Общество

Нешелковый путь из Москвы в Бухару: базар, вокзал, Россия

© Sputnik / Антон КурилкинЛюди на рынке в Бухаре
Люди на рынке в Бухаре - Sputnik Узбекистан
Долгое, но интересное путешествие в Узбекистан подходит к завершению, правда, совсем не так и не в том месте, где предполагалось ранее. Подробности — в заключительном материале проекта "Нешелковый путь"

Специальная алхимия и абрикосовые косточки

Отдельный пункт туристической программы — посещение базара. На Востоке это не просто рынок, а целый культурный феномен, уникальный и неповторимый. В Бухару я отправлялся со списком заказов от друзей: кто-то просил привезти приправ, кто-то — чая или сухофруктов.

© Sputnik / Антон КурилкинЛюди на автобусной остановки рядом с рынком в Бухаре
Люди на автобусной остановки рядом с рынком в Бухаре - Sputnik Узбекистан
Люди на автобусной остановки рядом с рынком в Бухаре

На базар стоит идти как минимум за приправами: покупка специй здесь не просто бездушный обмен денег на товар, а целый ритуал.

Секреты восточного базара: как научиться торговаться - Sputnik Узбекистан
Инфографика
Как торговаться на базаре
Особенность любого восточного базара — это возможность поторговаться. Причем не только с целью сэкономить, но и чтобы получить удовольствие от самого этого процесса. Ты не просто пытаешься сбить цену на понравившийся товар, но вступаешь в диалог с продавцом. Это простое душевное общение дорогого стоит.

Продавец сначала расспросит, зачем нужны приправы, в каком виде, что можно смешать — и прямо при вас приготовит нужную смесь, понемногу набирая ярких порошков из тазиков и размельчая в ступе орехи и засушенные цветы растений.

Со стороны это похоже на обряды средневековых алхимиков, но на выходе вместо философского камня получается соблазнительно пахнущий порошок, с которым еда становится невероятно вкусной.

Отдельная история — покупка сухофруктов. Чего только нет на прилавках: курага нескольких видов и вкусов, инжир, изюм всех возможных цветов и размеров, орехи, смеси — и перед покупкой надо обязательно все попробовать, чтобы не ошибиться с выбором и не прогадать с ценой.

Но главное и самое необычное лакомство — соленые абрикосовые косточки — продаются отдельно и за ними нужно идти специально. Конечно, торговый ряд, где на прилавках стоят одинаковые мешки с коричневыми непонятными орехами, не так радуют и восхищают, тут гораздо важнее внутреннее содержание, чем внешний вид.

Как показал мой опыт, именно абрикосовые косточки произвели на моих друзей одинаковый эффект: сначала люди пробуют, потом пытаются понять что же это такое вкусное, а потом долго расспрашивают, где купить, как готовить и удивляются тому, что это простая соленая косточка, которые в России обычно выкидывают в урну.

Меняй валюту, не отходя от кассы

Закупив все необходимое, не без сожаления покидаю городской базар — еще надо успеть купить обратный билет, который я не рискнул брать заранее из-за непредсказуемой дороги.

© Sputnik / Антон КурилкинСувенирные тарелки в Бухаре
Сувенирные тарелки в Бухаре - Sputnik Узбекистан
Сувенирные тарелки в Бухаре

Где, как и сколько можно снять наличных в Ташкенте - Sputnik Узбекистан
Инфографика
Где можно снять наличные в Ташкенте
И тут меня ждет еще одна местная особенность — уличные менялы. Перед авиакассами ходят мужчины средних лет с пачками сумов в руках и предлагают выгодно купить валюту. Заметить обмен со стороны сложно — операция занимает несколько секунд, а видно лишь как один человек передает пачку сумов другому. Чтобы не попасть в поле зрения местных стражей порядка, и валютчики, и их клиенты довольно быстро расходятся, пряча деньги в сумку. Разница с официальным курсом значительная, так что от желающих нет отбоя.

Опознать менял можно по пачке тысячных купюр — сидя на улице, они не прячут денег. На базаре валютчиков разглядеть сложнее — из-за большего объема денег они ходят не с пачками в руках, а с черными целлофановыми пакетиками, набитыми дензнаками.

Несмотря на не самый высокий сезон, из Бухары билетов нет — с трудом удается попасть на рейс из Самарканда на следующее утро. Планы неожиданно корректируются — бегу собирать вещи, чтобы успеть добраться до аэропорта — а это без малого еще 300 километров пути.

Меня опять выручает Баходир, которому на неделе нужно было по делам в Самарканд, но ради меня он сдвигает свою поездку, и в ту же ночь мы отправляемся в путь.

Перед долгой дорогой успеваем заехать в проверенную чайхану в кишлаке под Бухарой. Ужин в деревне сильно отличается от городских вечерних трапез: ни плова, ни шурпы там не предлагают — вместо этого в меню фирменный шашлык и чай. Люди все друг друга знают, так что чайхана эта не столько заведение общепита, сколько некий культурный центр, место притяжения жителей кишлака по вечерам.

Чайхана в городе Чуст (Наманганская область) - Sputnik Узбекистан
Общество
Наливай, чайханщик, чаю: как в Узбекистане отметили День чая
Свободных мест ни внутри, ни за выставленными на улице столами нет, но мальчишка-официант ловко достает из подсобки стол и организует нам ужин. Долго рассиживаться времени нет и, быстро поев, мы выезжаем дальше.

У шлагбаума перед трассой нас останавливает милиционер, местный участковый, которого выставили в усиление. Проверив наши документы, он несколько минут по-узбекски о чем-то говорит с Баходиром. После этого, посмеявшись, пропускает нас.

"Спрашивал, откуда тебя такого занесло, — рассказывает Баходир, садясь за руль. — А когда узнал, что ты наш гость, наказал, чтобы как следует тебя проводил и не позорил Узбекистан".

Под звездой Улугбека

В Самарканд приезжаем глубокой ночью. До отлета еще несколько часов, поэтому есть время отдохнуть. Останавливаемся недалеко от обсерватории Улугбека, на очень бойком месте, которое местные называют просто — Улугбек.

На этом пятачке жизнь кипит всегда, даже в столь поздний час: работают магазинчики, мужчины сидят на бетонной ограде и играют в нарды (все четыре часа, что мы стояли на парковке, они не отрывались от своего занятия). Зазывалы громко объявляют отправление машин на Ташкент и Андижан, а потенциальные пассажиры спешат занять места.

C 1 июня вступил в силу запрет на работу для водителей, не имеющих российских прав - Sputnik Узбекистан
Аналитика
Мигрант-водитель, жми на тормоза: что ждет шоферов без российских прав
Подремав час в машине, выхожу размяться, и спустя минуту, присмотревшись ко мне, подходит парень и заводит разговор. Выяснив, что я турист и приехал из Москвы, Анвар рассказывает о своих рабочих буднях в Подмосковье: за несколько лет в России он успел сменить несколько специальностей: от разнорабочего и сантехника до таксиста в Балашихе. В октябре снова планирует отправиться на заработки в Первопрестольную, но пока еще сомневается.

"Ввели запрет этот с правами. Работать не дают, а права переоформить — несколько десятков тысяч. А еще за патент плати, за страховку плати, за жилье плати — и денег не остается. Тяжело, думать буду, кем работать можно", — жалуется Анвар.

Разговор внезапно прерывается — к моему собеседнику подходят несколько людей с вопросом, едет ли тот в Ташкент. Уже садясь в машину, он просит, чтобы я возвращался и обязательно зашел к нему в гости.

"Спросишь Анвара, меня тут все знают, я недалеко живу", — говорит он, уезжая.

Между тем на улице уже рассвет, а на пятачок привозят свежие и еще горячие лепешки — самый востребованный утром товар. Начинается новый день, бойкий и насыщенный, как и всегда.

"Я, конечно, вернусь…"

Вид город Самарканд - Sputnik Узбекистан
Общество
Загадки Самарканда: сможете ли вы отличить факты от городских легенд?
С первыми лучами солнца едем в аэропорт Самарканда — вид на город с дороги открывается чудесный, и очень грустно от того, что приходится уже возвращаться, а времени на прогулку по жемчужине Востока совсем нет. Столько еще осталось неизученным, неисхоженным, не попробованным на вкус. Дома, улицы, восточные базары, рядовые люди — все привлекает внимание и притягивает взгляд. Даже такая простая вещь, как ворота во дворах, здесь можно изучать часами — все они разные, с удивительными рисунками, ковкой и цветами.

Не менее красив утром и сам аэропорт — утопающее в зелени стеклянное здание. Привычной толчеи вокруг него нет, а внутри все организовано на высшем уровне. Даже посадка в самолет, превращающаяся обычно в хаос, проходит быстро и без лишней суматохи.

Неожиданным оказывается таможенный досмотр: если на въезде в страну мои вещи не досматривали, то при отлете сотрудник проверил все: рюкзак, пролистал книгу, развязал один из пакетиков с приправами и даже пересчитал деньги в кошельке, проверив все кармашки. Даже если не делал ничего противозаконного и не везешь ничего запрещенного, процедура все равно действует на нервы. Но порядок есть порядок.

Личный досмотр тоже проводится тщательно: после рентгеновского сканера вещей, рамки металлоискателя и прощупывания одежды просят показать всю технику и включить ее — специалист должен убедиться, что она действующая, а не используется в качестве контейнера для контрабанды.

Так что туристам, оказавшимся в этом чудесном городе, нужно быть готовыми к подобным процедурам. В них нет ничего страшного и очень много времени они не занимают, но с непривычки кому-то может быть некомфортно. Однако безопасность превыше всего.

Наконец, все препоны и контроль позади, и я уже сижу в светлом и просторном зале отлета. Из нескольких магазинчиков работает только буфет, в котором усталый официант наливает пассажирам кофе и чай. Зато кофе в нем хороший, а цены — как в городе, без диких аэропортовских наценок. Это приятно удивило.
На посадку к лайнеру идем прямо по взлетной полосе под взглядами людей в военной форме.

Точно по расписанию самолет отрывается от гостеприимной узбекской земли и уносит меня обратно в Москву. Под голубым небом проплывают голубые купола мечетей и медресе древнего города, а в памяти отпечатывается яркий образ сказочной страны, куда непременно хочется вернуться.

Подписывайтесь на канал Sputnik Узбекистан в Telegram, чтобы быть в курсе последних событий, происходящих в стране и мире.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский