12:21 26 Сентября 2020
Прямой эфир
  • RUB136.28
  • EUR12210.60
  • USD10315.62
Колумнисты
Получить короткую ссылку
240131

Непросто, с боями и террористическими актами Афганистан движется к своему новому миру – без американцев. Этот мир может стать источником новых вооруженных конфликтов, и угрожает дестабилизацией региональным соседям.

Афганская реальность не вполне соответствует декларациям о примирении. За пять месяцев после подписания соглашения с США "Талибан"* не смог договориться о прекращении огня с Кабулом. Боевики пытаются взять под контроль новые населенные пункты, активно атакуют армейские и полицейские блокпосты, военные базы и полицейские участки в целом ряде провинций. В начале августа погибли 37 военнослужащих и полицейских, 61 боевик и 43 мирных жителя.

В результате взрыва придорожной мины 5 августа погибли около 12 человек в северной провинции Баглан. Днем позже на шоссе Баглан – Саманган талибы подожгли два бензовоза, семь бензовозов захватили, слили топливо, и продали его в Пули-Хумри по 20 афгани за литр. Этому "бизнесу" не помешали даже параллельно идущие бои с афганскими силами безопасности, которые сумели развить успех лишь в провинциях Кандагар и Газни.

Ощутили "второе дыхание" и боевики ИГ* – в результате атаки на тюрьму в Джелалабаде (восточная провинция Нангархар) 2 августа погибли 29 человек (включая 10 террористов) сбежали 800 заключенных – членов ИГ*, талибов и обычных уголовников.

Подвижки к миру незначительны. Непростой и неоднозначный обмен заключенными талибами и пленными силовиками в Афганистане почти завершен. Общее число выпущенных на свободу представителей сил безопасности достигло 1005 человек, из тюрем вышли более 4750 талибов. Освобожденные боевики подписали обязательство не возвращаться к боевым действиям, но многие нарушили обещание, и снова взяли в руки оружие.

Президент Афганистана Ашраф Гани отказался выпускать из тюрем 400 матерых террористов из списка талибов, и предложил обсудить эту проблему с народом. Однако движение "Талибан"* 5 августа выступило против решения властей о проведении Лойя Джирги (собрания народных представителей), которая якобы не имеет правового статуса, и не может представлять афганский народ "после окончания оккупации". Таким образом, талибы ставят себя выше конституции и уголовного кодекса страны, претендуют на истину в последней инстанции, подчеркивают нелегитимность "коллаборационного" правительства в Кабуле. А США умывают руки.

Горячий север

На севере Афганистана неспокойно. Сопредельная с Таджикистаном и Узбекистаном северная провинция Балх в конце июля стала самой опасной из-за эскалации боевых действий между правительственными войсками и талибами.

На фоне неоднозначных внутриафганских процессов в Душанбе отмечают обострение ситуации на афгано-таджикской границе, куда стекаются десятки боевиков, включая выходцев из Таджикистана. Президент Эмомали Рахмон даже распорядился укрепить пограничный участок в районе Горно-Бадахшанской автономной области. Таджикистан постоянно обсуждает с государствами-партнерами и международными организациями вопросы безопасности на таджикско-афганской границе.

Логика событий такова, что в случае победы талибов боевикам из соседних стран Центральной Азии в Афганистане могут указать на выход – по условиям соглашения с Соединенными Штатами. Возвращение сотен подготовленных боевиков в Таджикистан и Узбекистан может радикализировать и дестабилизировать обстановку. Подобные сценарии можно будет остановить только совместными усилиями, с привлечением ОДКБ и России. А что потом?

Важно понимать, что "Талибан"* изначально – не продукт народного волеизъявления, а пакистанский проект открытой конфигурации, который может транслировать "центральноазиатскую весну" и на территорию Таджикистана, Узбекистана, других соседних стран. Боевики "Талибана"* – удобный для внешних игроков инструмент войны и разрушения. Международная легитимизация этой пестрой по составу и взглядам террористической группировки крайне рискованна.

Даже одобренное Соединенными Штатами второе пришествие "Талибана"* к власти останется для афганского народа и соседних стран источником постоянных угроз – от религиозного экстремизма и наркотрафика до вооруженного терроризма (это основы движения). "Талибанизация" Афганистана для 32-миллионного населения означает: запрет светских образования и культуры, телевидения и кинотеатров, закрытие большинства школ и университетов, подмену конституции властью шариатских судов, изоляцию женщин от общественной жизни, широкое внедрение публичных средневековых казней и ампутации конечностей за малейшие нарушения порядка (такое уже было в 1996 году, когда талибы захватили власть).

Обитель зла

Фактически "Талибан"* не сомневается в победе, и готов к "зачистке" законного афганского правительства. Лидер талибов Мавлави Хибатулла Ахундзада на прошлой неделе заявил: "Наш джихад был и остается направлен для прекращения оккупации и создания чистого исламского правительства в Афганистане". Поэтому США и международное сообщество должны "прекратить создавать дальнейшие проблемы".

Дерзкое заявление. А если коснуться проблем, под властью талибов сегодня проживают около 15 млн. человек, почти половина населения Афганистана. Когда эти люди выходят утром из дома, они не знают, вернутся ли живыми. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC), производство опиума в Афганистане к 2017 году возросло на 87%, и составило 9000 тонн, а за годы американского военного присутствия производство наркотического сырья возросло в 40 раз, ежегодный объем контрабанды афганского опиума оценивается в 3 млрд. долларов.

И все же, как можно достичь мира с талибами, не разделив при этом идеологии, планов и программ "Талибана"*, если таковые имеются? Ранее, в интервью агентству Sputnik первый заместитель председателя афганского сената Мохаммад Алам Изидьяр заявил: "Для афганского народа очень важно понимание, что талибы в Афганистане – это террористическая группировка. И мы не приемлем поддержки талибов со стороны любого из государств… Мы не видим принципиальной разницы между террористами группировок "Талибан"* и "Исламское государство"*. Влиятельный афганский политик и ветеран движения "моджахедов" Изидьяр также подчеркнул, что прямая или косвенная поддержка "Талибана"* создает почву для перемещения нестабильности в соседние страны Центральной Азии.

Совершенно трезвые оценки. И ничего не изменилось в Афганистане, кроме американских планов трансформации многолетних боевых действий с террористами в стремительную и безопасную эвакуацию подразделений Пентагона (после нас – хоть потом). Недавно США закрыли в Афганистане еще пять военных баз в провинциях Гильменд, Урузган, Пактика и Лагман. Численность американских войск в Афганистане скоро сократится до 4 тысяч человек, и до нуля – к маю 2021 года. Теперь администрация президента Дональда Трампа, по словам  госсекретаря Майкла Помпео, нуждается в поддержке Кремля для нормализации обстановки в Афганистане. Однако в перспективе нормализация неочевидна.

Россия последовательно проводит политику содействия становлению Афганистана в качестве мирного, стабильного, независимого и экономически развитого государства, свободного от терроризма и наркотиков. Препятствием для действий РФ и других стран ОДКБ на афганском направлении становится некритичность по отношению к действиям талибов. Даже глава МИД Афганистана Ханиф Атмар вчера сделал "покаянное" заявление: "Нужно было думать о примирении на раннем этапе и уже тогда предоставить достойную возможность выбора талибам… Мы не смогли предложить им достойный вариант примирения и настаивали на том, чтобы они покинули Афганистан. Это была плохая политика" (вероятно, Ханиф Атмар намерен войти в новое "чистое" правительство). Между тем, большинство претензий ОДКБ к "Талибану"* никуда не исчезли. Движение исповедует вооруженное насилие по отношению к законному правительству, не теряет симбиоза с "Аль-Каидой"*, эксплуатирует наркотрафик, и это лишь начало списка.

* – террористическая группировка, запрещенная в РФ и ряде других стран.

Теги:
Исламское государство, Талибан, группировка, Афганистан



Главные темы

Орбита Sputnik