10:41 17 Января 2019
Прямой эфир
  • RUB124.97
  • EUR9582.03
  • USD8356.18
Флаг Узбекистана

Интеграция – выход из тупика для Узбекистана

Sputnik / Павел Лисицын
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Ростислав Ищенко
346095

Сегодняшнее положение Узбекистана можно охарактеризовать как стратегический тупик, считает Ростислав Ищенко.

Нельзя сказать, что эта политика предшествующего руководства страны была неадекватной реалиям своего времени. В 90-е годы слабость России и неоднозначное внутриполитическое положение диктовали политику "узбекского неприсоединения".

С одной стороны, это привело к короткому периоду "блестящей изоляции". На рубеже тысячелетий Узбекистан пользовался пристальным вниманием России, США, ЕС и мог торговаться по поводу условий сотрудничества в каждом отдельном случае, по каждой отдельной программе. С другой, в среднесрочной перспективе такая позиция привела к утрате стратегической инициативы, самоизоляции Ташкента и снижению его реального политического веса в регионе.

При этом потенциальные возможности Узбекистана были и остаются значительными. По мере вытеснения Запада из Средней Азии преимущество в регионе получают участники интеграционных проектов с участием России. Естественно, что они же имеют больше возможностей для экономического развития - доступ на льготных условиях на российский рынок является их серьезным конкурентным преимуществом.

Чем прочнее становятся геополитические позиции России, тем значительнее ее доминирование в Средней Азии и тем важнее становится для динамичного развития национальных экономик участие в ЕАЭС, а для обеспечения военно-политической безопасности - членство в ОДКБ.

С этой точки зрения политика "блестящей изоляции" себя исчерпала уже к 2004-2005 году. Тогда смена политики Ташкента могла бы принести существенные дивиденды. Однако после нескольких колебаний узбекское руководство осталось на прежних позициях. С этого момента выигрышная в свое время политика стала все более и более (пусть внешне и незаметно) расходиться с интересами страны.

Население Узбекистана растет быстрее, чем его экономика. Растут и предпосылки дестабилизации по тунисскому сценарию. Обеспечить себе военно-политическую поддержку, достаточную для стабилизации режима, и опережающее экономическое развитие, которое в перспективе снимет проблему роста населения и омоложения его состава, Ташкент может сегодня только за счет вступления в ЕАЭС и ОДКБ.

Это не так просто, как может показаться, поскольку членом обеих организаций является Казахстан, традиционно конкурирующий с Узбекистаном за влияние в регионе. Вряд ли Астана упустит возможность при переговорах о вступлении выдвинуть требования, ослабляющие конкурентные возможности Ташкента. А последний вряд ли с такими требованиями согласится.

То есть сразу сменить политику изоляции на интеграционную у узбекского руководства вряд ли получится. Однако у страны есть и иные возможности коррекции внешнеполитического курса. Ташкент является членом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) – евроазиатского интеграционного механизма. То есть Узбекистан имеет возможность пойти не традиционным путем (от малого к большому), а проложить путь от более общих к более частным интеграционным моделям. Чем более активную роль он будет играть в рамках ШОС, тем выше будет заинтересованность партнеров во взаимодействии с ним и в рамках постсоветских интеграционных проектов.

По теме

Семериков: Узбекистан пока не подавал заявку на возвращение в ОДКБ
Мендкович оценил вероятность возвращения Узбекистана в ОДКБ
Теги:
ШОС, Астана, Средняя Азия, Политика, ЕАЭС, США, Россия, ОДКБ, Узбекистан



Главные темы

Орбита Sputnik