20:08 15 Ноября 2019
Прямой эфир
  • RUB148.82
  • EUR10455.03
  • USD9490.77

Дефицит, неурожай или спекуляция: почему в Узбекистане дорожает хлеб

© Sputnik / Алексей Бушкин
Колумнисты
Получить короткую ссылку
628860

Востоковед Дмитрий Верхотуров рассуждает для Sputnik Узбекистан о причинах роста цен на хлеб в республике.

Рост цен на хлеб всегда чувствителен для общества. Вздорожание же хлеба в Узбекистане оказалось весьма значительным. В ноябре 2019-го цены за 600-граммовую буханку хлеба составили 1,6-1,7 тысячи сумов, тогда как в октябре она стоила около 1,4 тысячи сумов, а раньше — и того меньше, около 1,1 тысячи сумов. То есть цена на товар поднялась примерно в 1,5 раза. При среднедушевом потреблении 231 кг хлеба в год (или 385 буханок), годовые расходы на хлеб раньше составляли 423,5 тысячи сумов, а теперь — 616 тысяч сумов, или в среднем 51,3 тысячи сумов в месяц.

Как следствие, ощутимо поднялась стоимость потребительской корзины. Так в чем же причины такого роста цен?

Рост цен как следствие дефицита?

Проще всего приписать рост цен либерализации рынка муки, введенной с 15 октября 2019 года (а печеный хлеб разрешили продавать по свободным ценам еще с 15 сентября 2019-го). Однако вряд ли причины только в этом.

Либерализация торговли — всего лишь разрешение торговать по нерегулируемым ценам, причем введенная под давлением узбекских производителей пшеницы, которые, по существу, поставили правительству ультиматум. Как объясняет директор внебюджетного Пенсионного фонда при Министерстве финансов Узбекистана Бахром Ашрафханов, Совет фермеров прямо заявил в обращении правительству от 2 октября 2019 года: или будет отменено ограничение цен, или они перестанут сеять пшеницу — ибо это нерентабельно.

© Sputnik / Михаил Воскресенский
Причина невыгодности в том, что мукомольные предприятия, покупавшие зерно по рыночной цене, продавали его по твердой цене в 1,4 тысячи сумов за килограмм. При стоимости зерна для производства тонны муки в 1,9 миллиона сумов мукомолы выручали 1,4 миллиона сумов и несли убыток в 500 сумов на каждый килограмм муки. Это данные начальника Управления финансов агропромышленного комплекса и финансирования защиты окружающей среды Министерства финансов Узбекистана Тулкина Мирзаева. И это при льготах на НДС, которые действуют до 2020 года!

Мукомолы накопили за январь-сентябрь 2019-го 500 миллиардов сумов долга перед фермерами, чем поставили их в тяжелое положение.

Однако не спешите с выводами. Вздорожание хлеба обычно является следствием его недостатка на рынке. Потребности в хлебе более или менее постоянные. За этот ежедневно необходимый, но дефицитный продукт потребители готовы платить больше, и потому продавцы поднимают цены, будучи уверенными в том, что сумеют его сбыть. Снижение цен на хлеб на нерегулируемом рынке происходит в результате насыщения, когда продавцы вынуждены продавать печеный хлеб со скидкой, лишь бы его продать, ибо буханка долго на прилавке лежать не может.

Следующий вопрос — как в Узбекистане возник дефицит хлеба?

Неурожай 2019 года

Узбекистан вообще потребляет хлеба больше, чем производит. Поскольку узбекские данные о хлебном балансе не публикуются, для оценки можно использовать информацию Министерства сельского хозяйства США. Они не вполне точны и получены расчетным способом, но зато отражают баланс производства и потребления.

В 2018-2019 году Узбекистан произвел 6 млн тонн пшеницы, импортировал 3,2 миллиона тонн и имел переходящие запасы в размере 2,6 миллиона тонн. Всего: 11,8 миллиона тонн. Расход составил 9,7 миллиона тонн (в том числе продовольственное потребление — 7,6 миллиона тонн), экспорт — 200 тысяч тонн и запасы на конец года (то есть на сентябрь 2019-го) — 1,9 миллиона тонн. Расход — 11,8 миллиона тонн, то есть баланс сходится.

Без импорта зерна Узбекистан не может покрыть свои потребности, но в целом ситуация не выглядит угрожающей. Республика легко может решить проблему закупкой зерна в Казахстане и России, а также есть резерв за счет некоторого сокращения запасов.

С 2015-2016 года производство пшеницы в стране сократилось на 1,2 миллиона тонн, а импорт вырос на 500 тысяч тонн. Это, видимо, связано с ростом населения на 1,6 миллиона человек и сокращением урожайности.

Урожай 2019-го в Казахстане — основном поставщике пшеницы в Узбекистан — гораздо более значительный по сравнению с предыдущими годами. Если ранее Казахстан собирал около 14 миллионов тонн пшеницы, то в этом году — 9,5 миллиона тонн, из которых 5,5 миллиона тонн идут на внутренние потребности, а на рынок — лишь около 4 миллионов тонн. Сколько в 2019-м собрал Узбекистан, пока точно неизвестно. Но можно ожидать, что урожай также будет меньшим, и потребность в импорте возрастет. Только приобрести порядка 3,5-4 миллионов тонн пшеницы по экспорту будет уже труднее — придется заплатить дороже.

Правительство еще в ноябре 2018 года посулило всяческие кары (увеличение земельного налога, снижение закупочной цены, вплоть до изъятия земли) за урожай пшеницы менее 4 тонн с гектара. Опасения обоснованны: такой урожай даст примерно 5,6 миллиона тонн пшеницы, что составит 57% к общему потреблению. Но на мой взгляд, урожай 2019-го вряд ли дотянет до уровня 6 миллионов тонн, поскольку политика твердых закупочных цен на зерно и муку многие годы не позволяла фермерам вкладывать средства в повышение урожайности и вообще держала их на грани рентабельности.

Таким образом, если урожай 2019-го составит около 5,6 миллионов тонн или чуть выше, а по импорту получится закупить порядка 3 миллионов тонн зерна, то Узбекистан будет иметь 8,6 миллиона тонн поступления — и дефицит в сложившемся хлебном балансе в размере 1,1 миллиона тонн. Покрыть его можно будет лишь за счет запасов. Или же за счет покупки пшеницы за рубежом, какую бы цену там не назвали.

Этот фактор, безусловно, влияет на хлебный рынок Узбекистана, но он, скорее всего, не единственный.

Хлебная спекуляция и огромные прибыли

Можно отметить еще два интересных обстоятельства. Во-первых, в сентябре 2019 года казахстанские мукомолы жаловались на узбекских: те защищены протекционистскими мерами государства (ввоз муки обложен пошлиной в 20%) и не позволяют казахстанским производителям продавать муку в Афганистан. Они пытались добиться мер поддержки от своего правительства, но потом просто стали строить мельницы в Узбекистане. Директор карагандинского мельничного комплекса "Мутлу" Дос-Мукасан Таукебаев рассказал, что некоторые его коллеги из Карагандинской и Сырдарьинской областей уже перебежали на ту сторону Сырдарьи и неплохо там себя чувствуют.

Интересное обстоятельство на фоне сведений о задолженности узбекских мукомолов фермерам.

Другое обстоятельство, о котором рассказал Бахром Ашрафханов, в том, что при проверке обращения Совета фермеров открылась бесстыдная хлебная спекуляция. Мука, купленная по государственной цене, тут же перепродавалась с огромной наценкой. Муки по декларированной цене в 1,75 тысячи сумов за килограмм в продаже почти не было. Мешок муки весом 50 килограммов, купленный по госцене за 87,5 тысячи сумов, продавался на рынке за 110-150 тысяч сумов, то есть по 2,2-3 тысячи сумов за килограмм.

Из одного килограмма муки выходит 1,57 килограмма печеного хлеба или 2,6 буханки по 600 граммов. Соответственно, себестоимость хлеба по муке при цене 1,75 тысячи сумов составляет 673 сума, а при цене 3 тысячи сумов — 1,15 тысячи сумов за буханку. Плюс торговая наценка и накладные расходы примерно 400-450 сумов на буханку. Если хлебопекарни покупают сильно вздорожавшую муку, то неудивительно, что цена на хлеб подскочила до 1,6-1,7 тысячи сумов.

Но почему мука в перепродаже стоит так дорого? Ответ, думаю, довольно прост, хотя и неприличен. Мука, вероятнее всего, перепродается в Афганистан, в котором цены на хлеб выросли очень сильно. Пакистан тоже собрал низкий урожай пшеницы и запретил в июне 2019 года экспорт зерна и муки совсем. В начале октября 2019-го запрет был частично снят, но пакистанские мукомолы могут вывозить только дорогую, высококачественную муку. В Афганистане лепешка в 50 граммов теперь стоит 2,46 афгани, то есть стоимость 600-граммовой буханки составляет, в пересчете на узбекскую валюту, 3,4 тысячи сумов.

Можно подсчитать, что мука в Афганистане стоит уже порядка 7,9 тысячи сумов за килограмм — в 2,6 раза дороже, чем на рынке в Узбекистане!

Иными словами, на перепродаже муки можно сделать очень хорошие деньги. Если спекулянт купил узбекскую муку по цене 1,75 тысячи сумов за килограмм и продал в Афганистан грузовик в 20 тонн, то он мог сделать на этом порядка 122 миллионов сумов прибыли. При такой конъюнктуре цен оптовые продавцы муки сделают все, чтобы зачистить узбекский рынок и сбыть все, что только можно, в Афганистан. Поэтому, я думаю, резкий рост цен вызван не только низким урожаем пшеницы, но и теневым экспортом.

Видимо, он был всегда. Приведенные в начале статьи данные по среднедушевому потреблению пшеницы в Узбекистане получаются в итоге арифметического деления объема зерна на численность населения. И получается очень высокий показатель. Например, в России душевое потребление составляет 156 килограммов в год, в Египте — 190. Разница между узбекским и египетским показателями — 41 килограмм на душу в год, или 1,3 миллиона тонн в год по стране. Это, видимо, и есть объем скрытого экспорта. При 75%-ном помоле это соответствует 975 тысячам тонн муки. Если столько муки купить в Узбекистане даже по текущим ценам на рынках и продать в Афганистан, можно сделать порядка 4,7 триллиона сумов прибыли. Если еще сжать потребление хлеба в Узбекистане дороговизной и "выдавленную" из узбекского рынка муку вывезти, то прибыль может составлять порядка 6 триллионов сумов.

Деньги делаются практически из воздуха, и за такие прибыли любые хлебные спекулянты легко "продадут душу дьяволу".

Такая ситуация мало изменится, пока рынок Узбекистана и соседних стран не будет насыщен, то есть до следующего урожая. Урожай этот, надеемся, будет хорошим.

Теги:
урожай, дефицит, Узбекистан, Экономика, хлебобулочные изделия



Главные темы

Орбита Sputnik