01:47 17 Января 2021
Прямой эфир
  • RUB141.29
  • EUR12796.16
  • USD10473.20
Общество
Получить короткую ссылку
Ситуация с коронавирусом в Узбекистане (1024)
268461

Доктор медицинских наук, профессор Абдухаким Хаджибаев, в начале ноября назначенный на пост главы Минздрава Узбекистана, рассказал корреспонденту Sputnik о планируемых реформах, ситуации с COVID-19 в республике и переговорах по российской вакцине "Спутник V".

ТАШКЕНТ, 30 ноя — Sputnik, Дильшода Рахматова. Какие меры принимает руководство Узбекистана, чтобы в стране стало больше долгожителей, почему республика справляется с коронавирусной инфекцией лучше европейских стран и когда мир наконец заговорит о победе над COVID-19 — на все эти и другие вопросы ответил министр здравоохранения РУз Абдухаким Хаджибаев.

— Абдухаким Муминович, насколько неожиданным стало для Вас назначение на пост главы Минздрава?

— Скажу честно, элемент неожиданности присутствовал. Но с другой стороны — я уже почти 20 лет имею отношение к руководству Министерства здравоохранения. В 2003 году был назначен первым заместителем министра, с 2007-го продолжил работу в качестве генерального директора Республиканского научного центра экстренной медицинской помощи, в конце 2016-го вновь был назначен первым замминистра, а спустя несколько месяцев стал заместителем министра — генеральным директором упомянутого научного центра.

В середине июля, в разгар первой волны, меня назначили первым заместителем главы Минздрава, а несколько недель назад — министром.

Мне оказано огромное доверие, это колоссальная ответственность. Поэтому делаю и буду делать все для того, чтобы решить стоящие перед министерством задачи.

— В начале ноября президент Шавкат Мирзиёев провел совещание по "полной перезагрузке" системы Минздрава. Какие приоритеты обозначил глава государства, какие реформы планируется провести?

— После этого исторического совещания вышло три постановления и один указ. Основной упор делается на коренной пересмотр работы на уровне первичного звена здравоохранения. Во главе угла для этих учреждений должна стоять задача по привлечению граждан к здоровому образу жизни. Поэтому сейчас идет пересмотр обязанностей докторов — раньше мы называли их врачами общей практики, теперь они станут, по сути, семейными врачами. Каждый из них будет знать все про состояние здоровья своих "подопечных".

Медицинские работники
Информационная служба Министерства здравоохранения Узбекистана
Пилотный проект в этом направлении планируем реализовать в Кашкадарьинской области. Там будут организованы полторы тысячи медицинских бригад, в каждой из них — один семейный врач и четыре-пять медработников среднего звена, обученных патронажному уходу. В будущем бригады раз в год будут исследовать состояние здоровья граждан, живущих на вверенной им территории, которых затем планируется делить на четыре группы: первая — фактически здоровые (требуется только вести здоровый образ жизни), вторая — люди с предрасположенностью к развитию каких-либо заболеваний (необходимо вести здоровый образ жизни, быть физически активными, правильно питаться и так далее), третья — граждане с уже развивающимися заболеваниями (здесь главная задача — остановить процесс, чтобы не дошло до осложнений). Четвертая группа — люди с заболеваниями в третьей-четвертой стадии, нуждающиеся в активном патронаже. 

В Кашкадарье первичный патронажный осмотр планируем провести до конца года. Чтобы удалось организовать процесс в короткий сроки и с высокой эффективностью, привлекли туда врачей, преподавателей вузов, специалистов всех наших научно-практических центров. Всего там находятся уже более 700 человек, хокимият обеспечивает их жильем, транспортом и необходимыми инструментами. Работа начнется с 1 декабря. С нового года запустим программу в остальных регионах, а завершить ее планируем к концу первого квартала. Затем перейдем на углубленный и целевой патронаж.  

Второе, что от нас требует президент, — создать тесную связь между учреждениями первичного звена здравоохранения и нашими специализированными центрами.

У нас в Ташкенте около 18 специализированных центров — там работают в основном высококвалифицированные специалисты, ученые. Также есть восемь медицинских вузов и четыре их филиала. Их представители будут периодически выезжать в области и районы для проведения консультаций и назначения лечения больным. 

Еще очень важно сделать так, чтобы врач был максимально заинтересован в высоком результате своей работы.

В конечном итоге все эти меры дадут государству колоссальный экономический эффект.

— Минздрав разработал проект Кодекса здравоохранения. Расскажите, для чего он нужен?

— Сейчас у нас есть 16 действующих законов по разным направлениям. Но, если сказать честно, некоторые их них не соответствуют друг другу. Мы планируем создать кодекс, который охватит все эти законы, дополнит их, адаптирует к современным реалиям, улучшит контроль в сфере здравоохранения.

— Давайте вернемся на несколько месяцев назад, к началу пандемии коронавируса. Как Узбекистан готовился к возможному разгулу инфекции?

— Власти страны начали принимать еще до 15 марта, когда у нас был зафиксирован первый случай COVID-19, — поскольку имелась информация о стремительном распространении коронавируса в Китае и других странах. В конце февраля президент Шавкат Мирзиёев подписал постановление о подготовке к возможной пандемии и мерах борьбы с ней. С 16 марта была организована специальная комиссия под руководством премьер-министра, которая разрабатывала предупредительные и ограничительные меры и объявляла о них.

В кратчайшие сроки были созданы карантинные зоны, первая — в пригороде Ташкента, где организовали карантинную зону на 20 тысяч мест с минимальными необходимыми условиями. Все, кто приезжал в Узбекистан — и граждане республики, и иностранцы — бесплатно находились в этой зоне по 14 суток под наблюдением врачей, с трехразовым питанием и возможностью сдавать тесты на коронавирус. Если за две недели у человека не подтверждалась инфекция, его отпускали. Граждан с COVID-19 отправляли в специализированные больницы, в основном — инфекционные.

По мере увеличения числа зараженных в стране приспосабливали для их лечения и другие медучреждения. Параллельно правительство проводило большую работу по закупке необходимого оборудования — в частности, аппаратов искусственной вентиляции легких и оксигенаторов. В короткие сроки они были доставлены в страну и распределены между больницами.

Примерно за два-два с половиной месяца в Зангиатинском районе Ташкентской области была построена инфекционная больница на четыре тысячи коек. Это было сделано очень своевременно.

— Как Вы оцениваете нынешнюю эпидемиологическую ситуацию в стране?

— Она стабильная. Число подтвержденных случаев на сегодня составляет чуть более двух тысяч. Однако мы госпитализируем не только пациентов с СOVID-19, но и граждан, у которых внебольничная вирусная пневмония. Известно, что есть определенная доля ложноположительных тестов, а кроме того — что тест может быть положительным первые десять суток, а потом, даже если развивается пневмония, он может оказаться отрицательным.

Но стабильность ситуации нас не успокаивает. По опыту многих других стран, в том числе России, понимаем, что второй волны, видимо, не избежать. Но мы готовы и делаем все возможное, чтобы она прошла максимально мягко.

На время затишья мы оставили работать около 45 больниц из 150, остальные законсервировали. При необходимости они снова смогут принимать людей с коронавирусом.

Кроме того, на сегодня у нас значительно расширился охват населения тест-системами. В стране организовано 152 лаборатории.

— Если мы проанализируем ситуацию с COVID-19 в Узбекистане и сравним ее с европейской, можно сделать вывод, что республика справляется с инфекцией эффективнее. Как Вы считаете, почему?

— У нас первый пик пришелся на вторую половину июля — первую половину августа, а в Европе и России он был зафиксирован на два-два с половиной месяца раньше. К пику в Узбекистане успели организовать коечный фонд более чем в 150 больницах — с необходимым оборудованием и лекарствами. Важную роль сыграла профилактика заболевания.

Таким образом, смягчить удар пандемии помогли принятые правительством и Минздравом меры. В среднем по миру летальность от коронавируса составляет до пяти процентов, в некоторых странах Европы даже выше. В России — от полутора до двух процентов, у нас примерно 0,8-0,9 процента.

— О России. Какую помощь РФ оказала Узбекистану?

— В июле-сентябре в республике работали две бригады российских врачей. Они вместе с нашими докторами лечили больных, проводили семинары. Происходил обмен опытом, что помогло нашим врачам за достаточно короткое время усовершенствовать свою тактику.

И еще: у нас, как и в России, было разработано национальное руководство по ведению и лечению пациентов с COVID-19. Буквально неделю назад в РФ вышла уже девятая версия, мы работаем по восьмой. Эта и предыдущая были созданы с учетом опыта российских коллег.

— Абдухаким Муминович, расскажите, какие виды господдержки появились в Узбекистане в связи с пандемией?

— Правительство провело очень большую работу по организованной выдаче гражданам так называемых COVID-пакетов с четырьмя-пятью видами лекарств. Было сформировано более двух миллионов таких пакетов, их раздали "контактникам", бессимптомным носителям вируса и учителям всех школ. Работа в этом направлении продолжается. Мы опытным путем выяснили, что у людей, которые принимали те же витамины и оказались в контакте с инфекцией, переносят заболевание если не без симптомов, то по крайней мере не так тяжело, как могли бы.

— Пресс-служба Министерства инновационного развития сообщила, что в республике начались испытания китайской вакцины. Означает ли это, что Узбекистан настроен на приобретение этого препарата?

— По всему миру над созданием вакцины работает более ста компаний, около 20-ти уже провели первую-вторую фазы испытаний и начинают третью. На нас вышли две китайские компании (Anhui Zhifei Longcom Biopharmaceutical и Sinopharm Group. — Прим. ред.), а также Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ), при поддержке которого была создана вакцина "Спутник V".

Одна из китайских компаний (Anhui Zhifei Longcom Biopharmaceutical. — Прим. ред.) предложила на безвозмездной основе предоставить шесть тысяч доз вакцины для проведения третьей фазы клинических испытаний. Это предложение было принято, пробы препарата сейчас проходят необходимые исследования в Государственном центре при Агентстве развития фармацевтической отрасли республики. Затем начнутся испытания с участием граждан разного пола, возраста и так далее.

Что касается российской вакцины: сейчас ведутся переговоры с РФПИ, мы запросили у них хотя бы 500 доз для проведения третьей фазы клинических испытаний. Если ответ будет положительный, то процесс пойдет дальше. Если не в этом году, то, надеюсь, в первом квартале следующего реально будет начать клинические испытания, после чего будет принято решение относительно приобретения.

Мы открыты для переговоров и по другим российским вакцинам от COVID-19.

— Как Вы считаете, когда мир сможет заговорить о победе над этой инфекцией и пандемией?

— Думаю, ни один уважающий себя человек не возьмется конкретно ответить на этот вопрос. Пандемии такого масштаба не было последние лет 30-40. Учитывая прогнозы, мнения ученых и представителей ВОЗ, думаю, до конца 2021 года процесс пойдет на убыль — с началом массовой вакцинации.

Тема:
Ситуация с коронавирусом в Узбекистане (1024)
Теги:
Министерство здравоохранения Республики Узбекистан, Абдухаким Хаджибаев, пандемия, коронавирус, Узбекистан



Главные темы

Орбита Sputnik