18:50 31 Мая 2020
Прямой эфир
  • RUB121.10
  • EUR10637.67
  • USD9554.22
Культура
Получить короткую ссылку
9 Мая — гордимся, помним, чтим (272)
238590

В годы Великой Отечественной войны, в связи с вынужденной эвакуацией выдающихся деятелей искусства и литературы в Среднюю Азию, наступила и новая веха в истории развития культурного наследия России и Узбекистана. 

Среди представителей творческой интеллигенции, эвакуированных в Ташкент, были А. А. Ахматова, А. Н. Толстой, К. М. Симонов, К. И. Чуковский, Ф. Г. Раневская, В. В. Иванов, Н. Я. Мандельштам, Е. С. Булгакова, Н. Ф. Погодин, Э. Г. Бабаев, М. И. Белкина и сын М. И. Цветаевой — Г. С. Эфрон, оставивший несметное количество бесценных записей в дневнике о жизни в столице Узбекской ССР.

Анна Ахматова: "Так вот ты какой, Восток!"

Военные стихи Анны Андреевны Ахматовой занимают особое сокровенное место в советской поэзии и воспринимаются нашими современниками как эпос, вобравший в себя всю боль многострадальной души свидетеля непростого времени. Из осажденного Ленинграда поэтесса была эвакуирована в Ташкент в ноябре 1941 года и вернулась на родину лишь в мае 1944-го. Этот период времени стал для Анны Андреевны плодотворным: она написала много стихов, работала над своим главным произведением "Поэма без героя".

Фотография поэтессы Анны Ахматовой. Ташкент. 1942 год.
© Sputnik / Яков Бродский
Фотография поэтессы Анны Ахматовой. Ташкент. 1942 год.

Первые впечатления о Ташкенте у Ахматовой были неоднозначными. Она еще не познала всю красоту Востока и поэтому он вызывал у нее чувство неосознанной тревоги. В стихотворении "На смоленском кладбище" так выразила первоначальное восприятие: "Восток еще лежал непознанным пространством // И громыхал вдали, как грозный вражий стан". Впоследствии восточная тематика пройдет лейтмотивом через ее творчество и останется в стихах навсегда: "Так вот ты какой, Восток!".

Практически все стихотворения Анны Ахматовой, написанные в Ташкенте, были посвящены любимому Ленинграду, но Восток оставил след в ее памяти и творчестве. 

Он прочен, мой азийский дом,

И беспокоиться не надо...

Еще приду. Цвети, ограда,

Будь полон, чистый водоем.*

Вернувшись в Ленинград, Ахматова написала: "Именно в Ташкенте я впервые узнала, что такое палящий жар, древесная тень и звук воды. А еще я узнала, что такое человеческая доброта".

В годы эвакуации Анна Андреевна принимала участие в различных писательских организациях Узбекистана, выступала на творческих вечерах и концертах. До отъезда в мае 1944 года поэтесса написала свои известные стихотворения "Мужество", "Ташкент зацветает", "Пальмира", а также "Еще одно лирическое отступление", в котором отразила искреннее восхищение городом: "Но, верно, вспомню на лету, // Как запылал Ташкент в цвету, // Весь белым пламенем объят, // Горяч, пахуч, замысловат, // Невероятен...".

После войны Анна Ахматова будет с сердечной добротой вспоминать о годах, проведенных в эвакуации на "чужбине", ставшей ей родной. В автобиографических заметках она подчеркнула: "В Узбекистане, например, и без того многодетные семьи, но и они усыновляли, удочеряли русских, белорусских, украинских, молдавских, польских, греческих сирот, давали приют беженцам, делились с ними последним куском хлеба, сахара, последней пиалой плова или молока. Хочется верить, что этого никто никогда не забудет...".

На исходе лет Ахматова была совсем плоха из-за продолжительной болезни, и близкие люди, оберегавшие ее покой, не всегда пускали к ней посетителей. А поклонников ее таланта, желавших воочию увидеть живую легенду Серебряного века, поговорить с ней, было великое множество.

Но для гостей из Ташкента двери ее дома всегда были открыты. По воспоминаниям ее друзей, Ахматова говорила: "Если будут приезжать из Ташкента, пускать ко мне незамедлительно".

В 2000 году при содействии Русского культурного центра и Российского центра науки и культуры в Ташкенте был основан клуб-музей Анны Ахматовой "Мангалочий дворик". Его сотрудники сделали все возможное для воссоздания той атмосферы, в которой жила и творила поэтесса. В наши дни в клубе-музее часто проходят концерты, устраиваются литературные чтения.  

Алексей Толстой. "Красный граф" в "Стамбуле для бедных"

В числе эвакуированных в Ташкент писателей был и граф Алексей Николаевич Толстой, автор исторических, научно-фантастических и социально-психологических романов. В отличие от других деятелей культуры и искусства, Толстой прибыл в узбекскую столицу в ноябре 1941 года с помпезностью, присущей некоторым обладателям подобного статуса.

Очевидцы утверждали, что в распоряжении графа находился целый вагон, наполненный едой, дорогими винами и мебелью, а комфортная квартира, в которую он потом заселился, располагалась в центре города. В народе говорили, что Алексей Николаевич был любимым писателем Иосифа Сталина, а недоброжелатели называли его "красным графом", так как он являлся дворянином по рождению и не принимал революционную идеологию, но при этом занимал высокое положение в обществе и не разделил участь репрессированных.

Алексей Николаевич, широкая натура, часто организовывал благотворительные мероприятия. Например, в 1942 году он написал сценарий к спектаклю-концерту, который затем прошел на сцене Ташкентского театра оперы и балета. Все вырученные деньги были направлены в фонд помощи детям в эвакуации.

В столице Узбекистана Алексей Толстой написал пьесу "Орел и орлица" — это первая часть известной драматической дилогии "Иван Грозный", а также "Рассказы Ивана Сударева", основанные на личных впечатлениях от поездок на фронт в сопровождении ташкентца, командира армейского батальона.  

Русский советский писатель и общественный деятель Алексей Толстой (справа) и советская узбекская танцовщица, народная артистка СССР Тамара Ханум. Москва, 1944 год.
© Sputnik / Георгий Зельма
Русский советский писатель и общественный деятель Алексей Толстой (справа) и советская узбекская танцовщица, народная артистка СССР Тамара Ханум. Москва, 1944 год.

Алексей Николаевич называл Ташкент "Стамбулом для бедных", подразумевая, что колоритный восточный город, как некогда Константинополь, подвергся нашествию растерянных и лишившихся крова европейцев.

Во время жизни в Ташкенте Алексей Толстой публиковал патриотические статьи, очерки и рассказы, призванные поднять боевой дух советского народа, закончил трилогию "Хождение по мукам" романом "Хмурое утро", а в 1943-м приступил к работе над третьей книгой исторического романа "Петр Первый", которая так и не будет завершена.

Константин Симонов. Поэт, любивший Ташкент

В январе 1943 года в Ташкент впервые приехал Константин Михайлович Симонов — русский прозаик, поэт и драматург. В эвакуации в столице Узбекской ССР он провел немного времени, но все-таки успел проникнуться душевной красотой узбекского народа, выраженной в сострадании и милосердии к ближнему. Под впечатлением от поездки Симонов написал сценарий к фильму "Двадцать дней без войны" о фронтовом журналисте Василии Лопатине, прибывшем в Ташкент в конце 1942-го в двадцатидневный отпуск за участие в Сталинградской битве. Главному герою все кажется странным: размокшие от осадков домики из самана, снег вперемешку с грязью, хлебные карточки, убогий быт...

В картину вошли эпизоды из личных записей Константина Михайловича, которые он вел во время фронтовых командировок. Режиссер киноленты Алексей Герман вместе с Симоновым продемонстрировали иную сторону военного времени, описывающую не линию фронта, а мирную, но суровую, безрадостную и голодную жизнь тыла.

Самое сильное "ташкентское впечатление" на Константина Симонова произвела встреча с первым секретарем ЦК КП Узбекистана Усманом Юсуповым. Они беседовали долго: говорили начистоту о трудных днях эвакуации. В своем дневнике "Разные дни войны" Симонов написал: "Юсупов гордился тем, что они разместили у себя в Ташкенте столько эвакуированных предприятий, выпускавших теперь военную продукцию, сколько никто сначала не надеялся тут разместить. Но с еще большей внутренней гордостью он говорил об усыновлении сирот, о том, как много их взято из детских домов, из приемников, из санпропускников на вокзалах в узбекские семьи, в том числе в самые многодетные. Проявившаяся в этом духовная красота народа трогала его самого".

Писатель и военный журналист Константин Михайлович Симонов (1915-1979) в начале войны (1941 год). Россия.
© Sputnik / Яков Халип
Писатель и военный журналист Константин Михайлович Симонов (1915-1979) в начале войны (1941 год). Россия.

Знакомство со вторым секретарем ЦК КП Узбекистана Николаем Ломакиным поразило Симонова не меньше. В ответ на предвзятое отношение Константина Михайловича к некоторым товарищам по профессии, оказавшимися тогда в тылу, а не на линии фронта, он уважительно отозвался о писателях и подробно рассказал, какими важными общественными делами они занимаются в Ташкенте. Позже свое настроение той поры Симонов ярко выразит в строках стихотворения "Зимой сорок первого года": "Хоть шоры на память наденьте! // А все же поделишь порой // Друзей — на залегших в Ташкенте // И в снежных полях под Москвой".

После окончания войны Константин Симонов несколько лет (с 1958 по 1960 гг.) работал в Ташкенте в качестве собственного корреспондента газеты "Правда". По прошествии времени он сказал: "В Средней Азии я провел два года и сделал все, что наметил, закончил и привез в Москву роман, который затем дал название трилогии. А кроме того, целый год колесил на машине по разным интересным местам и написал о том, что видел, три книги очерков".

Узбекистан покорил сердце Константина Михайловича, искренняя любовь к этой стране навсегда впишет имя автора в историю укрепления связи между русской и узбекской культурами.

Писатель Константин Симонов работает в своем кабинете. Москва, 1965 год.
© Sputnik / Яков Халип
Писатель Константин Симонов работает в своем кабинете. Москва, 1965 год.

Ташкент Корнея Чуковского: тополиные аллеи и благодатное солнце

В 1941 году в Ташкент эвакуировали Корнея Ивановича Чуковского — детского писателя, советского поэта и публициста. О городе Корней Иванович знал по рассказам Павла Нилина. Чуковский уже задумывался о том, чтобы переехать в сытный и теплый край вместе со своей семьей, но выбраться из Москвы было достаточно проблематично. В дороге он со страхом думал о судьбах сыновей, отправившихся на фронт добровольцами. 

До наших дней сохранились первые впечатления Корнея Ивановича о Ташкенте: "Тополя — необыкновенной высоты — придают городу особую поэтичность, музыкальность. Я брожу по улицам, словно слушаю музыку, — так хороши эти аллеи тополей. Арыки и тысячи разнообразных мостиков через арыки, и перспективы одноэтажных домов, которые кажутся еще ниже оттого, что так высоки тополя, — и южная жизнь на улице и милые учтивые узбеки, — и базары, где изюм и орехи, — благодатное солнце — отчего я не был здесь прежде — отчего я не попал сюда до войны?".

Корней Чуковский в своем фруктовом саду на даче. Московская область, 1957 год.
© Sputnik / Максимов
Корней Чуковский в своем фруктовом саду на даче. Московская область, 1957 год.

В феврале 1942 года Корней Чуковский начал работу над произведением "Одолеем Бармалея!". Пережив личную драму, автор попытался отказаться от жанра сказки и увлекся сочинительством для взрослых, но его работа в Республиканской комиссии помощи эвакуированным детям все же вернула поэта к написанию именно военной сказки в стихах о противостоянии в борьбе с врагом. Он поставил перед собой задачу внушить маленьким читателям веру в то, что победа над злом неизбежна: "Но уже близка победа // Над ордою людоеда. // "Скоро, скоро будет он // Побежден и сокрушен // Окончательно!".

В письмах к С. Я. Маршаку Чуковский рассказывал о своем бедственном положении. Невзирая на плохое самочувствие, он читал курс лекций о детских поэтах в Педагогическом институте, выступал в школах, театрах, литературных клубах и печатался в "Правде Востока". В письмах к своему сыну Николаю автор рассказывал, как ему нравится Ташкент, называл его "поэтичным, самобытным городом", восхищался чудесным узбекским народом, его деликатностью и учтивостью.

Корней Чуковский среди детей. Москва, 1961 год.
© Sputnik / Лев Носов
Корней Чуковский среди детей. Москва, 1961 год.

Надежда Мандельштам и Мария Белкина: в поисках безопасности

Летом 1942 года при содействии Анны Ахматовой в Ташкент перебралась и писательница, мемуаристка Надежда Яковлевна Мандельштам (в девичестве Хазина), жена поэта Осипа Мандельштама. В первое время Надежда Яковлевна преподавала иностранные языки в Центральном доме художественного воспитания детей, а уже в мае 1944-го поступила на работу в Среднеазиатский государственный университет.

Поэтесса Анна Ахматова в семье Мандельштамов. Справо налево: А. Ахматова, Осип Мандельштам, Мария Петровых, Эмилий Мандельштам (отец поэта), Надежда Мандельштам (жена поэта), Александр Мандельштам (брат поэта). Из фондов Государственного литературного музея СССР. Москва, 1933 год.
© Sputnik / РИА Новости
Поэтесса Анна Ахматова в семье Мандельштамов. Справо налево: А. Ахматова, Осип Мандельштам, Мария Петровых, Эмилий Мандельштам (отец поэта), Надежда Мандельштам (жена поэта), Александр Мандельштам (брат поэта). Из фондов Государственного литературного музея СССР. Москва, 1933 год.

Мария Иосифовна Белкина — русская писательница и литературовед — долго не могла решиться на эвакуацию в Ташкент из-за предстоящей неизвестности и тяжелых бытовых условий, но ее уговорили переехать, пока есть возможность. Многие считали, что в этом городе невозможно обустроиться по причине большого наплыва эвакуированных граждан и работу найти будет достаточно трудно, но, несмотря на страх, отправлялись в путь с надеждой на безопасное будущее.

О непростых судьбах более полутора миллионов человек, эвакуированных в Узбекистан с оккупированных фашистами территорий России, Беларуси и Украины, повествуется в документальном фильме режиссера Хаджи-Мурата Валиева "Большое сердце Ташкента".

Этот город для многих представителей творческой интеллигенции стал домом, где они нашли приют и создали свои известные произведения.

* Цитата из стихотворения Анны Ахматовой "Я не была здесь лет семьсот"

Тема:
9 Мая — гордимся, помним, чтим (272)
Теги:
Великая Отечественная война, Узбекистан, Ташкент, Культура, эвакуация



Главные темы

Орбита Sputnik