21:12 24 Июня 2019
Прямой эфир
  • RUB132.57
  • EUR9566.00
  • USD8535.74
Маргарита Ивановна

Хлеб в кулаке и рыдания над супом: археолог из Ташкента об ужасах блокады

Sputnik
Общество
Получить короткую ссылку
1565150

Известный археолог и педагог Маргарита Филанович, которая родилась в Ленинграде, выжила в блокаду и через несколько лет поселилась в Ташкенте, поделилась со Sputnik воспоминаниями о военных годах и впечатлениями от жизни в Узбекистане.

ТАШКЕНТ, 29 янв - Sputnik, Марина Чернышова-Мельник. В честь празднования 75-й годовщины полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады в Санкт-Петербург приезжали несколько десятков ветеранов Великой Отечественной войны, Узбекистан представляла известный археолог и педагог Маргарита Филанович.

Осознанная жизнь началась с блокады

Маргарита Филанович родилась в 1937 году и первые годы жизни провела в старинном доме на Петроградской стороне.

"Мы жили на первом этаже, под квартирой расположен подвал. Во время блокады его превратили в бомбоубежище. Рядом была школа, в которой разместили госпиталь для раненых. Оконца подвала как раз выходили во двор, на эту школу. В стене сделали большую дыру, и как только по радиотарелке передавали сигнал тревоги, люди бежали из госпиталя в наш подвал – прятаться от взрывов", – вспоминает Маргарита Ивановна.

Дома в этой части города построены вплотную друг к другу. Многие были уничтожены бомбами, и во время войны на месте красивых зданий зияли пустыри. Семья Филанович однажды тоже чуть не пострадала: в их квартире взорвались стекла из-за падения бомбы на дом напротив. Девочку и ее бабушку откинуло через всю комнату в коридор, но они выжили. Выстоял и дом со спасительным подвалом на улице Большая Зеленина. Спустя годы Маргарита Ивановна несколько раз приходила к родному порогу.

Впервые маленькая Рита увидела немца летом 1941 года. Войска еще только шли к Москве и Ленинграду, у местных жителей были смутные сведения о грядущей блокаде. Детей старались вывезти в окрестные деревни, чтобы переждали. Мама Маргариты организовала поездку для дочери, своей подруги и ее детей. Чтобы попасть в автобус, перевозивший снаряды, пришлось отдать шоферу золотые часы. Взрослые женщины отправились в статусе воспитателей.

"Этот день я помню, как сегодня. Светило яркое солнце, вокруг зеленые луга. Мы любовались красотой из окна, такое безмятежье! Вдруг навстречу летит самолет со свастикой. Он сделал маневр прямо над нами. Я увидела лицо летчика – в шлеме и с яркой улыбкой. Он палил. Мы все выбежали и легли на землю. Мама прикрывала меня и говорила, чтобы не двигалась. А ее подруга в панике начала метаться с детьми по полю, видимо, думала где-то укрыться. Еще несколько раз самолет промчался над нами на уровне 2-3 метров. Потом мама призвала подругу притвориться с детьми мертвой. Та послушалась, и вскоре враг улетел. Страшно, что человек с таким азартом стрелял по беззащитным людям. Шофера он не трогал – ему было интересно попасть в живую мишень. Я потом часто вспоминала этого немца и думала: зачем? У него ведь на родине, скорее всего, осталась мама, а может, еще и сестра, жена, дети… Неужели убийство (как он думал) наших маленьких семей принесло что-то хорошее этому человеку?", – говорит Маргарита Ивановна.

Накануне блокады, начавшейся 8 сентября 1941 года, ее маму эвакуировали в Сибирь вместе с сотрудниками завода, а папа еще в июне ушел на фронт. Маргарита осталась в Ленинграде вместе с бабушкой, дедушкой и прабабушкой. Она вспоминает, что на человека выдавали ломтик хлеба весом 120 граммов, а обессиленные люди в мороз стояли в очередях и затем держали руки над весами, чтобы никто не отобрал заветную еду. Как-то девочка видела: один парень выхватил чужой хлеб, побежал на улицу, а его догнали и избили. Зимой воду набирали в прорубях в Неве. Стоял дикий холод, улицы были усеяны мертвыми телами. Люди несли на рынок драгоценности и последнюю одежду, чтобы обменять ее на дополнительную еду.

Малышку устроили в детский сад, там всех кормили супом и хлебом, еще давали вкусные леденцы. Рита все время старалась принести часть своего пайка домой, чтобы покормить близких.

"Я прятала хлеб в карман куртки и весь день сдерживала желание съесть его. Немного кусала, и ломтик превращался в скомканный шарик. Один мальчик заметил мои манипуляции и решил отобрать хлеб. Подошел ко мне, я тут же зажала еду в кулак. Чтобы рука распустилась, он начал резать мои пальцы стеклом. Пошла кровь, но хлеб я сберегла и донесла до дома", – вспоминает блокадница.

Сегодня Маргарита Ивановна считает, что памятники надо ставить не только погибшим на войне, но и выжившим. Чтобы бороться за жизнь в тех страшных условиях, нужна была сила воли. Сдаться и умереть было проще, смерть многим казалась избавлением. Поэтому нужен мемориал тем, кто выдержал страдания и научился жить дальше.

Но семье Маргариты Ивановны удавалось сохранять оптимизм.

"Бабушка и дедушка изначально верили, что не возьмут немцы Ленинград. Они много работали, собирали на крышах жилых домов зажигалки, которые кидали в пролетавшие самолеты. Много зданий спасли от пожаров, вовремя затушив источник огня. А какое было счастье весной 1942 года, когда после долгого перерыва по улицам поехал трамвай!", – рассказывает наша героиня.

Но прорыв блокадного кольца в 1944 году женщина не увидела.

Дороги по бескрайней родине

Семью Филанович эвакуировали летом 1942 года на катере через Ладогу. Многие суда утонули на Дороге жизни, а Маргарита, ее бабушки и дедушка выжили. Преодолев Ладожское озеро, они направились в Сибирь, где жила мама. Ехали в теплушках – в вагонах, в которых перевозили коров. Было много пересадок, попутных автобусов и тележек, часть лесов преодолевали пешком. По дороге они заходили в пункты обогрева – там людей кормили и давали отдохнуть. Как только добрались до Новосибирска, девочка увидела маму. Семья, измученная голодом, сытно поела, и после этого старшие попали в госпиталь.

"Нельзя есть много сразу после систематического голода. Надо понемножку, чтобы организм приучился к еде. Я-то была маленькая и кушала больше благодаря детскому садику. А бабушка с дедушкой подвергли организм стрессу, их еле спасли", – вспоминает блокадница.

Она прожила с семьей в Сибири полтора года и с теплотой вспоминает этот регион: снег зимой, цветочные поля летом, тайгу, которая благоухала в любое время года. Маргарита Ивановна до сих считает, что природа Сибири – самая красивая из всех мест, где ей довелось побывать.

В начале 1944 года вся семья уехала в Беларусь: дедушку-инженера отправили восстанавливать суконную фабрику в Гомеле. У него в подчиненных были пленные немцы. Наша героиня вспоминает, как они часто говорили: "Мы солдаты, просто исполняли приказ и не хотели воевать". Бабушка, получившая дореволюционное образование, знала пять языков, в том числе немецкий. Она много общалась с этими пленными, вела пропагандистские беседы на их родном языке. В Гомеле Маргарита пошла в школу, ее мама устроилась работать в библиотеку. Победу семья Филанович встретила в Беларуси.

Первое спокойное время они еще провели там, а в 1948 году уехали в Ташкент. Сначала планировали вернуться в Новосибирск. Мать Маргариты еще во время войны встретила и полюбила местного жителя. Женщина с новым мужем пошла на вокзал за билетами и прямо там передумала: решили ехать в Узбекистан – к теплу и фруктам.

"У нас там не было друзей и родственников, вообще никаких знакомых. Никто из нашей семьи не бывал в той республике. Это было просто сиюминутное желание мамы, эмоциональный порыв. Она пришла домой с купленными билетами, и они определили общую судьбу", – рассказывает героиня.

Сначала в Ташкент отправились ее мама с отчимом, разведать. Постепенно они там обосновались, нашли работу. Через год к ним присоединилась вся семья. Папа Маргариты погиб на фронте, и в родном Ленинграде их уже никто не ждал.

Как Узбекистан стал второй родиной

После войны в Узбекистане жило много людей из разных уголков СССР. В том числе те, кого эвакуировали из блокадных городов. Заводы и другие объекты промышленности не возвращались назад, и люди, потерявшие семьи на фронте, так и остались работать на новом месте. Все в стране знали русский язык. Поэтому начать новую жизнь в Ташкенте не составило труда. Тем более что Филановичи были вместе.

Юная Маргарита закончила среднюю школу и в 1954 году поступила на исторический факультет Среднеазиатского государственного университета. Там действовала единственная в регионе кафедра археологии, которой руководил легендарный узбекский археолог Михаил Массон. Он стал для девушки научным наставником.

"Мне была интересна история Среднеазиатского региона, эта древняя земля, раритеты, памятники. Такой богатый край, столько зданий и вещей создано из глины. Более двух тысячелетий назад на территории горного Узбекистана существовала Бактрийско-Маргианская цивилизация. Я изучала археологию с научной точки зрения, потом работала "в полях", защитила диссертацию, преподавала", – говорит Маргарита Ивановна.

Начиная с 1960-х годов Филанович участвовала во многих археологических экспедициях. Она изучала историю древнего города Мерва и соседних поселений, которые существовали на территории современного Ташкента (Канка, Афросиаб). Затем возглавляла экспедиции. Во время раскопок ученые нашли много старинных памятников, предметов искусства, посуды и украшений.

В 1966 году, когда в Ташкенте случилось землетрясение, Маргарита Ивановна и ее коллеги в экстренном порядке проводили раскопки. Они нашли и спасли много памятников прошлого. Затем был археологический мониторинг городских новостроек, где ученые раскопали много ценностей. В процессе исследований наша героиня нашла доказательства того, что столица Узбекистана на два века старше, чем все думали. В 2009 году она возглавила делегацию в Париж, на конференцию ЮНЕСКО, сделала подробный доклад и презентацию об истории Ташкента. Находки ученых официально признали, и вскоре, согласно указу президента страны, состоялись празднества по случаю 2200-летнего юбилея столицы.

"Ленинград – моя родина, а Ташкент – вторая родина. Я люблю этот город, местных жителей, атмосферу. Узбекистан принял меня, и основную часть жизни я живу здесь счастливо", – говорит блокадница.

Много лет она посвятила науке, участвовала в конференциях, читала лекции в различных вузах, публиковала статьи и монографии, вела авторские циклы теле- и радиопередач, а также была консультантом исторических фильмов.

Мороз, как в блокаду

Особое событие в жизни Филанович – визит в родной Ленинград. Летом 1959 года, вскоре после окончания университета, Маргарита Ивановна приехала на родину с мамой – впервые как гостья.

"Мы вышли из здания Московского вокзала, сели в столовой, купили суп и зарыдали. Потом ехали по городу, вспоминали места прогулок и, конечно же, дом на Петроградской. Мама еще потом приезжала сюда в 1966 году, переждать землетрясение. Но как все успокоилось – вернулась. Все-таки Ташкент уже был основным домом. Я еще несколько раз навещала Ленинград, много гуляла здесь. Правда, только в теплое время года. А сейчас зимой впервые. В последний раз помню здесь такие холода в блокаду", – говорит пожилая дама.

Забота о памяти

Маргарита Ивановна рассказала мне о других блокадниках, уроженцах Ленинграда, которые живут в Ташкенте.

"Они уже лежачие, не могут далеко ездить. С ними поддерживает связь местный Российский центр науки и культуры. Он организует общие встречи во время празднования 9 Мая. Во всех постсоветских республиках есть такие культурные центры. Вообще в Узбекистане для участников войны много делается: льготы, денежные премии в памятные даты, продуктовые наборы каждый месяц, в октябре накануне зимы дарят комплекты одежды", - говорит она.

Сама Маргарита Ивановна до сих пор работает. Она преподает в Институте археологии Академии наук Узбекистана и в Институте истории при Национальном университете Узбекистана имени Мирзо Улугбека. Продолжает исследования, публикует статьи и выступает на научных мероприятиях. Сразу по возвращении в Узбекистан она немного отдохнет, а уже на следующий день в 15 часов проведет лекцию для своих студентов. 




Главные темы

Орбита Sputnik