Колумнисты

Прививка в пользу Рокфеллера, или Всемирный заговор ВОЗ

© Sputnik / Игорь Зарембо / Перейти в фотобанкВакцинация
Вакцинация - Sputnik Узбекистан
Подписаться на
Колумнист Sputnik Казахстан попыталась разобраться, делать или нет прививку от гриппа

"Грипп каждый раз видоизменяется. Какой смысл делать прививку? Или есть польза?" — этим вопросом задаются многие мои знакомые.

Вопрос по существу. Вирус постоянно мутирует. Никто, даже микробиологи, не знают, каким он будет в этом году. А фармацевты, производители прививочного сырья — тут как тут. Они все просчитывают наперед. Маркетинг хорошо поставлен: продажи вакцин уже распланированы и идут полным ходом.

По опыту друзей знаю, что большинство из них не мыслят себя в осенне-зимнюю пору без прививок. Они рассказывают чудесные истории о том, как им помогают эти уколы, о том, что не болеют в опасный период, и даже если болеют, то как будто бы играючи.

Но у меня есть собственный опыт, часть из которого — так уж получилось — я приобрела неопытным путем. Это мое открытие!

Впрочем, на то, чтобы понять это, мне понадобилось несколько лет — а как же, на любое псевдонаучное — я ж не ученый, а журналист — открытие, потребовалось несколько лет.

Пластырь, разработанный южнокорейскими учеными - Sputnik Узбекистан
В мире
Разработан биоразлагаемый пластырь от гриппа
Редакция газеты, в которой я тогда работала, когда только появились новомодные антигриппозные прививки, закупила это чудо-средство и обязала всех сотрудников пройти вакцинацию. Чтобы, знаете ли, не падала производительность, и сотрудники не уходили на больничный, когда вся страна — просто в лежку.

Все привились, а я — нет. Увильнула нечаянно, уж не помню, как. Когда разбушевался грипп, полредакции слегло. Я работала. Меня эта напасть каким-то чудесным образом миновала.

А на следующий год привилась, за компанию. Весь слякотный период показался адом — я еще никогда не болела так, как той зимой. Температурила несколько дней, а потом вирус возвращался вновь и вновь.

Может быть, это было совпадение, а, может быть, что-то другое. Но я решила не прививаться больше.

В последующие годы мы с детьми открыли для себя Алаколь, наслаждались летним отдыхом, замечательным озером, воды которого нам казались божественными. И что вы думаете? В опасный сезон мы практически не болели.

Заведующий приемным отделением 3-й детской больницы Дмитрий Чесновдля родителей - доверять врачу. Чеснов убежден, что лечение ребенка - командная работа, где родители, доктор и медсестра - в одной сборной - Sputnik Узбекистан
Чеснов: вакцина не гарантирует отсутствие гриппозного состояния
Ездили на озеро за исцелением несколько лет подряд, а одно лето пропустили — не получилось выбраться. И грипп прицепился. Но перенесли легко, безо всяких последствий.

Я уже тогда начала понимать, что дело вовсе не в прививках. Это была определенная закономерность: неделя на Алаколе — вирус пройдет мимо.

Впрочем, я собиралась писать не о своей эврике. По случаю вспомнила Раису Аманджолову. 17 миллионам казахстанцев и 7,55 миллиардам землян это имя ни о чем не скажет. Но ведь найдется сотня-другая казахстанских врачей, кто знал ее и учился у нее, и несколько тысяч казахстанцев, имевших провидение судьбы соприкоснуться с этим врачом, а, вернее, Врачом с большой буквы, кто благодарен ей за рождение, спасение, возрождение…

Скорее всего, это был конец 90-х прошлого столетия, точную дату не назову — интернет-версий газет тогда еще не было, чтобы сейчас кликнуть, но статью, наверное, можно отыскать в Пушкинке — спрашивайте "Караван" за те годы.

Я брала интервью у Раисы Садыковны в ее небольшой квартире на улице Шевченко в Алматы — выйдя на остановке на Фурманова, нашла ее сразу. На самом деле квартира была огромная, с высокими потолками, но вся она была заставлена толстенными книгами и живыми цветами, и потому казалось, что в этом пространстве совершенно нет места для хозяина.

Азамат Хибба - Sputnik Узбекистан
Педиатр: до 1 сентября ребенку необходимо сделать все прививки
Так вот, обстановка и ощущение в квартире Раисы Аманджоловой очень соответствовали моему редакционному заданию. В номер нужен был скандал.
На пороге меня встретила сухая, но довольно высокая женщина, в каких-то немодных черных очках, слегка неряшливая, как это водится с женщинами преклонного возраста — они же себе ничего нового не покупают, только донашивают — слегка странноватая, но в то же время с отточенными фразами, полными неведомого для меня смысла.

Она была абсолютно убеждена в том, что говорит, она, создавалось впечатление, готова хоть сейчас взойти на Голгофу — ради спасения человечества.
Моя память прекрасно сохранила эти чеканные фразы и формулировки: "Надо прекратить вакцинирование населения", "Вакцинация — это всемирный заговор", "ВОЗ слишком погрязла в фармацевтических сговорах", "Никому в ВОЗ правда не нужна".

Я смотрела на Раису Садыковну и мне казалось, что она немного сошла с ума: в век прогресса ратовать за естественный отбор — разве не дикость? Наверное, точно так же ее, профессора, доктора медицинских наук, автора многочисленных публикаций в научных журналах, воспринимали ее коллеги в последние годы ее жизни.

Но вот теперь, когда прошло два десятилетия и даже больше, когда Раисы Садыковны уже нет в живых, когда новый вид поголовного, вне зависимости от возраста и потребности, вакцинирования вошел в нашу жизнь — вакцины от гриппа не могли присниться ей в самом страшном сне, — все понемногу становится на свои места…

В 2001 году я поехала в Швецию на один из семинаров для журналистов и там мы подробно изучали журналистские расследования. Одна тема оказалась чрезвычайно скандальной. Оказалось, пока мы, представители развивающихся стран, расследуем факты коррупции и небрежного отношения к природе, заняты чисто местечковыми проблемами, наши западные коллеги увлечены всякими фармацевтическими заговорами против человечества.

Много позже я стала делегатом международного слета расследователей в Киеве, и опять всплыла тема происков фармацевтических гигантов и их глобальных экспериментов над людьми. Мировые фармацевтические концерны, захватившие лидерство в производстве всевозможных вакцин, в том числе от свиного гриппа, биотехнологические компании США — все были замешаны и заинтересованы в распространении мифов о новой угрозе для человечества.

В качестве холодного душа могут служить те факты, что в эту преступную схему были втянуты не только миллиардеры вроде Дэвида Рокфеллера, но и медиа-магнаты Руперт Мердок, Мортон Цукерман и Томас Глаусер. Одни создают новую идею о смертельной угрозе, другие ее качественно отрабатывают в виде рекламных кампаний на страницах своих изданий и телеэфире. Чего стоит только тот факт, что американские СМИ начали пропаганду об опасности распространения H1N1 еще до его фактического появления. И это лишь штрих, не целостная картина.

Прибылями, получаемыми от производства и продажи новых антивирусных препаратов, можно заткнуть рот даже самым рьяным и совестливым журналистам, которые работают в самых процветающих медиа-империях. Точно также действует схема и в отношении влиятельных правоохранителей — похоже, и все прокуроры куплены. А голос тех, кто готов сегодня говорить об этой проблеме — глобального одурачивания населения планеты — вовсе не слышен — ну нет у них такого глобального влияния…

Сложно было бы вообразить, что Дэвид Рокфеллер, скончавшийся 20 марта 2017 года в возрасте 98 лет, на смертном одре раскроет всю суть глобальной и самой гнусной античеловеческой аферы. Как вы себе это представляете? Человек, всю жизнь посвятивший зарабатыванию капитала любым, даже неправедным, путем и, видимо, не мысливший себя иначе, чем удачный, всемогущий, влиятельный, etc, не мог же сказать, что он — обычный шулер, интриган и проходимец.

В общем, выводы делайте сами. Почитайте многочисленные расследования фармацевтических заговоров, коими наполнен интернет, чтобы понять, какая по-настоящему опасность угрожает человечеству…

Позиция автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на канал Sputnik Узбекистан в Telegram, чтобы быть в курсе последних событий, происходящих в стране и мире.

 

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала