Экономика

Рассчитать по-новому: что может дать Узбекистану новый валютный инструмент ЕАЭС

© Sputnik / Нина Зотина / Перейти в фотобанкДиректора Института Дальнего Востока Российской академии наук (РАН), профессор Алексей Маслов во время брифинга в Международном мультимедийном пресс-центре МИА "Россия сегодня"
Директора Института Дальнего Востока Российской академии наук (РАН), профессор Алексей Маслов во время брифинга в Международном мультимедийном пресс-центре МИА Россия сегодня - Sputnik Узбекистан, 1920, 31.03.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Для Узбекистана выгоден валютный инструмент, привязанный не к конкретной валюте, а к продовольственному ресурсу, считают эксперт Алексей Маслов.
ТАШКЕНТ, 31 мар — Sputnik/Данара Курманова, Анна Черкасова. Перспектива выхода из долларовой зависимости с каждым днем приобретает все более реальные черты. Президент России Владимир Путин объявил 23 марта о переходе на рубли в расчетах за поставки газа в "недружественные страны", а сегодня стало известно, что Россия намерена отказаться от расчетов в долларах и с другими государствами, например, с Индией. Как сообщила 31 марта газета Economic Times, страны завершили работу над альтернативной платформой транзакций.
Данная платформа станет заменой SWIFT (международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей), то есть позволит беспрепятственно передавать документы по сделкам в рупиях и рублях. О долларе не идет и речи. Отказ от доллара рассматривают и в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) – как считает директор Института экономических стратегий РАН Александр Агеев, государства-члены объединения могут создать собственный валютный инструмент.
Как Узбекистану стоит выстраивать торговое партнерство с соседними странами в данных условиях и коснется ли республики переход на новый валютный инструмент в расчетах с ЕАЭС, разбирались корреспонденты Sputnik.

Почему нельзя перейти с доллара на юань

Существующая сегодня система расчетов привязана к доллару или евро. Что это значит, в интервью агентству Sputnik Узбекистан объясняет директор Института стран Азии и Африки МГУ, профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Алексей Маслов.
"То есть любой платеж, который идет из России в Китай (например. – Sputnik), идет через американские банки. Даже если торговля идет между Китаем и Таджикистаном или Таджикистаном и Россией, все равно есть некий посредник, который отслеживает все платежи и пересчитывает в долларах", — говорит он.
Песков: схема расчета за российский газ в рублях готова >>>
В связи с этим внешний товарооборот государств обычно исчисляется тоже в долларах. Однако сейчас Россия и другие страны ЕАЭС пришли к выводу, что рассчитываться можно напрямую, без участия банков-посредников – и это особенно логично, учитывая, что союз сотрудничает с таким крупным игроком, как Китай.
Казалось бы, можно перейти с расчетов в долларах на расчеты в юанях, однако здесь возникают две проблемы. Первая – юань не пускают в область трансграничных платежей. Доля юаня в ней составляет 2,5-4%, отмечает Алексей Маслов.
"А во-вторых, чем юань лучше доллара? Были привязаны к доллару, теперь будем к юаню. Будем точно так же зависимы", — говорит эксперт и добавляет, что в связи со всеми вышеперечисленными факторами страны стали задумываться о новом средстве платежей.

Вернуться к истинному смыслу денег

"Когда мы говорим о деньгах, мы забываем, что деньги теоретически должны быть привязаны к чему-то. Раньше они были привязаны к объему золота, — продолжает Алексей Маслов. – Однако данное правило стало нарушаться: золота в банках меньше, чем те объемы кредитов, которые они дают. Это нормально, пока мир живет спокойно".
В кризисных ситуациях же выясняется: денежная масса не обеспечивается товарной массой. Потому Китай и ЕАЭС, по мнению Маслова, пытаются вернуться к изначальному смыслу денег и расчетов, когда деньгам соответствуют определенные товарные объемы.
"Первый самый простой вариант – объем сырья, и тогда мы не будем говорить, что российские нефть и газ недооценены, — рассуждает эксперт. – Действительно, с одной стороны ими пользуется половина мира, а с другой – рубль падает относительно доллара. Так не должно быть".

Узбекистан и новый экономический смысл

Второй вариант соответствия, по мнению Алексея Маслова, — это объем продовольственной корзины. Иными словами, валютный инструмент ЕАЭС может быть привязан не к какой-то валюте, а к продовольственному ресурсу. Подобный формат выгоден и России, и странам Центральной Азии, считает Маслов.
"Эти страны производят объем агропромышленных товаров. И тогда многие страны, казалось бы, недоразвитые в экономическом плане, обретают новый экономический смысл", — говорит он.
В частности, если речь идет об Узбекистане: республика успешно производит сельхозпродукцию. Поэтому для Узбекистана было бы выгодно использовать ее как средство измерения экономической мощи, полагает эксперт.
При этом никакой новой валюты, скорее всего, не будет. "Наверняка будет введена виртуальная расчетная единица, привязанная не к нацвалюте, а к объему сырьевых средств", — говорит Маслов.

Кто перейдет на новые расчеты?

Предполагаемый валютный инструмент можно в перспективе использовать по всему миру, однако внедрять его стоит аккуратно, говорит Алексей Маслов. Дело в том, что долларовая система на данный момент действует устойчиво, активы многих государств исчисляются именно в долларах.
Поначалу новая система будет альтернативной и начнет действовать в рамках ЕАЭС, а затем ее перенесут на ШОС, считает Маслов. По крайней мере, уже очевидно, что Индия заинтересована в подобных системах расчетов.
Сделки, проводимые в обход доллара и кассовых центров, расположенных в США, как минимум ускоряют расчеты, подчеркивает Алексей Маслов. "Плюс вы не несете потери во время транзакций (из-за конвертации. – Sputnik)", — заключил он.
Читайте также:
Глобализация отменяется. Запад теряет основу своего могущества
Лента новостей
0