15:19 19 Июля 2019
Прямой эфир
  • RUB136.34
  • EUR9673.87
  • USD8584.50
Председатель объединения VETERAN Талъат Мурадов

Дружба после войны: боевой офицер о "настоящих шурави" и узбекском подвиге

Sputnik / Рамиз Бахтияров
Аналитика
Получить короткую ссылку
Дильшода Рахматова
4783191

Председатель объединения VETERAN Талъат Мурадов рассказал о том, как и чем живут сегодня воины-интернационалисты и какой подвиг совершили узбекистанцы в Афганистане, до сих пор охваченном войной.

Справка. Талъат Мурадов родился 12 мая 1960 года в Самарканде, в 1983-м окончил факультет механизации сельского хозяйства Сельскохозяйственного института по специальности "инженер". С 1984 по 1985 год служил в Афганистане в городе Герат в 101-м мотострелковом полку. Награжден орденами: "Красная Звезда" (1985 год), "За службу Родине", "Дружбы" (2017 год), а также шестью правительственными медалями Узбекистана.

— Талъат Пардаевич, сколько человек из Узбекистана принимали участие в боевых действиях на территории Афганистана?

— Из нашей республики в Афганистан были призваны порядка 65 тысяч человек, погибли 1520 бойцов, около 2,5 тысячи узбекистанцев получили тяжелые ранения. Есть также цифра в 1515 погибших, но это связано с информацией о семьях тех бойцов – кто-то из родителей и родных переехал в другую страну и по документам уже к республике отношения не имеют. Мы 1 февраля у мемориала "Скорбящая мать" внесем имена всех погибших в Афганистане бойцов, а также наших соотечественников, отдавших жизнь во имя свободы и независимости Узбекистана. А 2 февраля во дворце "Туркистон" состоится грандиозный концерт для наших ветеранов.

— Сколько сейчас ветеранов афганской войны проживают в стране?

— Сразу после вывода войск из Афганистана в республике насчитывалось около 60 тысяч ветеранов-интернационалистов. К сожалению, за прошедшие годы от разных болезней и ранений скончались порядка пяти тысяч человек – больше, чем за период боевых действий. Время, увы, не щадит.

— С той войны минуло 30 с лишним лет. Было ли у вас тогда понимание, какую миссию вы выполняли в Афганистане? Может, отношение к той войне изменилось у вас по прошествии этого времени?

— Я уехал в Афганистан из Москвы, где тогда работал, будучи в звании лейтенанта. Уехал добровольно, писал шесть заявлений, чтобы меня отправили, потому что считал это своим долгом перед родиной.

Знаете, наша миссия была крайне важной и кардинально отличалась от того, что после 40-й армии делали в этой стране другие военные подразделения — американцы, европейцы, а затем и весь мир. В первую очередь мы тесно работали с местным населением — строили больницы, школы, поднимали сельское хозяйство, промышленность и производство.

А статистика, к сожалению, печальная: если тогда, с 1979 по 1989 год, Афганистан прорабатывал 7% общемирового объема наркотиков, то сейчас эта цифра в десятки раз больше. Мы сдерживали этот негативный процесс, уничтожали маковые поля, препятствовали зарождению террористических группировок. Я был тогда простым лейтенантом, не занимал никаких руководящих постов, но как рядовой солдат считаю, что наша 40-я армия с честью выполнила свою задачу и воинский долг, достойно вышла из страны и оставила после себя колоссальную инфраструктуру.

Еще хочу отметить, что наши соотечественники, командиры и солдаты, воевавшие в Афганистане, сегодня не просто отсиживаются где-то на пенсии, а вносят огромный вклад в развитие страны. Только вдумайтесь: из числа ветеранов Афганистана у нас вышли семь послов, в том числе и первый посол Узбекистана в России профессор Юсуф Абдуллаев, и первый посол республики в Казахстане Насыр Якубов, и возглавлявший 16 лет дипмиссию Узбекистана в Иране Ильхом Акрамов, и Шавкат Хамракулов - чрезвычайный посол в США, и многие другие. Эти люди по сей день применяют свои знания и опыт на благо Узбекистана.

— Как спустя десятилетия к вам относятся сами афганцы, с которыми вам тогда довелось общаться или работать?

— Они нас встречают объятьями, с благодарностью вспоминая те годы. Они говорят: "Шурави, вы настоящие были!". Я не раз провожал делегации в Афганистан, один раз сам был там после войны. Нас очень тепло встречают. Кстати, сейчас в Термезе открылась туристическая компания, которая предлагает двухдневные туры в Афганистан, и они нас приглашают и очень нам благодарны.

Орденская планка
© Sputnik / Рамиз Бахтияров
Орденская планка

Ведь в годы нашего присутствия в стране к нам мог обратиться любой житель кишлака, прийти в госпиталь за медикаментами или получить квалифицированную медпомощь в наших госпиталях. Кроме того, мы передавали им очень много продовольствия – сахар, хлеб, гречку, муку, построили дороги, мосты, целые жилые микрорайоны. Они это помнят.

— Сохранились ли какие-то связи с жителями Афганистана после войны? Приезжают ли узбекистанцы в эту страну?

— Мы постоянно общаемся, приглашаем на наши мероприятия отставных генералов или обычных граждан Афганистана. Я владею языком дари и могу спокойно разговаривать с афганцами.

Очень многие этнические афганцы сразу после вывода советских войск из этой страны переехали на постоянное жительство в Узбекистан, например, в Ташкент и Самарканд. В столице на Чиланзаре у них даже есть свой афганский квартал с торговыми рядами. Так что они вносят свою посильную лепту в экономику как Узбекистана, так и Афганистана. Руководство наших стран заинтересовано в развитии этих контактов и экономических связей.

В последнее время мы реализуем множество совместных проектов, один из которых я хотел бы выделить особо. Я знаю историю и могу сказать, что Узбекистан сделал в Афганистане то, что до него не смогли ни англичане за 300 лет, ни СССР, ни после той войны вся Европа и американцы. Мы построили такую необходимую для этой страны железную дорогу от Хайратона до Мазари-Шарифа. Около тысячи наших сограждан, рискуя жизнью, строили эти 70 километров путей, мосты, переправы, тоннели в тяжелейших природных и рельефных условиях на территории государства, где идет война. Это настоящий героизм. А ведь новая дорога – это жизнь, это инфраструктура, сотни и тысячи рабочих мест для афганцев.

Сейчас эта ветка строится дальше, до Герата, снова наши железнодорожники героическим трудом помогают соседней стране. Наш президент взял курс на интеграцию с Афганистаном, на экономическую поддержку. Мы торгуем с соседней страной газом и электроэнергией, у нас постоянный обмен делегациями, тесные связи в гуманитарной и научной сферах. Мы гордимся, что можем вносить свою лепту в мирное развитие Афганистана, дай бог, чтобы там воцарилось спокойствие и страна процветала.

— Попытки решить афганскую проблему силовым путем пока не привели к положительному результату – ни США, ни коалиция ЕС не смогли изменить ситуацию в этой стране. На ваш взгляд, приемлем ли вообще силовой метод, или только экономическая интеграция способна вернуть Афганистан к мирной жизни?

— Я уверен, что экономическая интеграция, совместные проекты и торговые связи — это самая эффективная стратегия по достижению мира в Афганистане. Именно такую политику проводит наш президент Шавкат Мирзиёев, и я, как военный человек, полностью поддерживаю позицию своего верховного главнокомандующего.

Когда я служил в Афганистане, то в том числе участвовал в восстановлении сельского хозяйства в этой стране. Я с такой радостью воспринял недавний жест нашего главы государства, когда он подарил афганскому народу новые трактора. Это колоссальная помощь для них, ведь там ничего почти нет – там все гнилое уже. Европейцы или американцы им ничего этого не поставляли. В этом путь к миру.

Мы общаемся с афганцами и видим, как они устали от войны. Вот они ходят по улицам Ташкента, Самарканда, Термеза и смотрят на нас с завистью. Они говорят: "Вы не понимаете, как вы хорошо живете, вы, можно сказать, в раю живете!". Они возвращаются потом в свой ад, потому что война еще там не закончилась, и мечтают, что когда-нибудь будут жить в мирной стране, жить, как у нас в Узбекистане.

Талъат Мурадов во время интервью с корреспондентом Sputnik
© Sputnik / Рамиз Бахтияров
Талъат Мурадов во время интервью с корреспондентом Sputnik

— Расскажите об истории создания объединения VETERAN.

— После десятилетней войны тысячи людей вернулись домой и нуждались в поддержке, помощи и реабилитации. Именно с этой целью и создавались подобные организации по всему Союзу, а потом и в отдельных республиках.

В начале 1986 года в Самарканде, Намангане и других городах у нас стали формироваться такие объединения. Тогда это был Клуб воинов-интернационалистов. Туда люди приходили, просили помочь с работой или в бытовых вопросах. В 1993 году мы объединили существовавшие тогда пять или шесть организаций в одну, которая носит название VETERAN. В честь этой юбилейной даты мы соберем в Ташкенте 1 февраля большую конференцию, на которую приедут лидеры всех ветеранских организаций бывшего Союза. Для нас это огромная честь, и мы сейчас готовимся к этому масштабному событию.

— С какими проблемами в первую очередь приходится работать вашей организации сегодня?

— Наше объединение работает совместно с другими аналогичными структурами во всех странах постсоветского пространства. Хочу назвать основные направления деятельности.

Первое – это социально-медицинская реабилитация. Сложность в том, что после обретения странами независимости многие связи межведомственные были разорваны. Сегодня мы постепенно налаживаем эти контакты и ищем другие возможности.

К примеру, готовится к подписанию соглашение, по которому наши ветераны смогут бесплатно выезжать на протезирование в Россию. У нас развивается медицина, новые технологии, но пока еще не во всех сферах мы можем обеспечить полноценную помощь. В медицине столько сложных направлений, что пока невозможно охватить весь спектр реабилитации. Но я уверен, что скоро и в Узбекистане это тоже будет реализовано.

Второе направление – патриотическое воспитание молодежи. После возвращения из Афганистана мы первые пришли в детские дома Мехрибонлик уйлари. Был высокий процент детей, которые покидали детские дома, многие из них состояли на учете в правоохранительных органах. Естественно, им тяжело было чувствовать там себя взаперти. Мы с ними работаем, и сегодня я с гордостью хочу сказать, что условия там совершенно иные. Там все сделано по евростандарту, дети одеты опрятно.

Мы давно работаем с подрастающим поколением. Чтобы уберечь беспризорных пацанов от негативного влияния улицы, мы их приглашали в спортклубы, брали в горы. Ведь читать им лекции о здоровом образе жизни бессмысленно, но, когда они с рюкзаком пройдут по горной тропе и начинают уже через сто метров задыхаться, им самим становится ясно, к чему ведут курение и вредные привычки. Мы, люди, прошедшие войну, прививали молодежи любовь к стране, воспитывали в них настоящих патриотов и защитников родины. А мужчина как глава семьи должен быть физически крепким и противостоять любым вызовам.

Очень приятно, когда этим мальчуганы потом приходят к нам уже в статусе высокопоставленных военных. У нас тысячи учеников, воспитанников клуба, которые закончили высшие военные учебные заведения и сегодня защищают закон и порядок и в структурах Минобороны, и в Службе госбезопасности, и в МВД. У нас нет и не было цели воспитать только военных, главное, чтобы эти дети выросли достойными гражданами свой страны и принесли ей пользу, были полноценными членами общества.

Талъат Мурадов
© Sputnik / Рамиз Бахтияров
Талъат Мурадов

Мы еще в 1990-х годах начали организовывать на базе этих домов военно-патриотические клубы, а с 2005-го они превратились в военно-спортивные школы или, как их в народе называют, кадетские школы. На сегодняшний день детские дома №21, №22 и №24 — это наша гордость. В 24-м детском доме даже есть свой военный оркестр. Многие выпускники этих кадетских школ поступают затем на военную службу и с честью служат стране.

Отдельно стоит отметить нашу внешнеэкономическую деятельность. Президентом Узбекистана 2019 год объявлен Годом инновационного развития и внедрения передовых технологий, и мы также пытаемся внести свою лепту в этот процесс.

Например, совместно с нашими казахстанскими и российскими коллегами мы внедряем программу сурд-онлайн для людей, которые испытывают проблемы со слухом или не могут говорить. Им элементарно сложно прийти в больницу и объяснить, что у них болит и какая помощь им требуется. Сейчас эта программа установлена в поликлиниках, больницах, банках, в отделениях МВД, куда люди с инвалидностью могут обратиться, и их поймут и окажут необходимую помощь. Мы также ведем переговоры с турфирмами, в том числе чтобы к нам больше гостей приезжали и не испытывали при этом сложностей.

Еще одно направление реабилитационной работы – помощь маломобильным гражданам, в том числе протезирование. Мы, к примеру, приложили свои усилия к созданию уникального инвалидного кресла с электроприводом, которое позволяет инвалидам самостоятельно передвигаться без помощи посторонних. Кроме того, совместно с казахстанскими коллегами у нас есть проект по внедрению специальных подъемников "Батыр" для людей с ограниченными возможностями.

Вообще, глобальная цель — не только помочь нашим ветеранам-афганцам и инвалидам с технологическими новшествами, обеспечив доступную среду, но и внести свой скромный вклад в туристическую и гостиничную отрасли, чтобы люди со всего мира приезжали в Узбекистан и могли полноценно воспользоваться всей необходимой инфраструктурой, знакомясь с нашей страной.

— Какие совместные мероприятия запланированы у вас с российской стороной?

— Мы сотрудничаем с коллегами из других стран СНГ. Наша организация входит в международный Союз общественных организаций "Боевое братство", который возглавляет командарм 40-й армии Борис Громов, а я здесь являюсь его заместителем по работе с ветеранами Афганистана.

В преддверии 30-й годовщины вывода советских войск из Афганистана в Ташкенте соберутся порядка 20 лидеров ветеранских организаций из стран СНГ, несколько российских сенаторов. Мы дружим и постоянно общаемся, даже когда были сложные времена, мы не прерывали эти связи, ведь мы в одном окопе воевали, как говорится.

Постоянно проводим мероприятия совместно с российским посольством и с представительством Россотрудничества в Ташкенте. Кстати, руководит этим отделением боевой генерал, прошедший пять войн и имеющий восемь наград, — Виктор Николаевич Шулика. Он оказывает нам колоссальную помощь.

— Как ведется работа по поиску пропавших без вести или тех, кто по разным причинам не получил до сих пор свои заслуженные боевые награды?

— Вместе с посольством и Минобороны России мы с 2001 года начали изучать архивы для поиска военнослужащих, не получивших по разным причинам свои боевые награды. На тот момент мы обнаружили порядка 1300 человек и за прошедшие годы смогли отыскать и вручить награды почти одной тысяче афганцев.

Сейчас порядка трехсот наград остались неврученными, но это связано с процессами миграции. У нас есть списки всех награжденных, но по указанным в документах адресам они уже не проживают. Кто-то переехал в другой регион, кто-то вообще живет за пределами Узбекистана или выехал на заработки. Мы продолжаем эту работу и постараемся сделать все, чтобы каждый солдат получил свою заслуженную медаль или орден. Нам в этом помогают и Министерство обороны Узбекистана, и МВД, и махалли, и общественные организации.

На празднике 1 февраля мы будем награждать двух наших боевых товарищей. Так, начальнику нашей охраны, вы его видели на воротах, будем вручать дубликаты утерянных наград — орден "Красной звезды" и две медали — "За отвагу" и "За боевые заслуги". Этот молодой парень, кандагарский боец получил тогда за свои подвиги три заветных для любого афганца награды. Для него это все.

Что касается поиска без вести пропавших, то эта работа также ведется, но найти людей крайне сложно, а порой практически не представляется возможным. В 1989 году в Узбекистане числились без вести пропавшими 37 человек.

Один из наших соотечественников по имени Ильяс чудом выжил в афганском плену и в 1993 году вернулся на родину. Я сам принимал тогда его к нам на работу водителем. Сейчас он живет в Фергане. Кстати, по его рассказам был снят документальный фильм "Тайна лагеря Бадабер", ведь он был единственным уцелевшим свидетелем тех страшных событий.

За эти годы удалось узнать о судьбе еще одного бойца, так что на сегодняшний день без вести пропавшими числятся 35 человек. Работа ведется, особое внимание этому уделяет Руслан Аушев, который неоднократно лично выезжал в Афганистан для проведения переговоров. Нам помогают американцы и европейцы. Надежда найти их еще есть, хотя это крайне сложная задача. Проблема в том, что погибших не хоронили, они могли, например, утонуть в реке, а те, кто выживал и попадал в плен или вступал в банду, сразу же менял имя — был Иванов Сергей Петрович, а стал Курбанов Хайит Разакулович какой-нибудь. Документы теряются, а того или иного человека знают уже как мусульманина.

Кто-то может проживать в Пакистане, кто-то вообще, возможно, перебрался в Америку и по каким-то причинам не хочет возвращаться на родину. Это дело каждого, но наша задача установить, если живой – сообщить об этом родственникам, если погиб, то с почестями захоронить его останки на родине.

Теги:
Афганистан, Узбекистан



Главные темы

Орбита Sputnik