Вид на праздничный салют в честь Дня Победы на Поклонной горе с башни Око в Москва-сити - Sputnik Узбекистан, 1920
День Победы
9 мая известен в истории как День Победы. В 2022 году Великой Победе исполнилось 77 лет.

"Дом был забит мертвыми" — воспоминания о фашистской блокаде

© Sputnik / Зафар ХалиловБлокадница Светлана Петровна Мальцева
Блокадница Светлана Петровна Мальцева - Sputnik Узбекистан, 1920, 06.05.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Накануне Дня Победы Sputnik Узбекистан продолжает публиковать воспоминания свидетелей Великой Отечественной войны.
Светлана Петровна Мальцева родилась в 1938 году в Кронштадте. Тогда он был секретным, военным городом. С началом войны ее, четырехлетнюю, оторвали от матери и вывезли на Большую землю, чтобы спасти. Как сложилась судьба ребенка войны – в нашей истории.

Спасайте детей как можете

Сразу после объявления войны из Кронштадта вывезли всех детей. Им здесь находиться не полагалось – город мощной стеной оберегал Ленинград от натиска фашистской армии. Родители четырехлетней Светланы беспрекословно подчинялись приказам и потому спокойно отправили дочь с остальными детьми. Сами же остались в городе — им нужно было работать. Они не знали, что уже через два месяца вокруг Ленинграда сомкнется вражеское кольцо.
"По радио объявили: cпасайте детей как можете. Из Кронштадта началась массовая эвакуация. Мама ринулась было за мной, но ее остановила соседка. Тогда начали хозяйничать мародеры, хотя город охраняли военные. Соседка Нюра, испугавшись, что обворуют квартиру, уговорила маму, что сама поедет разыскивать детей. Тем более там был и ее сын, Юра, тоже 4 лет", — вспоминает Светлана Мальцева.
Мама Светланы, крестьянка, безграмотная женщина, поверила бойкой подруге и осталась ждать. Нюра отправилась на поиски детей.

Большой подвиг маленькой женщины

Нюры не было месяца два. Мать Светланы думала, что та погибла. Позже Нюра рассказывала маме нашей героини, как ей пришлось продираться сквозь бесконечные бомбежки, прятаться, где придется. Однако ей удалось найти Юру и Свету. Где именно, Светлана Петровна не помнит: все, что запечатлелось в памяти из рассказов, – как их везли куда-то в леса.
"Детей охраняли нянечки, молодые комсомолки. И мы с Юрой были среди них – больные, в болячках, одетые в лохмотья. Нюра забрала нас", — рассказывает блокадница. — Это такой подвиг! Как она прорвалась через линию огня, не знаю. Мама не любила рассказывать. Я все потихоньку из нее вытягивала".
По крупицам собирая воспоминания мамы, Светлана все же услышала страшные факты о блокаде.
"Мама вспоминала, когда наступила весна, жителей в нашем доме осталось мало. Они не пережили первую блокадную зиму. Все нижние этажи дома были забиты мертвыми", — рассказывает Светлана Мальцева.

"Мама!"

Мама Светланы ждала соседку. Понимала, что та может не вернуться, но верила в лучшее. Однажды вышла проверить квартиру Нюры и обнаружила открытую дверь. Испугалась, что мародеры и хулиганы проникли в дом, приоткрыла дверь, заглянула внутрь, а там — соседка и дети.
Мать Светланы прислонилась к стене, что-то задела, и Нюра с детьми обернулась на шум. "Мама!" — голос маленькой Светы сорвался на крик…
Светлана Мальцева вспоминает, как мама после этого забрала ее и начала лечить. В Кронштадте еще оставались медики, и детей поставили на ноги.
"Но садики и ясли не работали, детей не принимали, и нас оставляли дома одних. Повезло, что работа мамы была близко. Потом она стала брать меня с собой и прятать в подсобке", — делится Светлана Мальцева.
Однажды девочка выбралась из подсобки и вышла в сад. Там ее увидел кто-то из начальства и спросил, чья она дочь. Ответили, что рабочей Худяковой.
"Вызвали маму, начальник пристально посмотрел на нее и сказал: "За вот эти мои слова меня могут расстрелять на месте. Вы не верьте никому, эта война надолго. Вы спасете ребенка, если уедете. Вы обязаны это сделать ради него", — продолжает со слов матери свой рассказ блокадница.

Эшелон идет в тайгу

Мать Светланы не хотела уезжать, но послушалась. Опустевший город они покидали с последним эшелоном, с семьями военных — единственными, кто остался в Кронштадте.
"Когда нас погрузили на баржу и мы отплыли, чтобы добраться до пункта назначения, и дальше уже – по железной дороге под Новосибирск, нас заметили немцы. И налетели, как вороны, начали бомбить. Но нам удалось уцелеть", — рассказывает Светлана Мальцева.
Поезд ехал до места назначения почти два месяца. Вагоны были забиты людьми. Блокадница вспоминает, что их кормили на станциях, но иногда поезд мог застрять где-то на несколько дней, и люди страдали от сильного голода. Но все же Светлана с матерью выжили.
"Мы приехали на станцию Тогучин в 100 километрах от Новосибирска. Там нас встретили и приютили сибиряки. Эвакуированные помогали им как могли: хлопотали по хозяйству, работали в колхозах. Потом им нашли квартиры. Мама устроилась работать пожарным, а затем на склад к железнодорожникам. Там мы прожили четыре с половиной года. Там я пошла в первый класс", — вспоминает Светлана Мальцева.

Мы попали в рай

Светлана Мальцева плохо помнит своего отца — лишь то, что он был моряком.
"Отца призвали в армию в августе 1942 года. Один раз он прислал письмо: "Одели в морскую береговую форму. На рассвете идем в бой. Буду жив – напишу". И больше ни одной весточки от него не было", — рассказывает Светлана Мальцева.
В 1946 году маму Светланы нашел ее брат. До войны он с женой и детьми жил в Узбекистане, строил Маргиланскую шелковую фабрику, потом Текстилькомбинат. С началом ВОВ ушел на фронт, а после вернулся в Узбекистан.
"Дядя уговорил маму перебраться туда, где теплее. И мама после долгих раздумий согласилась. Мы приехали сюда в 1947 году. И попали в рай – солнце, много фруктов. Сначала я ходила в школу для девочек, а позже уже мы учились вместе с мальчиками. Тетя заплетала мне косички, как у девочек-узбечек", — тепло улыбается Светлана Мальцева.
В Узбекистане она живет и по сей день, окруженная детьми и внуками.
Читайте также:
Рожденный в плену: история одного узбекистанца — видео
Лента новостей
0