Колумнисты

"День независимости" России обрел новый смысл

© Sputnik / Sergey Pivovarov / Перейти в фотобанк50-метровый государственный флаг России в честь празднования Дня России в Ростове-на-Дону
50-метровый государственный флаг России в честь празднования Дня России в Ростове-на-Дону - Sputnik Узбекистан, 1920, 12.06.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Еще десять лет назад отмечаемый сегодня День России большинство наших граждан называло Днем независимости.
Официально никогда такого названия не было, но изначально он был "Днем принятия Декларации о государственном суверенитете России". Да, той самой декларации, которая была принята еще в 1990-м и стала одним из бездумных шагов к развалу СССР, то есть большой России.
Отмечать подобный "праздник" начали уже через полгода после гибели Союза — и как раз под неофициальным названием "День независимости". Независимости от кого, недоумевали практически незаконные в те годы патриоты (ведь сам этот термин, особенно в сочетании с определением "русский", был тогда, по сути, приравнен к "фашист" и считался экстремистским) — от собственной истории, территорий и народа?
И хотя уже в конце 90-х 12 июня предложили называть Днем России (официально он был переименован в 2002-м), память о "независимости" еще долго жила в наших гражданах. Только к 2011 году, как показывают опросы, число тех, кто говорит о Дне России, превысило количество помнящих "День независимости".
Но сейчас изначальное название вновь становится актуальным, в фокусе те самые слова о суверенитете. Суверенитет, то есть по-русски самодержавие — самостоятельность, возможность самим определять правила и уклад жизни на своей земле. Это не просто независимость государства, тем более если речь идет о России, то есть всего лишь о части большой, исторической России, — это самостоятельность русской цивилизации, русского мира, русского народа. Самодостаточность, если говорить еще жестче, но не в смысле закрытости от мира или зазнайства, а в смысле опоры прежде всего на собственные силы, собственное, самостоятельное мышление и мировоззрение. Это фундамент нашего существования — и народа, и государства как формы его организации. Никакой альтернативы суверенитету у нас нет — цветущая сложность нашей цивилизации такова, что без приоритета самостоятельности нам не только не дадут восстановить свое единство, нас просто разорвут на куски.
Поэтому неудивительно, что на днях на встрече с молодыми предпринимателями, инженерами и учеными, участниками открывающегося Петербургского международного экономического форума, Владимир Путин заговорил именно о суверенитете. И вовсе не только о технологическом.
Для того чтобы в стремительно меняющемся мире претендовать на лидерство — не глобальное, но, как заметил Путин, "хоть в чем-то", — суверенитет остается непременным условием. Причем он не бывает промежуточным: "или страна является суверенной, или колонией, как бы колонии ни называть".
Смертельная угроза для США возникла на их заднем дворе
Понятно, кого Путин имел в виду, хотя он и оговорился, что не хочет приводить примеры, чтобы никого не обижать, отметив, что, "если страна либо группа стран не в состоянии принимать суверенных решений, это уже в известной степени колония". Речь шла о Европейском союзе — одной из двух (наряду с англосаксонскими державами) составляющих Запада. То есть силе, которая менее века назад была не просто мировым лидером — европейские державы были хозяевами огромных колониальных империй. Да и все человечество в целом (за исключением СССР) существовало по законам западного проекта, но потом европейские страны оказались ограниченными в своем суверенитете, попав в зависимость от англосаксонского проекта. Одновременно атлантический век (в реальности — полтысячелетия) уходит, уступая веку тихоокеанскому, центр тяжести смещается из Европы в Азию — и шансы сохранить свое влияние есть только у действительно суверенных государств:
"А колония исторических перспектив все-таки не имеет, как и шансов выжить в такой жесткой геополитической борьбе".
Это касается не только ЕС, но и России. Такая страна не может существовать в виде полусуверенного государства, то есть того, во что она превратилась в 1991-м, — и после 24 февраля это должно было стать понятным уже всем.
Путин дал свое определение главных составляющих суверенитета:
"Это военно-политический суверенитет, и здесь, безусловно, важно быть в состоянии принимать суверенные решения в сфере внутренней и внешней политики, обеспечить безопасность.
Второе — это экономический суверенитет: развиваться так, чтобы по базовым направлениям развития не зависеть ни от кого в критических технологиях, в том, что обеспечивает жизнеспособность общества и государства.
В современном мире чрезвычайно важен технологический суверенитет и, конечно, общественный суверенитет. Что я имею в виду? Это способность общества консолидироваться для решения общенациональных задач, это уважение к своей истории, своей культуре, своему языку, народам, которые проживают на единой территории. Вот эта консолидация общества — одно из ключевых, базовых условий развития. Нет этой консолидации — и все будет рассыпаться".
То есть Путин выделяет три главных элемента: военно-политический, экономико-технологический и общественный. Все они сложносоставные и все глубоко взаимосвязаны. Поэтому президент специально оговорился, что "можно поменять их порядок и начать с последнего и потом с любой точки":
"Потому что одно не существует без другого. Как добиться внешней безопасности, скажем, не имея технологических возможностей, технологического суверенитета? Невозможно. <...> То же самое в экономике в целом. Если экономика будет хромать, чихать и кашлять, тогда все. Тогда какая консолидация общества? А если не будет консолидации, то вообще ничего не будет".
Если в необходимости военно-политического и экономико-технологического суверенитета в обществе в целом нет сомнений — все понимают, что без них невозможно, — то с осознанием важности того, что Путин назвал общественным суверенитетом, консолидацией общества, у нас есть огромные проблемы.
Нам долгие годы навязывали тезис "консолидация бывает только в тоталитарных обществах", "национальное единство — это синоним единомыслия". Нет ничего более опасного для нашей цивилизации, чем поверить в эти самоубийственные для нас установки, потому что они специально внедрялись для того, чтобы оправдать работу по атомизации общества, по разрушению традиции, по демонтажу ценностей. Культура, образование, идеология — все это превратилось в якобы рыночные услуги и пиар (как в случае с идеологией). Нет никаких общих ценностей — есть сообщество потребителей, разделенное на различные меньшинства, к каждому из которых грамотные маркетологи найдут свой подход. Подобный подход убивал саму основу "общественного суверенитета", отрицая народ, воспитанный на национальных традициях и ценностях, осознающий себя единым целым и чувствующий свою связь с предками и ответственность перед ними и потомками.
Макрон собрался в Киев: за эскалацию кризиса заплатят французы
Поэтому так важно то, что снова и снова подчеркивает Путин, когда напоминает о суверенитете:
"Вы знаете, я когда-то с патриархом говорил, мы обсуждали вопросы образования, и вдруг он мне говорит: образование — это очень важно, ключевая вещь, но без воспитания у вас вообще ничего не получится, потому что можно человека научить чему-то, а как он воспользуется плодами своих знаний, вот в чем вопрос. Это чрезвычайно важные вещи: наука, образование, воспитание, здравоохранение, потому что без этого не решаются демографические вопросы и так далее. А культура? Если мы не будем опираться на базовые ценности национальных культур народов России, у нас и не будет никакой консолидации общества. Консолидации не будет — все развалится вообще. А то, что нам приходится как бы защищать себя, бороться за это, — это очевидные вещи".
Говоря о защите, Путин напомнил, что многие у нас часто забывают или просто не знают, — Россия всегда была на "острие событий", ее всегда стремились сдержать, наказать или сокрушить. Но Россия все выдерживала:
"Да, были эпохи в истории нашей страны, когда приходилось отступать, но только для того, чтобы, собравшись с силами, идти вперед, сосредоточиться и идти вперед. <...>
Судя по всему, на нашу долю тоже выпало возвращать и укреплять. И если мы будем исходить из того, что вот эти базовые ценности составляют основу нашего существования, мы, безусловно, преуспеем в решении задач, которые перед нами стоят".
При этом главной нашей задачей Путин назвал демографию: "У нас должно быть больше людей, и они должны быть здоровые". Здоровые, кстати, не только физически, но и морально, и духовно. Потому что только такие смогут оценить ту привилегию, что досталась им от предков, — национальный суверенитет.
И защищать его, и сохранить, и укрепить — потому что он не абстрактная вещь, а то, что обеспечивает будущее нашего народа. Великое будущее.
Читайте также:
Спецоперация ВС России: участь "легионеров" предопределена
Лента новостей
0