ранее, их отличали усиленное вооружение и большие размеры.
Четыре систершипа (от англ. sister ship – "сестринский" корабль) создавались по чертежам специалистов германской фирмы "Шихау". Это должны были быть двухтрубные корабли водоизмещением в 570 тонн (фактическое – 620 тонн), способные развивать скорость до 25 узлов (свыше 46 км/ч).
"Эмира" спустили на воду 30 декабря 1904 года, а полноценной флотской единицей он стал к середине 1905-го. По штату экипаж нового судна насчитывал 99 офицеров и матросов.
Ввод в строй остальных трех однотипных минных крейсеров завершился в следующем году.
Начало боевой службы для "Эмира Бухарского" выдалось драматичным – его экипаж принял участие в бурных событиях разгоравшейся в это время революции. В июле 1906 года он находился в порту крепости Свеаборг (ныне Суоменлинна), прикрывавшей подходы к Гельсингфорсу с моря, когда в ней началось вооруженное восстание против царского правительства.
Мятежники ждали, что к ним присоединятся корабли, стоявшие на рейде, в том числе и "Эмир Бухарский". Эту надежду подкрепляло то, что среди моряков было довольно много тех, кого удалось привлечь на свою сторону революционным пропагандистам.
Однако этого не произошло. Офицеры минного крейсера, получив информацию о начавшихся в крепости волнениях, тут же изолировали в трюме всех, кого посчитали неблагонадежными.
В последующие дни с "Эмира" вели пулеметный обстрел казарм, где засели солдаты мятежного гарнизона. Имеются противоречивые данные о степени активности экипажа в этом деле – то ли за пулеметы стали лишь офицеры и присланные с берега гардемарины, то ли все же это были матросы, но стреляли они не по цели, а в небо. Как бы то ни было, бунт в Свеаборге был подавлен.
Затем жизнь "Эмира Бухарского" на несколько лет вступила в более спокойную колею мирного времени – регулярные выходы в море и тренировки экипажа. Тогда же он прошел капитальный ремонт с заменой вооружения. В сентябре 1907-го его, как и другие корабли подобного типа, переклассифицировали из минных крейсеров в эскадренные миноносцы.
© Public DomainРусские миноносцы в кильватерном строю. Первый "Доброволец", за ним "Москвитянин" и "Эмир Бухарский".
Русские миноносцы в кильватерном строю. Первый Доброволец, за ним Москвитянин и Эмир Бухарский.
 - Sputnik Узбекистан, 1920, 25.07.2021
Русские миноносцы в кильватерном строю. Первый "Доброволец", за ним "Москвитянин" и "Эмир Бухарский".
Вскоре на долю эсминца выпала война. В годы Первой мировой "Эмира" наконец использовали по его прямому назначению: в составе минной дивизии он участвовал в операциях по постановке минных заграждений у балтийских берегов, конвоировал транспорты и выходил в боевые дозоры.
Февральская и Октябрьская революции 1917 года нанесли сильный удар по боеспособности как флота в целом, так и поддержавшего большевиков экипажа "Эмира Бухарского" в частности.
Так, к апрелю 1918-го, когда силам Балтфлота пришлось эвакуироваться из Гельсингфорса, к которому приближались германские войска и белофинны, на нем остался только один офицер из семи, а также 32 матроса из 92.
После прошедшего в трудных условиях похода через покрытый льдом Финский залив в Кронштадт "Эмир Бухарский" несколько месяцев нес службу по охране подступов к революционному Петрограду. А осенью командование поставило перед эсминцем новую задачу – идти на Волгу, где красные пытались сдержать наступление белых армий.

"Эмир" воюет за власть Советов

Осуществить такой переход в несколько тысяч километров было исключительно непросто – кораблям (всего за годы Гражданской войны с Балтики на юг удалось переправить 30 боевых судов) предстояло идти вверх по Неве и дальше по тернистым и не самым глубоким каналам Мариинской водной системы, открывавшей путь на Волгу.
Чтобы снизить осадку эсминцев, с них приходилось снимать часть артиллерии и вооружения, гребные винты, а также запасы угля и другой груз – их решили перевозить на баржах. Через все это прошел и "Эмир Бухарский".
20 октября 1918-го он на буксире отправился в поход вслед за стартовавшими ранее систершипами "Финн" и "Москвитянин". Но если последние к декабрю смогли прибыть в конечную точку маршрута – Астрахань, то "Эмир" оказался затерт во льдах рядом с Саратовом и остановился на зимовку и ремонт у Покровской слободы (ныне город Энгельс).
В новом году "Эмиру Бухарскому" дали более революционное название. 12 апреля 1919-го его переименовали в "Якова Свердлова" в честь скончавшегося за месяц до этого от испанки формального главы советского государства. Под этим именем он уже в составе Астрахано-Каспийской флотилии и вступил в бой с белогвардейцами и британскими интервентами.
В конце весны 1919 года "Яков Свердлов" и другие корабли минного отряда воевали на севере Каспия.
15 мая эсминец и сопровождаемые им транспорты на подходе к Форту-Александровский (ныне казахстанский город Форт-Шевченко) встретились с английскими вспомогательными крейсерами "Президент Крюгер" и "Вентюр", а несколькими днями позже он участвовал в неудачном набеге на военную базу на острове Чечень у берегов Дагестана.
23 мая "Свердлов" вместе с "Финном", к тому времени уже получившим новое название в честь основателя компартии Германии Карла Либкнехта, в ходе разведывательного выхода в море вступил в перестрелку с "давним знакомым" – "Президентом Крюгером".
Вскоре командующим флотилии назначили бывшего мичмана царского флота и видного революционера Федора Раскольникова, который еще за год до этого руководил действиями кораблей красных на Волге, а затем был переведен на Балтику. Он в короткие сроки реорганизовал имевшиеся силы в Волжско-Каспийскую флотилию, разделенную на пять отрядов.
"Якова Свердлова" перебросили под Царицын (ныне Волгоград), на который наступали войска генерала Врангеля. Эсминец неоднократно обстреливал позиции белых, в том числе артиллерийские батареи и обозы, расположившиеся у города. Однако 30 июня красных все же выбили из Царицына.
"Свердлов" отступил вверх по Волге к Саратову, где и остался на всю осень и зиму. Больше в сражениях он не участвовал, а в Астрахань вернулся только летом.
К началу 1920 года красным войскам удалось перейти в контрнаступление и установить полный контроль на всем протяжении крупнейшей реки Европы. Весной 1920 года Волжско-Каспийская флотилия под командованием Раскольникова, державшего свой флаг на "Карле Либкнехте", заняла все основные порты на Каспии – Петровск (ныне Махачкала), Форт-Александровский и Баку.
В мае красные моряки захватили иранский порт Энзели, в котором англичане и белые хранили уведенное из России военное имущество, в том числе корабли, артиллерийские орудия и снаряды. На этом активные боевые действия на море завершились.
После Гражданской войны "Якова Свердлова" оставили служить на Каспии. В частности, с января по март 1923 года он на постоянной основе базировался за границей, выполняя роль стационера в Энзели, который к тому времени был возвращен под власть шаха Ирана.
Насколько насыщен драматическими событиями оказался путь эсминца, настолько же буднично он завершился: в июне 1923-го "Свердлова" отправили на хранение, а через два года вычеркнули из списков флота и разобрали на металлолом в Астрахани.
Такой была история "Эмира Бухарского" – российского боевого корабля, деньги на строительство которого дали жертвователи со всего Туркестана. И на ежегодных морских парадах в Санкт-Петербурге и других городах также чествуют и их вклад в развитие военно-морского флота большой страны.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
ԱրմենիաՀայերենАрмянскийАҧсныАҧсышәалаАбхазскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский