11:03 09 Августа 2020
Прямой эфир
  • RUB137.46
  • EUR12021.09
  • USD10209.86
Олимпиада 1980
Получить короткую ссылку
107430

Путь к олимпийской медали для Собиржона Рузиева не был простым. Но он не остановился перед трудностями и внес большой вклад в развитие спорта в родном для него Узбекистане. А теперь взялся за открытие школы, где будут учиться будущие чемпионы.

ТАШКЕНТ, 26 июл — Sputnik, Андрей Злыденный. Каково это – участвовать в Олимпийских играх, легко ли было попасть в советскую сборную и как развивается спортивное фехтование в Узбекистане – об этом корреспондент Sputnik Узбекистан поговорил с серебряным призером Олимпиады-80 в Москве и экс-главой Национального олимпийского комитета и Федерации фехтования Собиржоном Рузиевым.

Тернистый путь в пятерку сильнейших

Путь к чемпионатам мира и олимпийскому пьедесталу нельзя назвать простым. Для всех он разный, но всегда требует упорства и полной отдачи делу. Особенно это касалось спортсменов, которые выросли в глубинке, вдали от Москвы и других центральных городов.

Собиржон Рузиев ( в центре)
Из личного архива Собиржона Рузиева
Фехтовальщик Собир Рузиев в составе сборной СССР
"Попасть в сборную Советского Союза было очень тяжело. Почему? Потому что, вы представляете, 300 млн населения – это попасть в пятерку в своем виде спорта, и участвовать, и защищать флаг Советского Союза. Было это очень сложно. Внимание уделяли центральным регионам СССР, а Средняя Азия считалась периферией – в национальную сборную от нас попадали единицы", – воспоминает Собиржон Сабитович.

Тем не менее молодому парню из Ташкента все же удалось показать себя и пробиться в спорт высоких достижений: Рузиев несколько раз становился чемпионом страны, Европы и мира по фехтованию.

Член сборной команды СССР по фехтованию на рапирах Сабир Рузиев.
© Sputnik / Моргулис
Член сборной команды СССР по фехтованию на рапирах Сабир Рузиев.

Минута на вес "бронзы"

Честь Советского Союза Рузиев защищал на Олимпийских играх 1976 года в Монреале и в 1980-м в Москве. Последняя Олимпиада запала ему в память больше всего. Действительно есть что вспомнить: тогда он вышел в финал турнира по фехтованию и в индивидуальном, и в командном зачетах.

Собиржону Рузиеву вместе с командой СССР удалось занять второе место. Но менее удачлив оказался в финале личного первенства – он был лишь в шаге от медали и все решила одна единственная минута.

"По жеребьевке получалось, что я удачно начал свои бои выигрывать. Два боя я выиграл – у поляка, у румына. И потом я вел у Смирнова, но ему проиграл 5:4, Романькову проиграл и вел 4:1 у француза Жулье. Он был на Олимпийских играх третьим. И за одну минуту он взял перерыв, и в этом перерыве он немножко успокоился. А я, видно, уже на таком взводе был – все, я выиграл у него, уже медаль имею. 4:1 вел, фактически это уже победа была. Но вот эта минута, которую он взял, она меня как бы ослабила, я потерял бдительность, а он, наоборот, настроился. И получилось, что я этот бой проиграл. До сих пор мне снится, что я без медали остался", – говорит Рузиев.

Поддерживал Собиржона Сабитовича, без преувеличения, весь Узбекистан – от партийного руководства до семьи, друзей и простых болельщиков. Отдельной радостью было то, что супруга с дочкой находились рядом, в столице.

Собиржон Рузиев ( в центре)
Из личного архива Собиржона Рузиева
Фехтовальщик Собиржон Рузиев вместе со своими коллегами по сборной СССР
Для них это была не только возможность морально поддержать мужа и отца, но и просто увидеть его. Ведь подготовка к соревнованиям, можно сказать, надолго разлучила их.

"Считайте, что целый год почти я дома не был, мы жили в основном на олимпийских базах, с утра до вечера у нас тренировки. И только цель была одна – успешно выступить на Олимпийских играх", — добавил ветеран спорта.

На родине узбекских спортсменов, которые в Москве завоевали две золотых и несколько серебряных и бронзовых медалей, встречали с почетом. Их принял лично первый секретарь ЦК компартии Шараф Рашидов и вручил им заслуженные подарки. Участники Игр потом много раз выезжали в турне по республике и делились своими впечатлениями с жителями городов и колхозов.

Поединок рапиристов Сабира Рузиева и Бориса Корецкого. VIII летняя Спартакиада народов СССР. Центральный стадион имени В. И. Ленина (ныне Олимпийский комплекс Лужники).
© Sputnik / Дмитрий Донской
Поединок рапиристов Сабира Рузиева и Бориса Корецкого. VIII летняя Спартакиада народов СССР. Центральный стадион имени В. И. Ленина (ныне Олимпийский комплекс "Лужники").
Но долго почивать на лаврах не пришлось – впереди были новые тренировки и турниры. К сожалению, для Рузиева московская Олимпиада оказалась последней в карьере: Игры 1984 года в Лос-Анджелесе, на которые он должен был поехать, Советский Союз и ряд других стран бойкотировали в ответ на аналогичный шаг США в отношении Олимпиады-80.

"И супруга говорит: "У тебя ребенок растет, даже тебя не видит – ты все время на сборах, на соревнованиях". Тогда я уже решил уйти и заняться уже тренерской работой в Ташкенте", – вспоминает Собиржон Сабитович.

Собиржон Рузиев (на пьедестале в центре)
Из личного архива Собиржона Рузиева
Фехтовальщик Собиржон Рузиев на церемонии награждения на одном из турниров
Но это решение все-таки далось ему нелегко – уже через месяц он захотел вернуться в команду. Но перед этим позвонил старшему тренеру сборной, выдающемуся фехтовальщику Владимиру Назлымову. Именно он окончательно убедил призера Олимпиады-80 стать наставником для молодого поколения спортсменов.

Воспитывая новых чемпионов

Не менее насыщенной оказалась и карьера после ухода из спорта. Рузиев был старшим тренером Туркестанского военного округа (сказалось "армейское" прошлое), а затем перешел в другой вид спорта: стал наставником команды по довольно экзотической игре – регби.

Уже в годы независимости Узбекистана Собиржон Сабитович занял министерскую должность – председателя Госкомспорта, а затем возглавлял Национальный олимпийский комитет и Федерацию фехтования республики. Организационная работа была не менее тяжелой и ответственной, чем непосредственно спортивные выступления.

Именно желание помочь своей стране не позволило Рузиеву уехать за границу тренером, хотя такие предложения ему неоднократно поступали.

"Я не хотел никуда ехать, потому что я уже наездился. Хотел у себя дома быть в Узбекистане, потому что я здесь фехтованием занимался, мне было столько внимания уделено, столько на меня было израсходовано финансов, чтобы я везде ездил по миру. У меня есть цель - создать в республике свою школу фехтования и свой опыт передать детям", – поделился планами Рузиев.

Собиржон Рузиев (в центре)
Из личного архива Собиржона Рузиева
Собиржон Рузиев (в центре)
Ему удалось набрать учеников и начать тренировки, затем это дело в свои руки взял его племянник – сейчас пять его воспитанников участвуют в соревнованиях в составе национальной сборной. Но руководящая работа не позволяла полностью отдаться любимому делу. Только сейчас, после того как он оставил эти государственные посты, Рузиев как никогда близок к осуществлению своей мечты.

"В прошлом году я уже нашел хорошую школу, встретился с ее директором. Мне очень она понравилась и, самое главное, зал, который подходит именно для занятий по фехтованию. Школа эта находится в Юнусабаде, в ней учатся 1 200 детей – очень большая школа. Дети учатся все в первую смену, а во вторую залы как раз свободы для занятий. Осталось только оборудование закупить - и можно заниматься", — продолжает Рузиев.

Но пандемия коронавируса приостановила реализацию этих замыслов. Но это, уверен тренер, ненадолго. Помимо основ владения холодным оружием, Рузиев планирует преподавать детям и французский язык.

"Все просто: фехтование – это французский вид спорта. У нас все соревнования и судейство проходят на французском языке. А у нас сейчас, когда дети ездят на соревнования, язык не знают. Со знанием языка спортсмен может и не станет в будущем чемпионом, но сможет, к примеру, работать судьей международной категории, выступать в этом качестве от Узбекистана", — пояснил Рузиев..

Спорт, политика и коронавирус

Собиржон Сабитович с сожалением отмечает, что спорт от политики пока никак не удается отделить и с этим приходится сталкиваться постоянно. Ведь на любых соревнованиях, независимо от их уровня – первенства мира, Олимпиады или другие – спортсмены защищают честь своих стран. А обязанность государства: создать для них условия, чтобы они могли тренироваться и уже завтра стать чемпионами.

Рузиев испытал это влияние на себе – в 1984-м, когда он так и не поехал на свою третью Олимпиаду в США. А сейчас в планы спортсменов всего мира вмешалась эпидемия.

"Сейчас перенесли Олимпийские игры и для тех ребят, которые уже в возрасте, которые мечтают дойти до Олимпа, до медали, для них этих Игр, возможно, уже не будет. Это всегда тяжело, ведь многие стремятся к высшей спортивной награде всю жизнь", – заметил Рузиев.

Но серебряный призер Олимпиады-80 уверен, что никогда на стоит отчаиваться, нужно оставаться верным своей цели и идти до конца. Сам же он в своем нынешнем статусе будет делать все, чтобы воспитать новое поколение чемпионов и развивать вид спорта, которому остается верен почти полвека.




Главные темы

Орбита Sputnik