Колумнисты

Почему исламский мир не удастся вовлечь в "крестовый поход" против России

© ГТРК БашкортостанЗаседание группы "Россия — Исламский мир"
Заседание группы Россия — Исламский мир - Sputnik Узбекистан, 1920, 03.05.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
По мере того как Украина все больше становится полем битвы между Россией и Западом, внимание фокусируется на позиции незападной части мира.
Англосаксы по традиции пытаются представить происходящее как сражение добра со злом, то есть глобальной коалиции демократий против варварской и авторитарной России, угрожающей не Украине, а всему миру, — предлагая остальным странам определиться, с кем они, и встать на "правильную сторону истории", пишет наш колумнист РИА Новости.
В этой связи особое внимание уделяется Китаю и Индии — странам-цивилизациям с почти трехмиллиардным населением, огромными экономиками и глобальным влиянием. С тем, что Китай выбрал сторону России (то есть не собирается присоединяться к санкциям и будет всячески, хоть и аккуратно, обходить их), Запад практически смирился — и уже вовсю грозит Пекину последствиями и санкциями, не останавливаясь даже перед тем, насколько самоубийственной может стать полноценная экономическая война с Поднебесной.
В отношении же Индии игра продолжается, несмотря на то, что Дели ясно дал понять: там будут руководствоваться только собственными национальными интересами. А они, как показала вся новейшая история страны, подразумевают тесные связи с Россией, от которых индийцы тем более не собираются отказываться в тот момент, когда перестройка всего миропорядка ускоряется, приближая завершение эпохи господства Запада в мире.
Но, кроме Китая и Индии, есть еще ведь и третья, не менее значимая сила, чье мнение чрезвычайно важно и очень показательно для понимания того, куда дует ветер истории. И ей в публичном информационном пространстве уделяется меньше внимания, что несправедливо.
Речь об исламском мире. Не о всех почти двух миллиардах мусульман, а о тех 57 странах, которые можно назвать исламскими. Все они входят в Организацию исламских государств, и их общее население составляет 1,5 миллиарда. Да, исламский мир политически не един, и даже его ядро — арабский мир — расколото на множество государств, но он, несомненно, потенциально является одним из важнейших центров будущего многополярного мира (наряду с Западом — единым или разделенным на США и Европу, Китаем, Индией, Россией, Юго-Восточной Азией и Латинской Америкой). И сейчас именно позиция исламского мира, как и позиции Китая и Индии, подтверждает, что процесс демонтажа западной гегемонии принял необратимый характер.
То, что ключевые страны исламского мира не поддерживают попытку Запада изолировать Россию, стало ясно уже в первые же дни после 24 февраля — и не столько даже голосованием в ООН (где большинство из них воздержались), сколько конкретными действиями. Саудовская Аравия и Турция, Эмираты и Индонезия, Египет и Пакистан, Иран и Алжир — все эти ключевые исламские страны заняли более чем взвешенную позицию, отказавшись присоединиться к давлению на Россию. В нынешней ситуации их формальный нейтралитет является, по сути, пророссийским — и именно так воспринимается на Западе. Многочисленные попытки убедить мусульман изменить свою позицию ни к чему не привели — и потому, что англосаксы уже не имеют инструментов давления на исламский мир, и потому, что мусульмане объективно оценивают меняющуюся расстановку сил в мире, а самое главное — исламские страны уже могут позволить себе большую самостоятельность.
Показательно, что Штаты хотели добиться максимально широкого иностранного участия в прошедшей на минувшей неделе на базе Рамштайн конференции по поддержке Украины, то есть создать большую антироссийскую военную коалицию. Понятно, что не на поле боя, а через военные поставки и финансовую помощь на перевооружение украинской армии. Причем от незападных участников США нужны даже не оружие или деньги — крайне важен именно сам факт участия, то есть создание массовости и демонстрация поддержки западных усилий.
И что в итоге? Из 42 участников 29 представляли НАТО (в том числе и Турция, тут ей уже некуда деваться), были собирающиеся вступить в альянс Швеция и Финляндия, англосаксонские Австралия и Новая Зеландия, зависимые от США в военном плане Япония и Южная Корея. Кто же были остальные семь стран? Грузия не стала участвовать (она и к санкциям не присоединилась), Израиль не поехал (не хочет рубить отношения с Россией), зато были Кения и Либерия в качестве представителей Африки. И четыре арабские страны — как символ того, что исламский мир с Западом. Но кто приехал и почему?
Катар, Марокко, Иордания и Тунис. Тут все очень индивидуально и далеко не проукраински. Тунис очень сильно зависит от поставок украинского зерна и не хочет, чтобы рост цен, особенно на фоне очередного внутриполитического обострения, привел к новой "арабской весне" (которая в январе 2011-го началась именно с него).
Из Марокко вообще в конце марта был отозван украинский посол — за то, что не смог добиться ни жесткого осуждения России, ни обещаний помощи. Но сейчас у Марокко очередная фаза обострения отношений с соседним Алжиром (традиционно близким к России), и Рабату нужно демонстрировать наличие тесных отношений не только с Европой, но и с США.
Иорданский король Абдалла уже очень давно не только поддерживает хорошие отношения с Путиным (которым не помешала даже наша сирийская операция), но и ведет постоянную игру с Западом.
"Сафари на русских" оборачивается плачевно для его участников >>>
Катар, чьи отношения с Россией десять лет назад переживали кризис, в последние годы выправил ситуацию — и министр иностранных дел приезжал в Москву к Лаврову уже после начала спецоперации на Украине. Да, Катар пожертвовал пять миллиардов долларов на помощь беженцам с Украины, но ни о каких санкциях против России нет и речи. Кроме того, королевство в ближайшие годы нарастит поставки сжиженного газа в Европу, чтобы заместить предстоящий отказ от российского газа, но и тут действительно никакой политики, чистый бизнес (не говоря уже о том, что эти объемы все равно несопоставимы с российскими).
То есть все четыре исламских участника конференции в Рамштайне могут быть названы в той или иной степени американскими союзниками, но не могут считаться участниками антироссийской и проукраинской коалиции. Потому что, в отличие от той же Европы или Японии с Австралией, они не собираются платить своими отношениями с Россией за поддержку американской линии и — максимум — готовы просто продемонстрировать солидарность с Украиной, чтобы сделать приятное Вашингтону.
Но при этом участие этих четырех арабских стран все равно вызвало критику в исламском мире: зачем демонстрировать солидарность с американцами? С теми, кто без всякого повода разворотил Ближний Восток — чего стоит одно только вторжение в Ирак — и теперь лицемерно обвиняет Россию в "неспровоцированной агрессии"?
Репутация США на Ближнем Востоке в частности и в исламском мире в целом давно уже крайне негативная. Но если раньше Штаты были непопулярны в первую очередь среди "арабской улицы" и исламских масс (в первую очередь из-за поддержки Израиля), то в последние два десятилетия к этому добавились еще два фактора.
Последствия оккупации Ирака и Афганистана, участие в разгроме Ливии и военное присутствие в Сирии — то есть Штаты выступили как классический оккупант и колонизатор, что уравняло их с англичанами и французами, которым янки раньше себя противопоставляли. Для рядовых мусульман Штаты стали агрессором, еще и несущим "нетрадиционные", то есть антиисламские ценности. И если раньше англосаксы пугали мусульман "страшными безбожниками из СССР", которые придут к ним с севера, то теперь исламский мир увидел, кто есть кто.
А для исламских элит, для правящего класса, очень показательной стала поддержка американцами "арабской весны" — со всей их непоследовательностью и шараханьем. Сначала Штаты отвернулись от египетского Мубарака, поддержав антисистемных "Братьев-мусульман"*, а потом не выполнили своего обещания разобраться с Асадом. То есть арабские правители увидели, что Штаты способны одновременно и предавать, и не держать слово, и подставлять, — это и стало последней каплей в чашу недоверия к слабеющему гегемону.
Поэтому все последние годы в том же арабском мире Штаты могли разыгрывать только антииранскую карту, пугая арабов "шиитской дугой" и "аятоллами с атомной бомбой". Но и тут никакой широкой коалиции выстроить не удалось, да и сам Вашингтон метался от заключения ядерной сделки с Тегераном до выхода из нее.
А Россия и Китай все это время работали с исламским миром — по-разному, но достаточно эффективно. Наши позиции сильно укрепила сирийская операция (последовательность и верность союзникам особенно оценили те, кто до этого ставил на американцев, например саудиты). Китай продолжал укреплять свои экономические связи и продвигать инфраструктурные проекты, несмотря на все попытки англосаксов раскрутить общеисламскую волну по поводу "геноцида мусульман в Синьцзяне".
В итоге к 2022 году исламская умма уже имела довольно четкое представление об идущих в мире процессах. Восток набирает силу, Запад сдает позиции — и, сам будучи частью Востока, мир ислама не имел повода колебаться после 24 февраля. Как бы на него ни давили те, кто считает себя "лидерами свободного мира", для мусульман именно они, а не Россия, и есть настоящие империалисты и захватчики, реальная угроза их миру и ценностям.
Да и с "крестовыми походами" Запад ведь шел не только против мусульман, но и на православных — и об этом помнят не только в России, но и в исламском мире.
* — террористическая организация, запрещенная в России
Читайте также:
Запад хочет российские ресурсы бесплатно
Лента новостей
0