10:50 06 Июня 2020
Прямой эфир
  • RUB121.10
  • EUR10637.67
  • USD9554.22
Общество
Получить короткую ссылку
Ситуация с коронавирусом в Узбекистане (565)
1085195

В период эпидемии коронавируса особое внимание в Узбекистане уделено поддержке уязвимых категорий граждан, которые оказались в сложном положении, оставаясь на карантине. Возникшая ситуация выявила массу проблем в этой сфере.

ТАШКЕНТ, 3 апр — Sputnik. Президент Узбекистана поручил разработать конкретные меры по усилению социальной защиты одиноких престарелых, инвалидов и малообеспеченных семей, насыщению рынка продовольствием и лекарственными средствами, недопущению роста цен на них, предотвращению уменьшения оборотных средств субъектов предпринимательства и предоставлению им дополнительных льгот. Особая поддержка людям нужна в период всеобщего карантина, когда покидать дома без необходимости запрещено.

О том, какие системные меры нужны для совершенствования социальной защиты населения, рассказала исполнительный директор Smartgov Consulting, эксперт в области государственного управления Азиза Умарова.

— С какими проблемами и вызовами сегодня столкнулась сфера социальной защиты и в чем причины такой ситуации?

— Решение президента о реформировании социальной сферы можно только приветствовать и всячески поддерживать. В свете пандемии многие страны мира столкнулись с множеством проблем. Мы не исключение. Сегодня отсутствует единый орган, отвечающий за всю систему социальной защиты и обслуживания. Это связано с тем, что в марте 2016 года Минтруда и соцзащиты упразднено, с фактическим выпаданием социального компонента. К тому же последние десять лет курс был на сокращение госрасходов на социальные выплаты. Как прямое следствие - количество официально признанных инвалидов у нас одно из низких в мире в том числе из-за сложностей процедуры освидетельствования.

Исходя из международного опыта можно заключить, что социальная защита строится на двух столпах: социальное обеспечение и социальная работа.

  • Первое вбирает в себя различные выплаты в виде денежных средств, сюда же относятся программы, финансируемые правительством из отчислений и Пенсионный фонд.
  • Второе — это профессиональная деятельность по содействию людям в преодолении личностных и социальных трудностей через защиту, коррекцию и реабилитацию.

Для обеспечения эффективной системы социальной защиты требуется единый координирующий орган, который комплексно подходил бы к этим вопросам и тесно работал со всеми госструктурами и неправительственными организациями, с представленностью до районного звена. Этот орган мог бы отвечать за разработку нормативно-правовой базы, контроль и мониторинг, за управление и реализацию программ социального обеспечения и национальной системы социальной работы путем консолидации разрозненных отдельных функций различных ведомств.

Из-за отсутствия единого органа до сих пор нет общей статистики, социального реестра по нуждающимся и видам соцобслуживания, эффективной координации всех элементов социальных служб и разных уязвимых групп. Например, Минздав отвечает за взятие на учет для получения услуг соцработников раз в месяц и продуктовый паек. Это очень лимитированный контингент и по сути люди без специального образования, просто доставляющие пакеты из магазинов один раз в месяц. Дома престарелых "Саховат" и "Мурувваты" также относятся к Минздраву. Новое Министерство по делам семьи и махалли взяло на себя координацию соответствующих вопросов, сироты все еще у МНО, но лишь до выпуска из детских домов, а люди без определенного места жительства у МВД и т. д. Различные уязвимые группы раскиданы по разным ведомствам. Поэтому меры по социальной адаптации получаются нередко фрагментарные и малоэффективными.

— Какие оперативные меры могут решить эти проблемы?

— В первую очередь требуется четко определить перечень уязвимых групп и оценить их потребности. Махалли сейчас вынуждены помогать и малоимущим, и многодетным, и семьям на карантине, и выпускникам детдомов. Всем вокруг - и никому конкретно. Думаю, о крупных финансовых вливаниях тоже говорить не приходится. При отсутствии четкого фокуса на целевой аудитории ключевая уязвимая группа – люди с инвалидностью и одинокие старики остаются без внимания. Нередко играет роль человеческий фактор, когда председатели махалли по объективным/субъективным причинам упускают из виду тех или иных потенциальных получателей помощи. Люди остаются без поддержки государства в тот момент, когда случается кризисная ситуация, именно профессиональная социальная работа могла бы их вовремя вернуть к нормальной жизни.

Во-вторых, необходимо создать единый реестр получателей социальной помощи (предварительные наработки были у Минтруда и Всемирного банка). Возможно, имеет смысл продолжить работу по социальной защите уже в рамках нового Министерства махалли и семьи либо создать отдельное Министерство/Агентство по соцзащите.

В-третьих, нужно освоить современный понятийный аппарат, с такими базовыми терминами как "социальная работа", "защита", "коррекция" и "реабилитация". Это подразумевает пласт новых методологий работы, таких как полная оценка жизненной ситуации, принципов кейс-менеджмента в работе с "клиентами" и, главное, самих социальных работников с высшим образованием в структуре госорганов, отвечающих за соцзащиту. У нас профессиональных соцработников готовят три вуза страны и уже более 900 человек получили дипломы о высшем образовании, но нет штатных единиц в государственных органах. Это может стать прекрасным кадровым ресурсом для уполномоченного органа.

— В условиях карантина из-за пандемии обстановка еще более обострилась, инициативные группы людей пытаются помочь самым нуждающимся. Роль общественных организаций, в частности ННО, в этом мизерна. Теперь решено это делать централизованно. Поможет ли карантин изменить отношение к социальной поддержке граждан?

— Да, я тоже считаю, что пандемия позволила обратить внимание на важные проблемы, связанные с оказанием социальных услуг на местах. Концептуально, это сводится к точному перечню того, что государство должно и не должно уязвимым слоям. С одной стороны, часто говорится о некоем "иждивенчестве" среди населения, с другой — наиболее уязвимые могут порою оставаться в стороне от оказываемой помощи. Вопросы организации социальной защиты требуют переосмысления "общественного договора" между гражданином и государством, равно как и между налогоплательщиком и правительством.

Правительство в эти дни проводит колоссальную работу по борьбе с пандемией в стране. И это заметно. Но также хотелось бы надеяться, что сейчас, в период кризиса и экономического коллапса в мире, наше государство увидит в том числе и скромную, но важную роль различных инициативных групп. Ему нужно дать пространство для создания настоящих ННО, которые в свою очередь могли бы привлекать средства в социальный сектор, адресно помогая уязвимым группам.

На мой взгляд, большой ошибкой будет сделать вид, что государство само все может исполнять и декларировать имитационные структуры, безуспешно подменяющие собой гражданское общество. Мы как страна не уникальны. Во всем мире существуют социальные проблемы, но там же есть волонтеры, гражданские активисты, инициативные группы, помогающие правительству. От Европы до Азии. Они самые верные помощники и всегда лучше чувствуют нужды уязвимых групп.  

Пандемия позволила продемонстрировать здоровый пример сплоченности нашего общества, где стирается какая-либо грань между возрастами, этническими группами, религиями, регалиями. Так, наша группа COVIDarnost Taskent ("Помощь одиноким старикам и людям с инвалидностью") помогала пожилым и семьям, где есть люди с инвалидностью по всему городу, понимая, что особенно им сложно будет пережить карантин без помощи соцработников. К нашей группе также обратилась социальная служба при храме Александра Невского, и нам удалось поддержать в том числе и одиноких стариков, людей с инвалидностью, которые ранее получали помощь церкви, но ныне полностью отрезаны.

Люди заразились идеей помочь ближним. Усилиями большого количества волонтеров находили в спальных кварталах нуждающихся, в течение дня развозили продуктовые пакеты из маркетов и лекарства. Кроме того, в четырех районах плотно работали с хокимиятами, развозя по спискам махаллинских комитетов пакеты (Сергели, Учтепа, Чиланзар, Шайхантаур). За короткое время волонтеры нашей группы смогли помочь более чем 650 людям. И это лишь небольшая часть.

Пользуясь возможностью, хотелось бы с благодарностью отметить активность более десятка волонтерских групп: "Аукцион добра+Добро в каждый дом", "Руки помощи", "Помощь нуждающимся семьям", Bright Future, "Покиза инсонлар" (#бизбиргамиз) и "Волшебники Время чудес", "Сделай добро во время карантина". Группы волонтеров с 16 марта до 1 апреля помогли 3 816 семьям, самым нуждающимся, координируя свои действия, чтобы избежать дублирования помощи.  

В идеале, я хотела бы видеть два исхода по итогам карантина: новый подход к вопросам социальной защиты с наделением определенного существующего госоргана задачами по этой работе либо создание отдельной структуры. А инициативным волонтерским группам я желаю перерасти в настоящие ННО, которые полноценно смогут помогать государству и обществу.

Тема:
Ситуация с коронавирусом в Узбекистане (565)
Теги:
помощь, инвалиды, пенсионер, волонтер, Ташкент, Ташкент, коронавирус, Узбекистан



Главные темы

Орбита Sputnik